16+
Друг Джигарханяна: «По ночам, терпя дикие боли, он звал маму»

Друг Джигарханяна: «По ночам, терпя дикие боли, он звал маму»

Друг Армена Джигарханяна Артур Согомонян рассказал неизвестные детали жизни и последних дней народного артиста СССР, которые знали только близкие люди
10:05, 14 ноября 2021
Фото: Антон Новодережкин/ТАСС
Google News

Читайте нас в Google Новости

14 ноября — ровно год со дня смерти народного артиста СССР Армена Джигарханяна. О дружбе с ним длиною более 30 лет, о Джигарханяне как личности, кумире, муже и отце в беседе с NEWS.ru рассказал театральный продюсер, бизнесмен и меценат Артур Согомонян. Согомонян находился рядом с Арменом Борисовичем до последней минуты его жизни.


Комплимент от Марка Захарова

— Когда заходит речь об Армене Борисовиче, сразу вспоминается известная эпиграмма Валентина Гафта — «Гораздо меньше на земле армян, чем фильмов, где сыграл Джигарханян»...

— При этом, заметьте, он был одинаково феноменален и в кино, и на сцене. На спектакли «Беседы с Сократом», «Театр времён Мирона Сенеки», «Разгром», «Кошка на раскалённой крыше» и многие другие в театре Маяковского, где служил Армен Борисович и играл главные роли, невозможно было достать билеты.

Спектакль «Последняя лента Крэппа» в режиссуре Крикора Азаряна в Москве шёл 14 раз, я не смог пропустить ни одного, бросал все дела и мчался в театр — в первую очередь насладиться игрой Армена Джигарханяна.

Марк Анатольевич Захаров, посмотрев спектакль, сказал: «Армен, как ты играешь здесь, за гранью даже моего понимания. Это в принципе за гранью театра». Я слышал это сам лично.

Интересно, что некоторое время после каждого спектакля Армен Борисович продолжал вести себя как Крэпп, ему требовалось час-полтора, чтобы выйти из образа. Отдельная магия и волшебство: видишь перед собой абсолютно другого человека, не Джигарханяна, он даже внешне изменялся. Вот что значит гениальный артист.

Как чиновница отказала Джигарханяну в поддержке его театра

— Вы помните, как возник театр Джигарханяна (с нового сезона — «Прогресс Сцена Джигарханяна». — NEWS.ru)?

— Армен Борисович не страдал тщеславием, собственный театр не был воплощением мечты всей его жизни. Наоборот, дополнительная нагрузка и лишняя ответственность.

Актёр и режиссёр Армен Джигархянан принимает участие в творческом вечере режиссёра Аллы СуриковойАктёр и режиссёр Армен Джигархянан принимает участие в творческом вечере режиссёра Аллы СуриковойАнтон Денисов/РИА Новости

Но дело в том, что в начале 1990-х Джигарханян набрал курс студентов во ВГИКе. И к этим детям, большинство из которых приехали учиться в Москву из разных городов — так же как он сам когда-то приехал из Еревана, — прикипел душой. Когда они учились на последнем курсе, он очень переживал за их судьбу.

Мне лично говорил: «Куда они пойдут после института? Кому нужны артисты без опыта сейчас (в 1990-е. — NEWS.ru), когда даже опытные и известные годами сидят без ролей?!»

Так у Джигарханяна родилась идея своего театра, а студенты стали первой труппой «Театра Д» — так он назывался вначале.

Я решил помочь и купил небольшое полуподвальное помещение на улице Спортивной — бывший красный уголок. Тогда, в середине 1990-х, цены на недвижимость в Москве не были столь заоблачными, как сегодня. Полуподвал мы переделали в театр. Зал был на 84 места, благодаря камерности возникало волшебное ощущение единого пространства зрителей и актёров. Именно там и выпустили «Последнюю ленту Крэппа», от которой я не мог оторваться.

— Театру сложно выживать без госфинансирования.

— Да, поэтому мы с Арменом Борисовичем пытались заручиться господдержкой. Вместе ходили по высоким кабинетам.

Вышли из очередного, где чиновница долго объясняла нам, что «государству сейчас не до искусства». Уже в коридоре он глубокомысленно изрёк: «Представляю, как сейчас эта чиновница звонит своей подруге и хвастается: „Джигарханян приходил — и я ему отказала“!»

Я расхохотался, а Армен Борисович вздохнул и признался, что занимается «настолько не своим делом — я всё-таки актёр, а тут приходится ходить и просить».

Со временем его театр всё-таки получил поддержку государства. Но Армен Борисович продолжал переживать, что «снова ночь не спал». Он говорил: «Раньше отвечал сам за себя, а теперь и за артистов, и за костюмы, за каждый гвоздь на сцене, за рекламу и, главное, за результат. Пойдёт наперекосяк — зрители так и скажут, что Джигарханян выпускает дерьмо!» Работа всегда стояла для него на первом месте, он был очень ответственным.

Народный артист СССР Армен Джигарханян в РИА Новости перед началом пресс-конференции, посвящённой новой книге Юрия Шерлинга «Парадокс», которая появится на книжных прилавках 15 маяНародный артист СССР Армен Джигарханян в РИА Новости перед началом пресс-конференции, посвящённой новой книге Юрия Шерлинга «Парадокс», которая появится на книжных прилавках 15 маяСергей Пятаков/РИА Новости

— Сотрудники театра вспоминают, что Джигарханян был строгим руководителем.

— Он любил повторять: «Лучший театр — это крепостной театр». Правда, тут же начинал смеяться и говорил, что сам быть крепостником не умеет.

О погибшей дочери, второй жене и Цымбалюк-Романовской

— Вы были знакомы с дочерью Армена Борисовича Еленой, которая погибла в 1987 году?

