«Россия и Турция — две страны, которые связывает не только продолжительная история сотрудничества, но и не менее продолжительная история соперничества. Видимо, именно это обстоятельство делает отношения между двумя странами более зрелыми с высокой ставкой на реализм», — к таким выводам пришли эксперты Международного дискуссионного клуба «Валдай» после дискуссии «Новая модель отношений России и Турции в условиях кризиса международного порядка». Хотя дух войны всегда присутствует на заднем плане в отношениях Москвы и Анкары (в прошлом страны воевали более десяти раз), в современных условиях они стали образцом партнерства. Именно партнерства, а не союзничества, отмечают политологи. Турция отказалась вводить антироссийские санкции, руководствуясь тем, что «они ничего не решат», помогла разрешить продовольственную проблему в мире и подписать «продуктовую» сделку, продолжает прилагать активные миротворческие усилия в урегулировании ситуации на Украине. Но вместе с тем Анкара остается незаменимым членом НАТО на южном фланге и важным союзником США и всей Европы. Все эти обстоятельства позволили дипломатии президентов Турции и России Реджепа Тайипа Эрдогана и Владимира Путина выработать новую модель, которая стала основой двустороннего сотрудничества.

Последний острый политический кризис между Турцией и Россией произошел в 2015 году, когда был сбит российский бомбардировщик Су-24. Путин назвал это «ударом в спину», который нанесли пособники террористов, и пригрозил серьезными последствиями в дальнейшем. Так и случилось. Вскоре после инцидента МИД России порекомендовал россиянам не посещать Турцию «из-за нарастания террористической угрозы», а туроператоры временно прекратили продажу путевок в эту страну. Через некоторое время турецкая сторона принесла свои извинения и заявила о готовности сделать все возможное для восстановления традиционно дружественных отношений между Турцией и Россией.

Отношения Путина и Эрдогана создают в публичном восприятии картинку, что всё замечательно. Но когда случается какой-то кризис, картинка переворачивается. Это придаёт отношениям хрупкость, но одновременно делает их пластичными. Это значит, что от деформации отношения не ломаются даже при видимой хрупкости. В эпоху начавшейся девестернизации Турция видит в России ресурс для укрепления собственного стратегического суверенитета, а Россия видит в Турции инструмент наращивания статуса великой державы. Пока общий знаменатель сохраняется, пластичности в отношениях России и Турции будет больше, чем хрупкости, — заявил директор Института международных исследований МГИМО МИД России Максим Сучков.

Танцы с волками: эксперты восхищены отношениями России и Турции

Поэтому высоких ожиданий по поводу «союзнического» поведения Турции у российской стороны нет, отметил политолог. По его словам, «брак» между Москвой и Анкарой «по расчету» и держится он «на общих детях». Москва и Анкара находятся в постоянном поиске взаимных интересов, которых немало. Речь идет не только о торговле овощами и фруктами, но и строительстве АЭС «Аккую», поставках нефти и газа, а также развитии туризма. Турецкие политологи отметили, что эти обстоятельства помогут и дальше налаживать «особенные» двусторонние отношения. По их словам, из-за украинского кризиса популярность России в турецком обществе, может, и снижается, но интеллектуалы все равно высоко оценивают ее роль. А противоречия и проблемы с США и ЕС приводят к тому, что турки начинают понимать русских.

Турции приходится балансировать в отношениях между двумя сторонами. Анкара остаётся союзником Запада. Эрдоган был приглашен на саммит лидеров ЕС в Праге. Но при этом одновременно остаются открытыми каналы диалога с Москвой. Турция не поступит с российским народом так, как поступила Европа. Мы не будем осуждать российский народ. У нас будут открыты границы и для России, и для Украины. Анкара не будет использовать европейскую политику, которая, по моему мнению, является ошибочной, и останется равноудалённой в украинском кризисе и будет медиатором, пытаясь организовать переговоры, — отметил президент турецкого Института мировой политики Хюсейн Багджи.

Однако, как отметил турецкий политический аналитик Хасан Селим Озертем, обе стороны разочаровались в Западе. После 2017 года в Турции поменялась политическая система, в которой президент занял главное место в правительстве. Общий знаменатель в отношениях Москвы и Анкары заключается в том, что основную роль в них играют именно лидеры.

Сейчас политический диалог налажен, но институциональных структур в отношениях не хватает. Здесь сохраняется важнейшая роль двух президентов. Самая главная хрупкость взаимодействия стран в том, что она выстроены на личностях президентов, — отметил Озертем.

Такая форма представляет особую угрозу на фоне приближающихся президентских выборов в Турции в июне 2023 года. Пошатнувшееся внутриполитическое состояние в стране и сложная экономическая ситуация заставляет аналитиков говорить о вероятности смены власти в следующем году. По крайней мере, точно стоит ожидать изменения в правительстве. И оно, скорее всего, будет прозападным.

Опросы показывают, что в парламенте будут изменения. Повлияет ли это как-то на смену президента — пока неизвестно. Если будет новое правительство, оно будет более прозападным и будет с большим подозрением относиться к отношениям с Россией. Непонятно, сохранится ли эта «химия» между двумя лидерами. Путин опытный шахматист, но говорят, что и Эрдоган самый удачливый шахматист после Макиавелли. Ему удается сочетать внутреннюю политику с внешней. Если будет новый президент, не думаю что будет такое же взаимопонимание с Путиным. Однако пока рано делать прогнозы, — заявил Багджи.

Президент Турции Реджеп Тайип ЭрдоганФото: Depo Photos/Keystone Press Agency/Global Look PressПрезидент Турции Реджеп Тайип Эрдоган

Страх оказаться под санкционным давлением Запада заставляет Турцию быть крайне осторожной в отношениях с Россией. В прошлом месяце Анкаре пришлось полностью отказаться от работы с российской платежной системой «Мир» из-за угроз американского Минфина. Однако Эрдоган успокоил россиян и заявил, что Анкара обязательно разработает какие-то альтернативные варианты. Теперь говорят, что «Мир» заменят на турецкие карты Troy. NEWS.ru поинтересовался у экспертов, может ли новый механизм стать полноценной заменой, ведь Анкара все равно рискует попасть под санкции Запада просто за сотрудничество с Москвой.

Турция пошла на политические уступки перед США и ЕС. Чем больше продолжается война (спецоперации России на Украине. — NEWS.ru), тем больше Анкара находится под давлением Запада и его союзников. Может ли Troy стать альтернативой «Мира»? Может. Но это будет временной альтернативой до нового предупреждения США. Пока нам удаётся избежать санкций, — заявил Озертем.

Вспоминая конфликт между Россией и Турцией на турецко-сирийской границе, научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований ИВ РАН Григорий Лукьянов заявил, что в таких ситуациях надо найти мотив и волю договариваться. В прошлый раз Россия и Турция смогли выявить те самые красные линии и коридор возможностей, отметил эксперт.

А директор Института международных исследований МГИМО Максим Сучков выработал три принципа взаимоотношений двух стран.

  • Относиться с пониманием к вопросам безопасности Турции, имеющим принципиальное значение.
  • Обозначать красные линии и коридор возможностей для взаимодействия в кризисных моментах.
  • Пользоваться ошибками других партнёров Турции (в частности, США) и играть на контрасте.

По всей видимости, именно этими пунктами Россия и Турция будут руководствоваться и дальше.