Ограничения по ОКВЭД (Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности) сужают круг потенциальных получателей кредитов до небольшого числа тех предприятий, кто реально пострадал от падения выручки в связи с пандемией. Кроме того, и сами банки предъявляют избыточные требования к заёмщикам вроде наличия зарплатного проекта в кредитующей организации. Вот и получается, что фактически инструмент господдержки бизнеса не способен работать. Об этом заявил NEWS.ru советник генерального директора Агентства стратегических инициатив (основано правительством РФ) Александр Любосердов.


Ограничения суммы кредита размером МРОТ, подчеркнул он, позволяют получить его из расчёта только порядка 12 тысяч на сотрудника, к тому же, с этого нужно будет заплатить ещё налоги и социальные взносы.

Далее невозможность получения кредитов под заявленный 0% возникает и по той причине, что риск последующих просрочек и невозвратов колоссален (и тут компенсация «нуля» банкам государством недостаточна), да и нормативы ЦБ по кредитованию никто не отменял (требования к обеспечению и резервированию), объяснил NEWS.ru президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП) Владимир Буев.

По большому счету всё, что пока продекламировано властями, в целом на состояние сектора МСП (субъекты малого и среднего предпринимательства. — NEWS.ru) никак в плане смягчения кризиса не повлияет.

Владимир Буев

президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП)

Однако всё же по его словам, в текущей ситуации государство должно действовать оперативно: поддержать сектор может воздействие на платёжеспособный спрос населения.

NEWS.ru

А именно: так называемыми «вертолётными деньгами» — через механизм масштабного субсидирования заработных плат. Это теоретически обосновал монетарист Милтон Фридман, и к чему когда-то склонялся Бен Бернанке из Федеральной резервной системы США, но чего в истории до нынешних времён никогда не применялось, и только сейчас это появилось в Германии и США.

Напомним, что накануне президент РФ Владимир Путин предложил предоставить малому и среднему бизнесу из пострадавших от коронавируса отраслей безвозмездную финансовую помощь от государства на неотложные цели, в том числе выплату зарплат в апреле-мае.

Объём поддержки для конкретной компании будет рассчитываться с учётом общей численности её работников по состоянию на 1 апреля текущего года, исходя из суммы в 12 130 рублей на одного сотрудника в месяц. Единственное обязательное условие и требование к компании — максимальное сохранение занятости на уровне не менее 90% от штатной численности на 1 апреля, — сказал он.

Лидер РФ подчеркнул при этом, что «обращение за такой помощью должно быть простым и удобным для бизнеса с возможностью дистанционной подачи заявки без очередей и спешки».

Занятно, что попытать счастья (читай — выяснить, как обстоят дела с выдачей нулевых кредитов малому и микробизнесу) на днях решил лично глава Минэкономразвития Максим Решетников. Он позвонил в два крупнейших российских банка. В одном ему рассказали, что постановление правительства о запуске программы ещё не подписано, в другом пообещали выдать кредит только в мае. Об этом глава ведомства поведал в своём Instagram.

Мониторинг показывает, что выдачи кредитов идут медленно. Из 3,5 тысячи обращений на общую сумму 24 миллиарда рублей одобрены примерно 1,5 миллиарда. А выдано реально всего лишь 400 миллионов рублей, — признал Решетников.

На это очень скоро отреагировал премьер-министр РФ Михаил Мишустин и потребовал ввести ежедневный мониторинг выдачи банками льготных кредитов предприятиям малого и среднего бизнеса. Для напоминания: с 6 апреля компании могут взять кредит на год: в первые полгода ставка нулевая, а в следующие — 4%.

Михаил МишустинМихаил Мишустинgovernment.ru

Министр попытался, конечно, оправдать немотивированность банков тем, что процесс выдачи таких кредитов убыточный, «так как административные расходы банкам приходится брать на себя».

Однако и слова министра, и поведение банков вызывают одно недоумение. Дело в том, что государство компенсирует льготную ставку банкам, заявлял Мишустин. К слову, пока в этой программе пять банков, но готовятся к подписанию ещё 25 соглашений.

Бюрократия на страже себя

Всё бы ничего, но ещё до пандемии предприниматели сталкивались с ситуацией, когда новая законодательная норма о поддержке бизнеса вроде бы начинает действовать, но даже государственные органы не знают, как её применять. Именно поэтому у нас так часто переносятся сроки тех или иных нововведений, замечает завкафедрой предпринимательства и логистики РЭУ им. Г.В. Плеханова Дмитрий Завьялов.

