Председатель партии «Справедливая Россия — За правду» Сергей Миронов стал одним из самых ярых сторонников военной операции на Украине среди российских политиков. Он дважды соперничал с Владимиром Путиным на выборах президента, а сейчас поддерживает решения главы государства. В то же время его партия продолжает критиковать правительство и «Единую Россию». NEWS.ru поговорил с Сергеем Мироновым об Украине, планах стать президентом и патриотическом векторе в России.

О военной операции

— Вы — один из так называемых ястребов по риторике и оценкам военной операции. Какую цель вы преследуете достаточно резкими публичными высказываниями и оценками?

— Я говорю то, что думаю. Называю вещи своими именами. В этом главная функция любого политика.

— Нет ли опасений, что вы потеряете электорат, который в целом поддерживает военную операцию, но не всегда так активно?

— Нет, не опасаюсь, потому что если поддерживать, то поддерживать честно, открыто, во весь голос, без каких-то умолчаний, условий, полутонов, без фиг в кармане — убежден, что наш народ уважает и приветствует именно такой открытый и честный подход.

— Социологи фиксируют различные мнения в российском обществе о военной операции. Почему так?

— Я не вижу по последней социологии даже намеков на раскол. По оценке ВЦИОМа, поддерживают проведение спецоперации 72% опрошенных, не поддерживают 18%. По данным проекта независимых социологов «Хроники», поддерживает СВО 64%, не поддерживает 9%. То есть пропорции очевидны. Такую же картину мы наблюдали в 2014 году во время крымских событий. Есть, условно говоря, антипатриоты, это максимум 20% населения. Минимум 80% — подавляющее большинство граждан — неизменно поддерживает действия президента по защите и укреплению суверенитета России.

Работа артиллерийских подразделений морской пехоты ВС РФ во время спецоперацииФото: Пресс-служба Минобороны РФ/ТАССРабота артиллерийских подразделений морской пехоты ВС РФ во время спецоперации

— Активные сторонники военной операции иногда критикуют Минобороны. Вы считаете, командование все делает правильно?

— Это вопрос к сетевым полководцам и диванным стратегам, которые «всегда лучше знают, что надо делать». Я не из их числа.

— Некоторые медийные люди, например Стрелков, говорят о необходимости мобилизации, чтобы достичь целей военной операции. Вы с ним согласны?

— Я верю и знаю, что военной операцией руководят люди не глупее Стрелкова. Лично мое мнение — всеобщая мобилизация при проведении СВО нецелесообразна.

— Смогут ли народы России и Украины снова стать братьями?

— Почему же «снова»? Они были, есть и будут братьями. Да, сейчас происходит трагическое противостояние, в котором нередко брат идет на брата, сын на отца, но и мы, и другие страны проходили через такие страшные испытания, а потом наступал мир и жизнь продолжалась. Например, в США во время войны Севера и Юга погибло свыше 600 тысяч человек. Страшные цифры, тем более для середины XIX века, но американцы смогли залечить эту рану.

Сейчас слишком большое значение придается эмоциям, которые тиражируют массмедиа, социальные сети. Но это виртуальный мир, а реальная действительность проявляется в конкретных действиях. Реальность заключается в том, что Россия сегодня останавливает развязанную нацистами восьмилетнюю войну в Донбассе. Все разумные люди это понимают. Именно поэтому, несмотря на то что в виртуальном мире кипят страсти, в реале никто не ломится в украинские военкоматы, а на освобожденных территориях нет признаков тотальной партизанщины, чем нас так пугали. А если убеждения не подкрепляются поступками — то какова их цена и стоит ли на основании высказываний в соцсетях делать далекоидущие выводы?

О политической системе

— Вы активно поддерживаете Владимира Путина. Вы еще намерены пытаться стать президентом?

— На данный момент у меня нет таких планов.

— После смерти Владимира Жириновского многие пророчат ЛДПР политическую смерть. Ваша партия готова взять этот электорат, занять освободившееся место?

— СРЗП готова ко всему. Но тут надо понимать, что электорат — это не имущество, которое передается по наследству. Это вопрос идеологии. Она у нас с ЛДПР все-таки разная. Но если сторонники либерал-демократов, среди которых много патриотов, станут поддерживать СРЗП, мы, конечно, только за.

