Выбор партии Жириновского — отметить сороковины по своему лидеру прежде, чем выбрать новое первое лицо, — тонкий дипломатический ход. Действительно, фигура нового вождя либерал-демократов (а партия по своей концепции вождистская) не просто станет консолидирующим фактором для самой осиротевшей партии, оказавшейся после ухода её бессменного лидера в непростой ситуации, но и сигналом для всего околополитического истеблишмента. И тут выигрыш во времени под столь благовидным предлогом может иметь решающее значение. Ведь смотрины проводятся не только и не столько в самой партии. Выбор лидера политического института, добавляющего устойчивости всей политической системе, — вещь непростая.


Во всяком случае, теперь ясно, что уже 25 мая, в день проведения партийного съезда, стратегический для ЛДПР вопрос будет закрыт.

На деле все понимают, что в самой партии пассионарий, равных ВВЖ по мегатонному воздействию на потенциальную электоральную аудиторию, просто нет. Есть деятели не менее циничные и политически всеядные, но нет по-настоящему харизматических ораторов, способных генерировать парадоксальные, с вызовом общественному мнению и морали идеи и проекты.

Поэтому, если лидером партии и фракции станет кто-то из числа всем известных «соколов Жириновского», это будет означать одно: на перспективах партии поставлен жирный крест. Нет, до конца срока нынешней Госдумы доработает и фракция ЛДПР, которая ещё попытается разного рода эскападами привлекать к себе внимание. Может быть создано и коллективное руководство, но тут сработает стародавняя истина: а вы друзья как ни садитесь... Тем более что этой осенью пройдут выборы и в законодательные собрания субъектов Федерации, и уже в их ходе просадка партии может оказаться катастрофической.

Особенно экзотично выглядит предположение, что функции лидера партии мог бы совмещать с работой губернатора Хабаровского края Михаил Дегтярёв. Видимо, ему пришлось бы вернуться в Москву и руководить краем по телефону. Либо, учитывая солидную разницу в часовых поясах, уже соратникам пришлось бы в стиле сороковых не спать по ночам и внимать инструкциям из края далёкого, но нашенского. Притом что сейчас Дегтярёв усиленно пиарит себя в качестве хранителя духовного наследия Жириновского, стараясь превратить усопшего в новую политическую Вангу. Именно Дегтярёв присвоил себе монополию на обнародование разного рода пророческих предположений вождя, реальность которых проверить вряд ли удастся.

Другое дело, если партии всё-таки сосватают политического «варяга», способного, сохраняя общий вызывающий имидж партии, привлекательный для части электората, одновременно вести вновь обретённых соратников в правильном, системном направлении. В отношении таких ярких преемников Жириновского мнения околополитических провидцев расходятся.

Тут и Захар Прилепин, хозяин своего художественного слова, делающий прямо противоположные заявления, и даже главный телеаналитик Владимир Соловьёв. Правда, в своё время ходили уже варианты оживления нашей политической жизни путём украшения её такими медийными фигурами, как Шнур или Дудь, но проект, что называется, не зашёл.

Дмитрий РогозинДмитрий РогозинСергей Булкин/NEWS.ru

Теперь был запущен слух о возможном приходе в партию Дмитрия Рогозина, что, видимо, в реальности отражает немалые муки поиска преемника. Слух этот опровергнут, хотя у нас зачастую опровержение только подтверждает предположения. Но Рогозин, у которого за плечами два не слишком удачных политических проекта — Конгресс русских общин и партия «Родина», вряд ли может что-то добавить либерал-демократам. К тому же его приход после многих лет бюрократической карьеры только усугубит впечатление превращения детища Жириновского в государственный проект.

В своё время шутили, что Владимир Вольфович в своём безграничном тщеславии хотел бы быть на каждой свадьбе невестой, а на каждых похоронах покойником. Теперь в такой ситуации — то ли невесты на выданье, то ли политического покойника — его партия.