Но жизнь такова, что барьеры в доступе бизнеса к льготным кредитам формируются как за счёт высокого уровня бюрократии данного процесса, так и нежелания банков принимать на себе риск, выдавая данные кредиты, поясняет аналитик.

Что касается нежелания банков выдавать кредиты пострадавшему бизнесу, то, вероятно, с целью решения данной проблемы в процесс вводится ВЭБ, который будет выступать гарантом по большинству кредитов. Можно предположить, что с гарантиями ВЭБа банки будут более активно выдавать льготные кредиты предприятиям, в том числе МСБ.

Александр Бахтин

инвестиционный стратег «БКС Премьер»

Кроме того, дело ещё и в чиновниках на местах, которые тормозят раздачу госпомощи, считает экономист из ГК «ФИНАМ» Алексей Коренев. Руководители «на местах», поставленные туда сверху, не столько радеют за состояние бизнеса на вверенной им территории, сколько переживают за своё кресло, говорит он. И в этой ситуации при возникновении любого спорного вопроса им выгоднее откладывать решение и «тянуть резину».

Кирилл Зыков/АГН «Москва»

С этим согласен и руководитель Центра региональной политики ИПЭИ РАНХиГС Владимир Климанов. Трансляция инициатив, выдвигаемых на верхних уровнях управления, по вертикали вниз в отечественной практике происходит не без сбоев. Это отмечалось и ранее, но в ситуации пандемии возникающие барьеры и сложности стали заметнее, рассуждает он.

А всё потому, что проблемы в доступе к финансовым ресурсам для малого бизнеса отмечались предпринимателями все последние годы. Высокие ставки по процентам, сложные административные процедуры, необходимость получения избыточных подтверждающих документов, наконец, несовершенство судебной системы и защиты прав собственности — всё это сдерживало оживление кредитования малого предпринимательства ранее.

Владимир Климанов

завкафедрой государственного регулирования экономики Института общественных наук при РАНХиГС

Кроме того, говорит эксперт, для органов власти не сразу стало понятно, что и сами предприниматели не очень жаждут кредитов даже с нулевой ставкой, если условием является предоставление залога на всю сумму кредита. Фактически эта мера лишь переносила сроки потенциального банкротства. Вот почему вместе с введением системы государственных гарантий по кредитам 15 апреля были введены и меры прямой финансовой поддержки бизнеса, наиболее пострадавшего в условиях кризиса.

Меры «для своих» — для аффилированных

Меры по «поддержке бизнеса», предложенные правительством и Путиным, в виде выплаты прожиточного минимума по отдельным предприятиям и отраслям из списка «пострадавших от пандемии», не могут быть эффективны. Они направлены на поддержку аффилированных бизнесов, а не всей экономики России, объяснила исполнительный директор консалтинговой компании iTeam Марина Ступакова.

Сергей Ведяшкин/АГН «Москва»

И действительно, ведь льготы распространяются только на ИП и юридические лица, у которых указанный в едином государственном реестре основной код вида деятельности попадает в объявленный список «пострадавших» отраслей. Вот почему часть фирм и компаний в РФ не сможет получить никакой помощи. Примечательно, что с данной бедой уже столкнулись детские центры, кабинеты стоматологии, гостиницы и прочие субъекты предпринимательской деятельности.

Любой лауреат Нобелевской премии скажет вам, что россиянам нужна прежде всего масштабная господдержка. Два «чёрных лебедя» прилетели к нам одновременно — пандемия и падение цен на нефть. На подходе ещё два — мировой кризис и социальная нестабильность, вызванная неспособностью властей решать проблемы, а не создавать видимость их решения.

Марина Ступакова

исполнительный директор консалтинговой компании iTeam

Сейчас наступил момент, уверена специалист, когда нужно вскрыть Фонд национального благосостояния и поддержать россиян раздачей по 10–20 тысяч рублей в месяц на каждого взрослого и ребёнка. Причём продолжать делать это следует до стабилизации ситуации по пандемии, до официальной отмены того, что власть стыдливо называет «самоизоляцией».

Поддержав людей финансово, тем самым будет оказана поддержка малому и среднему бизнесу. Через сохранение некоторого уровня потребления актуальных в данной ситуации товаров и услуг. Если власти действительно заинтересованы в решении ситуации, непонятно, почему они не реализуют эту схему, удивляется Ступакова.

Без реальных, рыночно оправданных мер поддержки бедность и недовольство будут расти, что неминуемо приведёт к социальному взрыву, — резюмировала эксперт.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен