Замглавы Минэкономразвития Савва Шипов в кулуарах Гайдаровского форума рассказал NEWS.ru о том, получится ли в этом году завершить реформу контрольно-надзорной деятельности (КНД), которую также называют «регуляторной гильотиной», о диалоге с бизнесом и разрушении коррупционных схем.


— Савва Витальевич, во время оглашения послания Федеральному собранию президент заявил, что в 2020 году надо завершить реформу системы контроля и надзора, согласно которой все неактуальные надзорные требования к бизнесу должны быть отменены. Что остаётся сделать, чтобы реализовать эту цель?

— Сейчас главная задача — это обеспечить принятие законопроектов о контрольно-надзорной деятельности и об обязательных требованиях. 16 января с утра состоялись заседания целого ряда комитетов Госдумы, на которых эти законопроекты рассматривались. Мы рассчитываем, что их принятие в первом чтении будет буквально в первых числах февраля. Поэтому, на мой взгляд, главная сейчас задача — обеспечить такую совместную работу с парламентом, с депутатами и в рамках подготовки к первому чтению, и в рамках подготовки оперативно, на опережение поправок, которые должны будут внести в эти законопроекты ко второму чтению. Чтобы этот разрыв был минимальным. Тогда мы как раз укладываемся в те сроки, которые были поставлены президентом.

— То есть до конца года успеете?

— Здесь, мне кажется, выбора нет.

— Есть ли в рамках проработки законопроекта диалог с бизнесом? Насколько он эффективный?

— Диалог с бизнесом не просто есть, а он продолжается уже на протяжении достаточно длительного времени. Мы обсуждали эти законопроекты и на региональных площадках, с региональными предпринимателями. Конечно же, мы обсуждали его в рамках рабочей группы на федеральном уровне с представителями бизнес-ассоциаций, которые как раз аккумулировали мнение разных предпринимательских сообществ из разных сфер. Поэтому с бизнесом взаимодействие есть. И для нас это принципиальный вопрос. Потому что мы должны чётко понимать, что та целевая аудитория, для которой во многом эти законопроекты написаны, она поддерживает и понимает эти изменения, принимает их как необходимые.

— Обсуждается ли в процессе проработки законопроектов необходимость повышения зарплат контролёрам, которые непосредственно осуществляют надзор? Ведь низкие зарплаты часто становятся причиной возникновения коррупционных схем.

— Разрушение коррупционных схем — это вообще история, которая не связана только с зарплатой. Там целый ряд мер, которые как раз в законопроекте предусмотрены. Они направлены на снижение риска этого коррупционного фактора. Поэтому я бы не стал говорить, что увеличение зарплат — отдельная мера. Может быть, да, необходимая мера, но одна из многих других. По вопросу непосредственного увеличения зарплаты, наверное, вам лучше обратиться за комментарием в Министерство финансов. Скажу лишь, что вокруг этого, конечно же, обсуждения идут постоянно. Мы понимаем, что особенно тяжёлая ситуация в территориальных управлениях федеральных органов исполнительной власти, где федеральные контролёры зачастую получают зарплату ниже, чем их коллеги из региональных органов власти. И поэтому, конечно, кадровый голод и проблемы с поиском профессиональных сотрудников — они там более актуальны, чем в центральных аппаратах федеральных органов исполнительной власти.

— Можно ли предположить, что если бизнесу будет удобна и понятна новая система взаимодействия с надзорными органами, то коррупционные схемы распадутся сами собой?

— Система должна быть такой, чтобы в принципе эти риски были минимизированы. И с точки зрения описания процедуры, но самое главное — с точки зрения их прозрачности. Я считаю, что главный инструмент борьбы с коррупцией в реформе контрольно-надзорной деятельности — это прозрачность принимаемых решений, перевод их в «цифру» для того, чтобы все шаги были записаны и все алгоритмы, по которым принимаются решения, были понятны.

Добавьте наши новости в избранные источники