31 марта исполняется 140 лет со дня рождения Корнея Чуковского. Десятый год подряд Российская книжная палата ставит его на первое место как самого издаваемого автора книг для детей и почти не включает в список современных отечественных писателей. Что происходит с детской литературой в России, почему при обилии авторов о них не знают читатели, есть ли достойная замена советским гениям и стоит ли бить тревогу из-за того, что современные дети «перестали читать»? Подробности — в материале NEWS.ru.

«Детская литература держится на отличном уровне»

Детская литература в сознании современных мам и пап прочно ассоциируется с советским периодом. Каждый родитель в определённый момент сталкивается с потребностью выбора первых книжек для ребёнка. И по ряду факторов он падает на широко известные фамилии: Чуковский, Маршак, Барто, Михалков.

Не «Мойдодыром» единым. Что сегодня читают российские детиФото: Lidia Maria Veles/NEWS.ru

Согласно данным статистики Российской книжной палаты за 2021 год, самым популярным автором произведений детской литературы уже десятый год подряд остается Корней Чуковский, общий тираж произведений которого в 2021 году составил 958 тысяч экземпляров. Но по оценке критика в области детской литературы Ксении Молдавской, статистике Книжной палаты слепо верить нельзя. Она не формирует спрос, а фиксирует предложение.

Когда Книжная палата говорит, что самый издающийся писатель — Корней Чуковский, это говорит только о том, что книжная отрасль, просев во время карантина и из-за последствий текущих событий, обращается к авторам, которые всегда будут востребованы и которые объединяют поколения, — утверждает Ксения Молдавская.

Это мнение разделяет и генеральный директор издательства «РОСМЭН» Борис Кузнецов. Он утверждает, что статистика Книжной палаты не всегда точна, но и объективный учёт данных тоже отдал бы первенство Чуковскому. Потому что он создал образы-бренды, которые крепко сидят в мозгу, в мультиках, в фильмах. В разговоре с NEWS.ru Кузнецов отметил, что все родители прекрасно понимают — детство их детей должно пройти с Мухой-Цокотухой и Мойдодыром.

При этом, согласно тому же списку Книжной палаты, современные детские писатели не могут похвастать такими же высокими тиражами, как классик. Родители зачастую о них не знают и по привычке обращаются к советским авторам, а издательства не способны в должной степени популяризировать книги современных писателей. Борис Кузнецов утверждает, что детская литература не просто существует в России, а держится на отличном уровне.

Уже 13 лет я провожу конкурс «Новая детская книга» и бесконечно участвую в жюри. Поэтому понимаю, что литература есть. Хотелось бы, чтобы она быстрее выходила на серьезные тиражи, — говорит Кузнецов.

По его оценке, ещё пять лет назад современных авторов издавали маленькими тиражами. Однако недавно писательница Анастасия Орлова с книгой «Это грузовик, а это прицеп» для младшего детского возраста преодолела отметку в 30 тысяч экземпляров. А писатель Андрей Усачёв, по мнению Кузнецова, должен как минимум закрепиться в десятке самых популярных детских авторов России.

В список заслуживающих внимания современных авторов опрошенные NEWS.ru эксперты относят Юлию Симбирскую, Галину Дядину, Нину Дашевскую, Станислава Востокова, Викторию Лебедеву и Александра Турханова, Марину Бородицкую.

Не «Мойдодыром» единым. Что сегодня читают российские детиФото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Как коллаборации делают из писателей звёзд

Тем не менее, к удивлению профессионального литературного сообщества, Книжная палата зафиксировала на четвёртой строчке рейтинга самых издаваемых авторов 2021 года писательницу Арину Чунаеву. Тираж её единственной книги «В Новый год с новыми сказками» составил 750 тысяч экземпляров. Никто из маститых авторов не может сравниться с этим показателем, пришедшимся на одно издание.

Причина популярности кроется в удачном сотрудничестве. В случае с Чунаевой за тираж отвечали издательство «Лев», «Союзмультфильм» и сеть розничных магазинов.

Моя книга продавалась в сети магазинов «Магнит». Они есть по всей стране: от Калининграда до Владивостока. Поэтому у неё такие потрясающие тиражи, — подтвердила Арина Чунаева NEWS.ru.

Сама писательница давно сотрудничает с «Союзмультфильмом», пишет сценарии для анимационных сериалов «Фиксики», «Морики Дорики», «Оранжевая корова» и редактирует журналы «Простоквашино» и «Царевны». По словам Чунаевой, компания обратилась к ней как к автору, способному сохранить образы известных персонажей. Писательница не видит ничего плохого в маркетинговой стратегии и полагает, что таким образом родители могут купить красивую книгу по доступной цене. При этом у них нет необходимости специально идти в книжный магазин.

Одно дело — крупные города, как Москва, Питер, Екатеринбург, где их (книжных магазинов. — NEWS.ru) полно. А когда живёшь в небольшом городе или деревне, то там будет продуктовый магазин. В итоге счастливы дети, — говорит Чунаева.

В 2015 году с похожей ситуацией столкнулся известный российский писатель Григорий Остер. После коллаборации с «Макдоналдс» (Остер написал три небольшие книжки специально для «Хэппи мила») автор оказался на второй строчке рейтинга Книжной палаты с тиражом порядка 1,4 миллиона экземпляров.

Писатель Григорий ОстерФото: Natalya Loginova/Global Look PressПисатель Григорий Остер

Как усадить за книги поколение TikTok?