Флаги ЛДПРФото: Сергей Булкин/NEWS.ruФлаги ЛДПР

— Какой ваш прогноз в отношении будущего ЛДПР?

— Мое мнение я никогда не скрывал — без Жириновского партия, которую он строил вокруг себя исключительно на своем имени, через какое-то время просто перестанет существовать. Если ЛДПР останется, это будет уже какая-то другая партия. На данный момент я вижу одно: без Жириновского партия сильно ослабла и будет ослабевать дальше.

— Вы много лет позиционируете себя как оппоненты «Единой России». Тем не менее ЕР год от года получает большинство голосов. Почему?

— Тут целый комплекс причин. Но главная причина — в растаскивании левых голосов по нескольким политическим кучкам. И на прошлых, и на позапрошлых выборах в Госдуму партии, выступающие со схожими социальными программами, стабильно набирают суммарно по 35–40%. ЕР умело пользуется административным ресурсом, создавая спойлеров, не давая левому флангу сплотиться и выступить единым фронтом. Наша партия, кстати, делает все, чтобы объединить всех социалистов в один проект. В прошлом году мы объединились с «За правду» и Партией патриотов. Верю, что рано или поздно к нам присоединится и КПРФ.

— Готова ли «Справедливая Россия» усиливать критику власти?

— Если будет за что критиковать правительство и думское большинство — будем критиковать. Нехватки в новых предложениях в нашей партии тоже нет. Кстати говоря, по этому показателю в пересчете на одного депутата фракция СРЗП лидер в Госдуме, несмотря на то что по численности мы только третьи.

​Но мы не придумываем законы ради законов. Есть проблема — мы предлагаем ее решение. И не бросаем, пока не добьемся результата. Примеров уже достаточно. Вода камень точит.

— Военная операция уже отразилась на жизни россиян. Какие изменения ждут политическую систему?

— Я жду, что люди, которые сегодня воюют в Донбассе, волонтеры, помогающие и армии, и мирному населению, после окончания специальной военной операции вернутся домой и станут основой новой национально ориентированной социальной управленческой элиты, что, безусловно, повлечет за собой и изменения в политической системе в пользу левопатриотических сил.

— Недавно активно обсуждалась идея о формировании в России двухпартийной системы. Как вы относитесь к этой идее? Видите ли место СР при такой системе?

— Я уже сказал, что есть огромный потенциал консолидации на левом фланге, и здесь велика роль нашей партии, которая является своего рода «точкой сборки» левопатриотических сил. Мы и создавались как альянс социалистов, и работа в этом направлении продолжается. Перспективы хорошие. Однако это должен быть естественный процесс, а подстегивать его, тем более загонять в жесткие рамки какой-то модели — не вижу в этом смысла.

Государственная дума Российской ФедерацииФото: Илья Кошелев/NEWS.ruГосударственная дума Российской Федерации

— Вы выступали за радикальное смягчение законов об иноагентах, внесли свой законопроект, заступились за «Росбалт» (признан Минюстом СМИ, выполняющим функции иностранного агента. — NEWS.ru). Вы еще не изменили свой взгляд на этот вопрос?

— Нет, мы считаем, что решения о признании иноагентом должны принимать не чиновники — кулуарно и зачастую по непонятным критериям, а судебные инстанции — гласно и аргументированно. Это ясная и логичная позиция, и нет никаких оснований ее менять.

О государственной политике

— Попытки государства по-настоящему увлечь чем-либо молодежь нельзя признать успешными. Как сделать патриотизм исключением?

— ​Начинать эту работу надо со школьной скамьи. Поэтому считаю, что будет правильно, если в начале учебного года во всех классах, начиная с первого, пройдут уроки патриотизма. И эти уроки должны провести ветераны боевых действий — как прошлых конфликтов, так и участники специальной военной операции. Конечно, делать это нужно на постоянной основе, а не только 1 сентября. Необходимо, чтобы всем школьникам объясняли, что происходит сейчас на Украине, какие цели ставит Россия и как идет освобождение братской страны от нацизма.

​Конечно, нужны соответствующие поправки в школьный и вузовский курсы истории. Напомню, еще в 2021 году президент поставил справедливый вопрос о качестве и содержании школьных учебников по истории и поручил разобраться в этом вопросе. Посмотрите, иной раз там такое пишут, дети читают, а потом мы удивляемся, почему молодежь абсолютно не знает историю родной страны. Уже давно назрел вопрос формирования единого подхода к изучению отечественной истории и единой линейки учебников, учебных пособий по отечественной истории.

