С момента президентских выборов в Белоруссии прошёл год. За этот сравнительно небольшой промежуток республика успела максимально близко подойти к попытке госпереворота, испытать на себе массовые протесты, за которыми последовали не менее массовые аресты. Лидеры белорусской оппозиции, которые год назад, казалось, находились в шаге от власти, сегодня либо сидят в тюрьме, либо ожидают очередного заседания суда, либо сбежали за границу. NEWS.ru рассказывает о том, как сложилась судьба экс-кандидатов в президенты РБ.

Падение технократов

Александр Лукашенко всегда был мастером политического театра, с лёгкостью меняя маски и переписывая сценарии на ходу. Незадолго до президентских выборов 2020 года он, решив, видимо, повысить к ним интерес, допустил до избирательной кампании альтернативных кандидатов. Таковыми стали бывший глава Белгазпромбанка Виктор Бабарико и экс-глава Парка высоких технологий Валерий Цепкало. Оба имели репутацию технократов и, по крайней мере в прошлом, были тесно связаны с белорусской вертикалью власти. Однако Лукашенко не ожидал, что игра в конкурентные выборы зайдёт так далеко.

Виктор Бабарико заявил о желании выдвинуться в президенты в начале мая, сразу после того, как стало известно о дате выборов. Как независимому кандидату ему предстояло собрать минимум 100 тыс. подписей в свою поддержку. Его предвыборному штабу удалось сделать это менее чем за месяц, а уже к 19 июня в копилке Бабарико было более 400 тыс. подписей. Одновременно его рейтинг начал стремительно расти: независимые интернет-опросы отдавали ему первое место на грядущих выборах.

Лукашенко осознал, что Бабарико становится слишком серьёзным соперником, и решил убрать его с предвыборной арены. В конце июня бывший глава Белгазпромбанка был задержан, а затем арестован. Его обвинили в уклонении от уплаты налогов и получении взяток. Тем временем белорусские государственные СМИ начали активно распространять сообщения, что Бабарико якобы имеет связи с Кремлём и фактически является «кандидатом Москвы». Таким образом, Лукашенко хотел выставить себя защитником белорусского суверенитета от российского влияния.

После начала массовых протестов отношение президента РБ к России резко поменялось, но легенда о связях Бабарико с Россией продолжала жить. По словам наблюдателей, Лукашенко пытался использовать заключённого в СИЗО политика в качестве объекта торга с Москвой. В обмен на освобождение Бабарико он рассчитывал добиться от России неких уступок. Но для Москвы узник белорусского КГБ никогда не был важной фигурой, и участвовать в торге она не захотела. У Лукашенко не оставалось иного выхода, кроме как довести начатое до конца. Бабарико получил максимально возможный срок по вменяемым ему статьям — 14 лет лишения свободы без права на обжалование.

Начало процесса против Бабарико стало сигналом для другого независимого кандидата Валерия Цепкало. Не дожидаясь аналогичных мер против себя, 24 июня он уехал в Россию, а когда Минск объявил его в розыск, перебрался на Украину, а затем в Польшу. В эмиграции он объявил о создании Белорусского демократического форума, но организация не смогла заработать популярность.

Женское лицо протеста

Светлана ТихановскаяФото: Kay Nietfeld/dpa/Global Look PressСветлана Тихановская

Блогер Сергей Тихановский тоже пытался стать кандидатом в президенты, но его ждал арест за участие в несанкционированных акциях протеста. Его место в избирательном бюллетене заняла супруга Светлана Тихановская, которая, казалось бы, не представляла угрозы для белорусского режима. Переводчик по профессии, она даже не имела чёткой предвыборной программы, а все её обещания сводились к одному — провести внеочередные честные выборы, на которые будут допущены все кандидаты. За Тихановскую призвали голосовать штабы Бабарико и Цепкало, и жена блогера быстро превратилась в «кандидата протеста», вокруг которого сплотились все противники Лукашенко.

Официальные данные ЦИК присудили Светлане Тихановской 10,12%, хотя, по данным проекта «Народный опрос», накануне дня голосования за неё готовы были высказаться 67% избирателей. Недовольные фальсификациями на выборах белорусы вышли на улицы, но сама Тихановская так и не возглавила массовые демонстрации. Под давлением Минска она уехала в Литву.

Сегодня бывшая переводчица продолжает вести активную политическую деятельность, участвуя в дискуссиях западных аналитических центров, выступая в Европарламенте и встречаясь с мировыми лидерами. Но на происходящее в Белоруссии она уже не имеет никакого влияния, всё больше отдаляясь от тех, кто остался в стране.