По мнению Бориса Кузнецова, за последние годы чтение стало интеллектуальным хобби для избранных. В том числе детское. Из взрослых к читающей группе можно отнести примерно 20% населения, а среди детей устойчивое чтение сохраняется примерно в 30%.

Пока партии и правительство обсуждают, как привить подросткам любовь к чтению, у них сформировался нормальный поведенческий паттерн. Если я читаю бумажную книгу — это престижно, — объясняет Кузнецов.

Более того, издатель утверждает, что во времена существования Instagram (деятельность соцсети в России запрещена) дети проверяли на «инстаграмность» обложки книг и для читающих подростков держать в руках бумажную книгу тоже престижно.

Эксперты считают, что никакой паники вокруг тезиса «современные дети не читают» разводить не надо.

Дети читают. И в том же TikTok выкладывают трейлеры книжек. Есть множество сообществ, посвящённых книгам, которые создают сами дети, — отметила Ксения Молдавская.

Градус общественного накала о «нечитающем» поколении не разделяет и писатель Денис Драгунский, сын советского писателя Виктора Драгунского, известного читателям по книге «Денискины рассказы». По его мнению, если человек хочет читать, то он будет это делать. Писатель призвал оставаться демократами в этом вопросе и добавил, что «люди сами любят рассказывать о себе в интернете. Этим многие годы занимаются и писатели, просто делают это более талантливо».

По мнению Дениса Драгунского, родителям не надо беспокоиться о том, что ребёнок охотнее проводит время в телефоне, чем за томиком Тургенева.

Дети же не тупо смотрят что-то, а разговаривают. Когда-то мы общались во дворе, а сейчас — в телефонах. Никуда не денутся ни Александр Пушкин, ни Лев Толстой. Даже если ваши дети их не читают, — утверждает Драгунский.

От специализированных конкурсов — к сарафанному радио

Но позиция «оставить все как есть» устраивает не всех. Более того, она не решает имеющиеся проблемы на рынке детской книжной литературы. Борис Кузнецов обращает внимание, что в России пока не сложилось единого рекомендательного портала для родителей с обзорами новинок, рецензиями, несмотря на десятки литературных конкурсов и грантов.

Как ни странно в детской литературе основное средство оповещения — это сарафанное радио, — говорит издатель.

Это признаёт и Денис Драгунский. Он советует родителям устраивать специальные литературные чаты, паблики, приглашать писателей в школы, открывать родительские клубы при школах. Прозаик уверен, что авторам нужна аудитория, и «они сами побегут рассказывать про книги».

Не «Мойдодыром» единым. Что сегодня читают российские детиФото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Но детская литература в России держится не только на энтузиазме. Как сообщил NEWS.ru Борис Кузнецов, на прошлой неделе Министерство культуры РФ удовлетворило просьбы книгоиздателей о начале работы по созданию главного федерального конкурса детской литературы и иллюстрации. Но важно не только то, как конкурс будет отбирать авторов, но и каким образом его станут продвигать в медиапространстве.

Чтобы сформировать доверие читателей, пройдёт не один год. Конкурс должен набрать репутацию, чтобы попавшие в шорт-лист книги считались интересным. Чтобы можно было поставить на обложку символ условной «Большой детской книги», и родители понимали — здесь не бывает плохого, — объясняет Кузнецов.

Впрочем, литературный критик и журналист Ксения Молдавская полагает, что «дополнительный сайт или ресурс — это лишняя манипуляция для распила денег». По её мнению, пропагандой детской литературы должны заниматься не только библиотечные структуры и школы, но и СМИ. Молдавская уверена, что когда детская литература перестанет быть «скандалом о трёх отцах одного литератора, когда именно литература станет постоянным новостным поводом, то и знакомство масс с современной детской книгой сдвинется с мёртвой точки».

«Мёртвые» школьные библиотеки и равнодушные учителя

Но эти сферы хранят свою порцию проблем. Несмотря на обновление библиотечных фондов, процент книг современных детских авторов оставляет желать лучшего.

В прошлом году была ассигнована колоссальная сумма в 550 миллионов рублей. В позапрошлом году — 58 млн. То есть сумма увеличилась в 10 раз. Квота выделяется на Россию, Москва в ней не участвует. Увеличивают квоту детской книги в заказе до 40%. Хочется, чтобы в ней было много современных авторов, а не только Барто, Чуковский и Носов, которые есть как в фондах, так и у родителей дома, — высказал пожелание Борис Кузнецов.

И если библиотеки в крупных городах и некоторых областях давно перестали быть «мёртвыми» структурами, то к школьным библиотекам и учителям у директора «РОСМЭН» большие претензии.

По информации издателя, школьные библиотеки много лет не комплектуются неучебными изданиями. Они «существуют не как библиотеки, а как склад учебников, который открывают два раза в год, чтобы выдать-принять, и пополняются или из случайного бюджета, или если кто из родителей принесёт».

К школьной программе по литературе Борис Кузнецов относится с большим скепсисом.

Она несовременная, устаревшая и не дающая детям, а в дальнейшем и подросткам, почувствовать современную литературу, — убеждён Кузнецов.

По его мнению, учителя тоже сейчас поставлены в ситуацию, когда их конечный KPI — это успешная сдача ЕГЭ. Эксперт с грустью отмечает, что современной литературы в школьной программе нет и, более того, «почти никто из учителей не стремится к ней».