Свою помощь в патриотическом воспитании могло бы оказать и общероссийское детско-юношеское движение. Патриотическую работу надо вести не только для детей и молодежи, но и их силами.

Первоклассники во время торжественной линейкиФото: Сергей Булкин/NEWS.ruПервоклассники во время торжественной линейки

​И, наконец, еще одной мерой могло бы стать создание общественных советов на телевидении, которые давали бы экспертную оценку того, что там показывают. Честно скажу, меня качество продукции на большинстве телеканалов, мягко говоря, совершенно не устраивает. Да, есть отдельные каналы, которые уделяют внимание патриотическому воспитанию, но большинство остальных — это «чернуха» и «развлекуха». С этим что-то надо делать. И начинать надо с нравственных ориентиров, которые задавали бы такие общественные советы. Нет, я не предлагаю цензуру, но определенное влияние на содержание программ у этих структур должно быть.

​В целом вопрос патриотического воспитания упирается в финансирование культуры в стране. Наша партия давно выступает за то, чтобы на культуру выделялось не менее 3,5% ВВП страны. Но одних денег мало, их надо тратить с умом. Поэтому, считаю, было бы целесообразно обсудить создание специальной комиссии при правительстве РФ с участием не только исполнительной и законодательной власти, но и деятелей культуры, общественных деятелей, которые занимались бы разработкой и реализацией патриотического воспитания в России. Одно Министерство культуры с этим не справится.

— Вы предлагаете ввести в школах уроки патриотизма. Разве можно патриотизм насадить «сверху»?

— Я бы этот вопрос сформулировал по-другому. Как известно, если вы не хотите кормить свою армию, значит, вам придется кормить чужую. Та же ситуация с идеологией. Если вы не станете формировать свою идеологию, то это за вас сделают другие и «насадят» свою — неважно как: сверху, снизу или сбоку. Здесь вакуум невозможен. Так что патриотическое воспитание в школе необходимо. Другой вопрос, в какой конкретно форме оно должно происходить.

— В последнее время из России уехало много молодых людей. Как возвращать их обратно? Или вы воспринимаете их как предателей, которых возвращать не нужно?

— Непозволительно огульно записывать кого-то в предатели только по факту отъезда. Мало ли по каким причинам и при каких обстоятельствах люди покинули страну. Но не стоит бросаться в другую крайность — делать из этого трагедию. За последние десятилетия многие уехали из России, но многие и вернулись. Убежден, что то же самое произойдет с новой волной эмигрантов. Схлынут эмоции, придет трезвая оценка ситуации, и люди, в том числе молодежь, потянутся назад.

— Сенатор Людмила Нарусова говорит, что государство увлеклось поиском пятой колонны. Как вы считаете, она права?

— А зачем ее искать? Она не собирается прятаться, наоборот — громко о себе заявляет, буквально бьет себя пяткой в грудь. Это и горе-педагоги, которые изливают детям свои оппозиционные взгляды, и юристы, грозящие очистить свои ряды от патриотов, и муниципальные депутаты, которые щеголяют в вышиванках и проклинают наших воинов. Так что пятая колонна прекрасно себя чувствует, а государственные органы, похоже, стараются лишний раз ей не докучать. Попробовал бы кто-нибудь на Украине принести российский триколор в Раду или в соцсетях полить ВСУ грязью. Интересно, сколько бы времени эти смельчаки оставались на свободе?!

— Нина Останина сравнила гомосексуальность с болезнью, с раком. Поэтому, считает она, осуждать за сексуальную ориентацию нельзя. Вы с ней согласны?

— Тут надо не о болезни говорить, а о пропаганде ценностей. ЛГБТ-пропаганда — это инструмент духовной, политической, психологической, информационной борьбы. И если этот инструмент разрушает государственные ценности, необходимо реагировать, и предельно жестко. Что мы и делаем.

Председатель партии «Справедливая Россия — За правду» Сергей МироновФото: Сергей Булкин/NEWS.ruПредседатель партии «Справедливая Россия — За правду» Сергей Миронов

— Переименование улиц, площадей, вокзалов и даже городов в последние месяцы стало довольно популярной темой. Вы сделали уже два предложения: переименовать Калининград во Владибалтийск и Киевский вокзал в Одесский или Кишиневский. В чем состоит политический смысл подобных переименований?