— Нет, не был. Но много слышал о ней от самого Армена Борисовича и от общих друзей. Рассказывали, например, такую историю: Лена училась примерно в пятом классе, и на уроке литературы задали писать сочинение на тему «Что я взяла бы собой на необитаемый остров». Елена Арменовна написала: «Папу». Это трогательно и очень показательно.

После ухода из жизни Лены самым, как мне кажется, родным существом для народного артиста СССР стал кот Фил, которого подарили друзья.

Возвращаясь домой с репетиций или гастролей, Армен Борисович первым делом бросался к Филу, приговаривая «моё солнышко, мой любимый». Кот прыгал ему на руки и обнимал всеми четырьмя лапами. Это было поразительное зрелище!

Если бы я не наблюдал собственными глазами, никогда бы не поверил, что бывает такая привязанность и нежность между животным и хозяином. Кот далеко не каждого к себе подпускал — но мне, например, позволял себя погладить. Чем я очень гордился.

Татьяна Сергеевна (Власова, вторая жена Джигарханяна. — NEWS.ru) рассказывала мне: «Стоит нам с Арменом повысить друг на друга голос, как кот становится между нами и смотрит с укоризной. Мы понимаем, что ведём себя неправильно, и чувствуем ужасную неловкость перед Филом».

Однажды, когда Армен Борисович возвращался с гастролей из США, его остановил таможенник и спросил: «Извините за бестактность, а что вы везёте в этих огромных коробках?»

«Это еда для моего кота», — ответил Джигарханян чистую правду. Таможенник вздохнул и сказал: «Хотел бы я быть вашим котом!»

Я был рядом и наблюдал, смеялся, это было вправду очень смешно.

— Что вы можете сказать о последнем браке народного артиста — с пианисткой Цымбалюк-Романовской?

— Армен Борисович стал жертвой своей славы и доброго отношения к людям, которые того не заслуживали. Когда-то при мне, поглаживая обожаемого кота Фила, Джигарханян повторял: «Вот у котов совесть есть». Жаль, что не у всех людей она присутствует.

Друг Джигарханяна: «По ночам, терпя дикие боли, он звал маму»

Последние дни Джигарханяна: как его спасали врачи

— Уже после смерти Армена Борисовича юморист Евгений Петросян заявил, что Джигарханяна в последние дни якобы все бросили и тот умирал в тяжёлых условиях. Это хотя бы отчасти правда?

— Откуда у Евгения Петросяна были такие сведения, не соответствовавшие действительности, я не знаю. Евгений Ваганович и Армен Борисович никогда не были близкими друзьями — были знакомы, но издалека. Петросян не навещал его ни дома, ни в больнице. Откуда ему было знать, как уходил Джигарханян?

После такого заявления больше всего мне было неудобно перед врачами клиники МГУ, наблюдавшими Армена Борисовича в последние два года его жизни. Главврач клиники, академик Камалов Армаис Альбертович, был близким другом Джигарханяна многие годы. Непосредственно лечащий врач — Малахов Павел Сергеевич.

Если бы не они, народного артиста не стало бы ещё в 2019-м, когда он пережил клиническую смерть и уже никого не узнавал. Павел Сергеевич смог его вытащить.

Армен Борисович вернулся в сознание, начал ходить и даже ездил в свой театр Джигарханяна, без которого не мог прожить и дня. Часто повторял: «Мне бы до 85 лет дожить, да и дальше. Честно говоря, умирать не хочется».

К сожалению, возраст обострил болезни. Отказали обе почки, приходилось подключать к искусственной. Специально для него оборудовали палату, где стояло реанимационное оборудование, телевизор, диванчик для посетителей. Постоянно дежурил кто-то из персонала, руководитель отделения реанимации всегда был на связи. Отношение было очень заботливым.

— Отметить 85-летие 3 октября 2020 года Джигарханян всё-таки успел.

— Да, он ждал дату. Театр подготовил тёплое поздравление — показали сценки из спектаклей, очень добрый документальный фильм. Праздник получился не официальным, а семейным, домашним, Армен Борисович выглядел счастливым.

Он хотел написать книгу по аналогии «Писем к Сенеке» — «Письма к Елене». Так звали не только дочь, но и его маму, которую он тоже очень любил. К сожалению, книга не сложилась по разным причинам. У меня остались голосовые записи Армена Борисовича, возможно, имеет смысл их выпустить. О Джигарханяне есть несколько книг, но ни одной, которую написал бы он сам.

Актёр, художественный руководитель Московского драматического театра под руководством Армена Джигарханяна Армен Джигарханян на концерте Три века Петербургского балетаАктёр, художественный руководитель Московского драматического театра под руководством Армена Джигарханяна Армен Джигарханян на концерте Три века Петербургского балетаЕкатерина Чеснокова/РИА Новости

— Какими были последние часы его жизни?

— Незадолго до смерти, в начале ноября прошлого года, Армен Борисович попросил меня достать из фотоальбома, который лежал в его больничной тумбочке, фото Лены-дочери.

По его просьбе я поместил фото дочери в рамку и поставил на видное место на стол. Он часами смотрел на её портрет. А по ночам, когда боли становились совсем дикими, невыносимыми, рассказывали мне ухаживавшие за ним медсёстры, он звал Лену-маму.

Продолжателем идей Армена Джигарханяна в его театре стал Сергей Газаров. И я этому рад. Он «человек Джигарханяна», сможет вести этот корабль нужным курсом. Армен Борисович ушёл, но такова жизнь. Однако он остаётся с нами на экране, в своих ролях. Яркий, харизматичный. Мы, друзья Джигарханяна, до сих пор разговариваем его фразами из фильмов. Потому что точнее не скажешь.

Yandex Zen

Самое интересное - в нашем канале Яндекс.Дзен