Похоже, политика ужесточения процедуры банкротства за долги компаний реальных бенефициаров бизнеса стала приносить неплохие дивиденды. Должники стараются не объявлять себя банкротами, а погасить долги до начала процедуры, чтобы по возможности заключить мировое соглашение.


Согласно материалам Федеральной налоговой службы, из-за риска субсидиарной ответственности с января по июль должники успели выплатить свыше 20 млрд рублей, сообщают «Ведомости». При этом за период всего 2017 года в бюджет поступило свыше 35 млрд рублей от подобных должников, а в 2015 году речь шла всего лишь о 8 млрд рублей.

Кроме того, за отчётный период текущего года должники заплатили 3 млрд рублей, заключив мировые соглашения с ФНС. Всего за 2017 год таких соглашений было заключено на 4,2 млрд рублей.

Однако тут надо понимать, что такое субсидиарная ответственность для бизнеса.

Всероссийская информационная акция «Узнай о своих долгах» УФССП РоссииАГН "Москва"/Сергей Киселев

Всероссийская информационная акция «Узнай о своих долгах» УФССП России

Например, фирма ООО несёт ответственность за свои риски в бизнесе в размере своего учредительного капитала, и когда наступает момент, связанный с неплатёжеспособностью фирмы, то при субсидиарной ответственности отвечать придётся учредителям данного ООО и его руководителям.

«При банкротстве, если у фирмы недостаточно активов для погашения долгов с кредиторами, будет наложено взыскание на имущество руководителей и учредителей данной организации. Кредиторы сами назначают арбитражного управляющего, это лицо будет играть ключевую роль при банкротстве, и, конечно, не в пользу должника», — рассказал News.ru трейдер-аналитик компании «ФинИст» Денис Лисицын.

Поэтому руководство и учредители, ответственные лица за ведение бизнеса юридического лица стараются всё решить до судебного порядка. На самом деле, это правильное решение, считает Лисицын. Со стороны государства и налоговых органов всё сделано с целью прекратить мошеннические схемы с стороны бизнеса.

Мотивируем ответственностью

В ФНС подчёркивают, что развитая субсидиарная ответственность — это наиболее оптимальная мотивация к финансовому оздоровлению. Согласно данным Федресурса, во II квартале суды удовлетворили 381 подобный иск на 37,3 млрд рублей. При этом как число, так и сумма исков более чем в два раза превысили данные за аналогичный период прошлого года. При этом число поданных кредиторами заявлений о привлечении к подобной ответственности составило 1291, что тоже является рекордом. Отмечается, что в основном к ней предпринимали попытки привлечь банки.

Не секрет, что процедура банкротства зачастую использовалась собственниками и другими реальными бенефициарами для ухода от уплаты задолженностей, в том числе и по налогам.

Как пояснил эксперт Международного финансового центра Владимир Рожанковский, говоря о финансовых санкциях в отношении зарубежных счетов, «заграница нам помогла».

«Той лёгкости, с которой бенефициары некоторых предбанкротных компаний, бывало, переводили средства со счетов в иностранные офшоры, уже нет и в помине. Рублёвая финансовая система превратилась в достаточно компактное образование с чётко очерченными границами, поэтому план-перехват вводить больше нет нужды», — отметил Рожанковский.

Так что заслуга налоговиков, безусловно, присутствует, однако она не столь глобальная, как кажется с первого взгляда.

Всероссийская информационная акция «Узнай о своих долгах» УФССП РоссииАГН "Москва"/Сергей Киселев

Всероссийская информационная акция «Узнай о своих долгах» УФССП России

По мнению аналитика центра «Сэлсбери» Владимира Пейсатого, выталкивание бизнеса из «тени» продолжается с успехом, а вариант банкротства формируется таким образом, что бизнесмен остаётся с кредиторами на коротком поводке, ведь открытие нового дела и активы должны будут пойти на покрытие предыдущих долгов.

Рост онлайн-платежей, а также всё более полный контроль и надзор за банковскими структурами привели к тому, что бизнесу проще не доводить ситуацию до крайности, а попытаться найти компромисс по долгам.

«Часть бизнесменов столкнулась с проблемами при открытии нового дела после банкротства, и, наученные таким опытом, они доносят его до своих знакомых и друзей. Соцсети и личное общение привели к массовому оповещению бизнеса о нежелательности радикального решения с долгами, поэтому с каждым годом всё больше организаций используют новый подход к кредитованию и кредиторам», — сообщил Пейсатый.

При этом роста количества компаний пока нет, всё повышение по взносам в ФНС производится из имеющейся базы, поэтому можно говорить о реальном увеличении эффективности службы налоговой.

Со своей стороны валютный стратег TeleTrade Александр Егоров заявил, что в УК РФ введены специальные статьи по преднамеренному и фиктивному банкротству.

«На практике применение таких статей было затруднено в силу юридических аспектов. По всей видимости, эта ситуация и привела к необходимости ужесточения самой процедуры и привлечения реальных бенефициаров к субсидиарной ответственности по долгам предприятий», — считает Егоров.

По его мнению, цифра в 20 млрд рублей за январь–июль 2018 года добровольных погашений долгов вместо применения процедуры банкротства говорит сама за себя.

«Указанный механизм приводит к более ответственному отношению собственников предприятия к результатам его деятельности и снижению случаев неправомерного применения процедуры банкротства», — подчеркнул эксперт.


Вероятно, это размер требований в делах о банкротстве, по которым процедуру не ввели ввиду урегулирования задолженности. Я не стал бы категорично связывать рост данного показателя со страхом субсидиарной ответственности. Озвучу другую гипотезу — о росте количества компаний, которые не платят до тех пор, пока не появится заявление об их банкротстве. То есть они просто кредитуются за счёт контрагентов. При этом признака недостаточности имущества для исполнения обязательств может и не быть. Это просто недобросовестное поведение. Одновременно растёт и количество введённых процедур банкротства, а ответственность контролирующих банкрота лиц ужесточается. Но процент исполнения определений о привлечении к субсидиарной ответственности невелик.

Виктор Вяткин

генеральный директор «3В Консалтинг»