— ​Сразу поясню, что мое ироничное предложение переименовать Киевский вокзал в Одесский или Кишиневский было навеяно знаменитой песней военных лет композитора Марка Фрадкина на стихи Евгения Долматовского «Дорога на Берлин». Она известна в исполнении неповторимого Леонида Утесова, коренного одессита. Помните, какие там слова: от Брянска и до Берлина. Так и вышло в 1945-м. Уверен, так будет и сейчас. Специальная военная операция будет доведена до конца, и все задачи по демилитаризации и денацификации Украины будут выполнены.

​Если же говорить о переименовании серьезно, то я категорически против этой идеи. Потому что она противоречит целям нашей операции и напоминает политику действующего режима на Украине.

​Переименование Киевского вокзала будет означать фактически отказ от Киева, Украины и всего украинского в нашей истории и культуре. То есть отказ от братского нам народа, который мы сейчас освобождаем от неонацистского бандеровского режима. По сути, такой подход — это отказ от собственной национальной идентичности, великого наследия нашей общей Родины. Именно этого добиваются наши враги. ​Украинские националисты всегда вели борьбу со всем русским, а после переворота в 2014 году развернули ее на государственном уровне. Достаточно вспомнить, как в рамках кампании по декоммунизации, а фактически дерусификации, они переименовывали улицы и города в честь нацистских преступников. Поэтому я категорически против того, чтобы уподобляться им и заниматься бандеровщиной. Киевский вокзал будет Киевским, а Киев, как и прежде, — матерью городов русских, а не штаб-квартирой неонацистов.

— Но всё же, если инициативы по переименованиям будут возникать и дальше, то, как вы считаете, с какими из них следует согласиться? Может быть, у вас есть новые собственные предложения?

— ​Я лично с осторожностью отношусь к переименованию устоявшихся названий, потому что это касается сохранения нашего культурного и исторического наследия. И в любом случае эти вопросы должны решаться с учетом мнения граждан.

Но я однозначно поддерживаю (и за это выступает наша партия) увековечивание памяти героев спецоперации и защитников Донбасса. ​Еще весной мы предложили в столице каждого из 85 субъектов нашей страны назвать улицу в честь них. Знаю, что такая работа уже ведется в городах и населенных пунктах, откуда родом участники специальной военной операции.

​Но я хотел бы отметить, что такие люди, как Александр Захарченко, Арсений Павлов (Моторола), Михаил Толстых (Гиви) и многие другие, тоже заслужили, чтобы память о них была увековечена в России хотя бы в обобщенной форме. Они сражались и погибли не только за Донбасс, а за всю Россию, за весь русский мир. Наш долг сегодня — помнить и чтить их. И довести начатое ими дело до конца.

Кафе «Сепар» в Донецке, где люди возлагают цветы в честь дня рождения первого главы ДНР Александра Захарченко у мемориального знака на месте его гибелиФото: Павел Лисицын/РИА НовостиКафе «Сепар» в Донецке, где люди возлагают цветы в честь дня рождения первого главы ДНР Александра Захарченко у мемориального знака на месте его гибели

​Также хочу сказать еще об одной нашей инициативе. ​Как вы знаете, глава Донецкой Народной Республики Денис Пушилин объявил 27 июля Днем памяти жертв — детей войны в Донбассе. В связи с этим наша партия объявляет конкурс на проект лучшего памятника погибшим детям, который будет установлен в Москве. Для приема заявок мы открыли специальный раздел на нашем партийном сайте. ​Мы уже направили письмо мэру Москвы Сергею Собянину с просьбой о выделении места для создания Аллеи ангелов по аналогии с той, которая есть в Донецке, и об установке там монумента.

​Свои предложения по месту у нас уже есть. Например, памятник можно было бы установить в парке «Ростокинский акведук» у ВДНХ на северо-востоке Москвы.

— Где вы будете отдыхать этим летом? Санкции не помешают?

— К санкциям мне не привыкать, я под ними с 2014 года, так что если отдыхаю, то в России, что меня вполне устраивает, ведь в нашей стране столько замечательных мест, что за всю жизнь не объездить. Но в этом году у меня, как и у коллег по фракции, отпуска не получится — слишком напряженная ситуация, слишком много дел.