А вот другую яркую представительницу оппозиции Марию Колесникову ждала совсем иная судьба. Бывший координатор штаба Бабарико, после его ареста она возглавила штаб Тихановской и участвовала в народных протестах. Белорусские власти тоже пытались выслать её из страны, но Колесникова порвала свой паспорт на границе с Украиной, за что поплатилась заключением. Сегодня она ожидает суда по обвинению в призывах к действиям против национальной безопасности, заговоре с целью захвата власти, а также создании экстремистского движения.

Метаморфозы Протасевича

Роман ПротасевичФото: Виктор Толочко/РИА НовостиРоман Протасевич

В разгар белорусских протестов эксперты отмечали, что у них не было чёткого лидера. Упомянутые выше фигуры либо находились в эмиграции, либо в заключении, либо не имели достаточного политического веса. На этом фоне Telegram-канал NEXTA, большинство редакторов которого базировались в Польше, превратился в настоящего координатора протестов и одновременно его хроникёра.

Сложно назвать бывшего главного редактора проекта Романа Протасевича воплощением NEXTA, ведь он не был ни создателем ресурса, ни единственным его участником. Однако кара за координацию протестов постигла именно его. Самолёт, на котором Протасевич возвращался из Греции в Литву, 23 мая вынужден был совершить экстренную посадку в Минске по требованию белорусских властей. Сразу после приземления журналист и его подруга София Сапега были арестованы.

Вскоре Протасевич предстал перед камерами, признавшись, что сожалеет о содеянном и уважает Лукашенко, у которого, по его словам, «железные яйца». Наблюдатели заметили на лице журналиста следы грима, а на руках — синяки от наручников. Но Протасевич последовательно отрицал, что его пытают.

Сегодня бывший главред NEXTA вместе с Сапегой живёт в Минске под домашним арестом, продолжает публиковать записи в Twitter и активно раздаёт интервью западным СМИ. Правда, Лукашенко он уже не критикует. Остаётся только догадываться, что случилось с ним в минском СИЗО и какова была цена освобождения под домашний арест. Но у многих есть вполне справедливые сомнения в том, что Роман Протасевич поменял свои политические взгляды добровольно.

Что дальше?

Тюрьма, суд и побег: где сейчас находятся лидеры белорусской оппозицииФото: TASS


Первый заместитель председателя белорусской партии «Зелёные» Юрий Глушаков в разговоре с NEWS.ru подчеркнул, что «эмигрантские» лидеры оппозиции только усугубляют положение внутри страны.

Эмигрантские лидеры оппозиции не извлекли никаких уроков и не желают слышать никакой критики. Если следить за их официальными заявлениями, то основной акцент они делают сегодня на продавливании новых и новых санкций против Белоруссии. И каков их результат? Демократизация? Нет. Во-первых, санкции ведут не к освобождению арестованных, не к прекращению преследований, а лишь к их ужесточению. Во-вторых, в результате ущерба, который санкции нанесут экономике, пострадают прежде всего простые белорусы, по злой иронии — работники и тех предприятий, что бастовали во время прошлогодних протестов. В-третьих, внутренние проблемы страны передаются на откуп внешним игрокам.

Юрий Глушаков первый заместитель председателя партии «Зелёные»

Член ЦК белорусской партии левых «Справедливый мир» Павел Каторжевский заявил NEWS.ru, что на сегодняшний день главная задача оппозиции — сохранение своих структур и попытка не потерять свой актив в условиях репрессий.

В настоящее время белорусский авторитаризм стремительно дрейфует к тоталитаризму. Чтобы попасть в поле зрения компетентных органов, не обязательно быть политическим активистом, иногда достаточно просто одного неосторожного высказывания. Власть последовательно проводит репрессии против журналистов и активистов. На прошлой неделе было ликвидировано около 50 негосударственных организаций, их ликвидация продолжается, не пощадили даже местных кришнаитов. Режим боится любой формы горизонтальной самоорганизации, будь то правозащитники, экоактивисты или горстка религиозных фанатиков.

Павел Каторжевский Член ЦК белорусской партии левых «Справедливый мир»

Оба политика не верят в изменение конституции, о чём Лукашенко регулярно напоминает в том числе официальная Москва. Лидер страны, по их мнению, не заинтересован в том, чтобы делиться своими полномочиями. Юрий Глушаков подчёркивает, что если бы власть действительно была заинтересована в примирении с обществом, то она бы начала с освобождения арестованных и задержанных общественных активистов. На деле происходит обратное.