Зарегулированность банковского сектора растёт, и это вызывает опасения как участников рынка, так и экспертов: не становится ли оно главным препоном на пути развития банкинга в России. Однако следует отметить, что тенденция к усилению регулирования очевидна и в других странах, прежде всего — на европейских рынках. Подробности — в материале NEWS.ru.

Проявляется данная зарегулированность в четырёх основных моментах. Первое: огромное количество условий, связанных с информированием клиента, а также многочисленные условия заключения контрактов с ним (кредитные прежде всего). Второе: много излишне детализированной отчётности. Третье: жёсткая политика оценки рисков и вытекающие отсюда высокие требования к формированию резервов. И четвёртое, как итог первых трёх: готовность чуть что — отозвать лицензию финансового учреждения. В итоге банковская профессия превратилась в деятельность на грани криминальной, рассказал NEWS.ru эксперт компании XCritical, член банковской комиссии РСПП Ян Арт.

Причём главная составляющая этого тренда — усиление защиты потребителя финансовых услуг от рисков. Просто в России всё делают ещё более истово, чем в Европе: менять бордюры — так каждый год, усиливать регулирование — так до скрипа завинченных гаек.

Ян Арт эксперт комитета Госдумы по финрынку и компании XCritical

Маркетплейс едва ли помешает развитию банкинга, если будет тем, чем должен быть, — открытой площадкой предложений банковских продуктов. Однако, считает эксперт, он может нивелировать полностью разницу в тарифах и процентных ставках или стать орудием демпинга со стороны крупных кредитных организаций. Но это — пока теоретический риск.

Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Между тем новые бизнесы Центробанка конфликт интересов не провоцируют, но создают такую возможность.

ЦБ, по сути, создаёт инфраструктуру (если не считать офисной сети), способную заменить собой все банки страны вообще. И это представляется неправильным вектором развития, — сказал Ян Арт.

В свою очередь эксперт Академии управления финансами и инвестициями Геннадий Николаев считает, что деятельность банков должна жёстко контролироваться государством, иначе экономика страны будет терпеть не только крупные убытки вследствие отмывания денежных средств и прочих незаконных операций, но и периодически страдать от серьёзных кризисов, вроде тех, что мы наблюдали в 2008–2009 и 2014–2015 годах.

Бизнесмены склонны искать лазейки в любых законах, чтобы «законно» снизить свои издержки — соответственно Центробанк должен пресекать все подобные попытки и максимально подробно расписывать все требования и необходимые процедуры. Однако не обходится и без перегибов.

Если кредитование физических лиц у нас активно развивается, то с корпоративным кредитованием всё гораздо сложнее. Получить заём юрлицу практически невозможно: предпринимателю приходится собирать десятки справок и документов для банка, но это не гарантирует успешный итог процедуры, так как финансовая организация может остаться недовольной залоговым обеспечением, особенно, если речь идет не о производстве, а о сервисной компании.

Геннадий Николаев трейдер и аналитик Академии управления финансами и инвестициями

Дело в том, что требования ЦБ и внутренние регламенты значительно снижают мотивацию банков при обслуживании корпоративных клиентов. Таким образом, предприниматель лишается денег на развитие бизнеса, а банки — хорошего клиента.

Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru

В этой связи система быстрых платежей (СБП) — серьёзный шаг, который значительно упростил жизнь многих граждан, но увеличил издержки банков: они вынуждены тратиться на инфраструктуру, практически ничего не получая взамен. Сбербанк не спешит присоединяться к системе, так как лишится монопольного положения: он зарабатывает порядка 18 млрд рублей в год на межгородских переводах. Низкие доходы по транзакциям в данный момент не угрожают самочувствию кредитных организаций, так как они хорошо зарабатывают за счёт дорогого кредитования. Однако, говорит Николаев, если ЦБ будет и дальше смягчать ДКП и прибыль от займов продолжит снижаться, то регулятору придётся пересмотреть свою политику в области транзакций, иначе банковский сектор может пострадать.

Маркетплейс Банка России пока не оказывает существенного влияния на отрасль. Тем не менее в случае успеха финансового супермаркета и его выхода на новые рынки, например, ипотеки, процентная доходность коммерческих банков должна пострадать. Конкурентная борьба усилится, что может привести к крайне рискованным действиям со стороны организаций, которые встанут перед выбором — потерять бизнес или снижать ставку и брать на себя чрезмерные обязательства. Кроме того, не особо очевидно как именно проект должен помочь региональным банкам, ведь они также, как и остальные игроки, будут вовлечены в конкурентную борьбу за клиента.

Руководитель партнёрских программ инвестиционно-образовательной площадки «Линейка» Вячеслав Максименко напомнил, что в декабре прошлого года Сбербанк подверг критике Банк России, который к тому же является его основным акционером, за чрезмерную зарегулированность сектора.

Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru

В отличие от США, где кредитным организациям удалось пролоббировать смягчение требований в отношении операций на финансовых рынках с использованием собственных средств, так называемое «правило Волкера», в России напротив регулятивные гайки закручивались. Но тому причина — российская специфика, а именно стремление ограничить закредитованность граждан, возникшее не без давления от Минэкономразвития, на фоне стагнирующих личных доходов.

Так, в крупнейшем банке страны вызвало недоумение повышение со стороны ЦБ коэффициентов риска по ипотечным кредитам с первоначальным взносом менее 20% до 200%, что вдвое выше, чем в других странах.

Не согласны в Сбербанке и с ужесточением коэффициентов риска по валютным кредитам, что понизило кредитоспособность банков в сравнении с рынками капитала. Но здесь ЦБ шёл в фарватере политики правительства по дедолларизации. В отношении «претензии» Сбербанка к чрезмерным взносам в фонд обязательных резервов согласиться проще — АСВ в прошлом году не потребовались средства ЦБ, напротив был возвращён долг, а «чистка» банковского сектора, по словам регулятора, уже прошла основной этап.

Вячеслав Максименко руководитель партнёрских программ инвестиционно-образовательной площадки «Линейка»

В то же время запуск маркетплейса и развитие системы быстрых платежей — явления иного порядка. В этом аспекте регулятор поощряет конкуренцию за счёт сокращения доминирования крупных госбанков. После санации Бинбанка, «Открытия», Промсвязьбанка доля финучреждений с государственным участием в совокупных активах банковской системы возросла до 45% и подобные меры можно только приветствовать. Однако, считает Максименко, ужесточая нормативное регулирование и поощряя конкуренцию, Банк России тем самым ограничивает возможности Сбербанка по наращиванию чистой прибыли, что вызвало дискуссию о продаже доли ЦБ правительству. Ещё одним аргументом в пользу этого сценария выступает недовольство правительства тем, что регулятор выплачивает лишь 75% полученных дивидендов Сбербанка, в то время, как Минфин был бы не прочь получать весь объём.