Депутаты внесли в Госдуму законопроект, который полностью запрещает «отрицание семейных ценностей» и «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений». В тексте документа пропаганда ЛГБТ приравнивается к пропаганде войны, разжигании национальной, расовой или религиозной розни. NEWS.ru поговорил с соавтором законопроекта, главой комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Ниной Останиной (КПРФ).

— В чем суть вашего законопроекта?

— Вы не задавались вопросом, почему 28 июня президент издал указ, чтобы учредить в России День семьи? У нас теперь ежегодно в России будет отмечаться День семьи, любви и верности. Надо понимать, какая семья России нужна: однополая или традиционная. Ради этого указа президента мы и решили законодательно закрепить право на пропаганду традиционных семейных ценностей, на запрет пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений и на запрет отрицания традиционных семейных ценностей.

Я могу объяснить, что понимается под отрицанием традиционных семейных ценностей. Все большие обороты набирает движение чайлдфри. Мы не будем сейчас говорить о причинах появления этого движения, потому что можно найти тому и агрессивные ответы, но я говорю именно о пропаганде сознательного отказа от того, чтобы наши молодые девушки рожали детей.

Для нас традиционная семья — это союз мужчины и женщины, это дети, это многопоколенческая семья. И пропаганда чайлдфри в данном случае — это как раз и есть пропаганда отказа от традиционных семейных ценностей. Это далеко не безобидное движение, которое набрало значительные обороты в социальных сетях. Я тут поддерживаю сенатора Павлову, которая потребовала запрета на пропаганду в социальных сетях, чтобы закрыть те сайты, где популяризируется движение чайлдфри.

— Почему вы решили внести законопроект именно сейчас?

— Долгое время у нас отсутствие государственной политики по запрету на эту пропаганду приводило к тому, что наши художественные театры за счет бюджета пропагандировали нетрадиционные сексуальные отношения. Вы же не станете отрицать, что это было в «Гоголь-центре», что это делал Кирилл Серебренников, это делал и господин Богомолов? При этом за счет бюджетных средств, отрицая все ценности, которые пропагандирует даже наш Основной закон — в Конституции написано.

Поэтому мы внесли [на рассмотрение в парламент] поправки в закон об информационной политике, дополнив новым пунктом статью, где как раз говорится о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений и о запрете пропаганды отрицаний традиционных семейных ценностей. Именно в такой формулировке мы внесли дополнения в закон о федеральной поддержке кинематографии. Понимаете, наше общественное пространство сейчас однобоко заполнено пропагандой с помощью художественных образов, героизирующей этих людей. Надо от этого отказаться. Раз не получается у самого сообщества, (и режиссерское сообщество, и деятели культуры — не саморегулируемые сообщества), с помощью закона мы хотим это запретить сейчас.

— Чайлдфри тоже записано в законопроекте?

— В этом законопроекте не может быть записано название движения. Мы говорим о запрете пропаганды отрицания традиционных семейных ценностей. Про чайлдфри — это я просто привожу вам пример.

«Нетрадиционные отношения — это аномалия, диагноз»Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru

— Вы обозначаете определение, что такое «традиционные ценности»?

— Что значит перечислены ли традиционные семейные ценности? Скажите, любовь — это традиционная семейная ценность? Любовь мужичины и женщины и дети, которые рождаются от любви. На то она и традиционная семейная ценность, что не надо разъяснять, что это такое. Я это имею в виду.

Брак — союз мужчины и женщины и семья, которая в результате этого брака, и рожденные от этой любви дети — это традиционная ценность? Вот о чем идет речь. Это то, что передается из поколения в поколение. Традиции есть в каждой семье. Многодетная семья — это культурная традиция кавказских народов, их традиционная ценность. У русских людей тоже, как правило, многодетная семья, многопоколенческая семья — это традиционная ценность.

Мне кажется, традиционные ценности не нуждаются в объяснении.

Не случайно у нас сейчас светское государство, а в основу государственного праздника, который указом президента утвержден, причисленные к лику святых Петр и Феврония и их светлое чувство — любовь. Это ведь традиционная ценность, которая перекочевала из Русской православной церкви в наше светское государство. Я не затрудняюсь в объяснении, но скажите, пожалуйста, вам надо объяснять, что такое классика? Почему Толстой, Достоевский — это классика?

— Если я в личном разговоре или в интернете обсуждаю с кем-то тему ЛГБТ, как правоохранительные органы поймут, пропагандирую я что-то или просто обсуждаю? Не станут ли поправки запретом на обсуждение?

— Если вы сидите на кухне и обсуждаете это, если вы обсуждаете спектакль, который поставил Кирилл Серебренников — я не думаю, что вы что-то пропагандируете. А вот Кирилл Серебренников, когда по сцене бегают голые девушки-лесбиянки, занимаясь любовью на сцене, — это как раз и нужно запрещать. А ваше обсуждение — это ваше личное право и ваше лично дело, вы свободные люди.

— Каминг-аут, публичное признание в гомосексуальности, будет считаться пропагандой?

Это же не пропаганда. Признание каким-то деятелем своей сексуальной ориентации. Это то же самое, что больной раком скажет, что он болен. Ну признался он, что больной, что из этого? Это будет вызывать сочувствие.

— А пропаганда многоженства будет запрещена?

— Пропагандирование? Да, я могу сказать, что многоженство — это не традиционная семейная ценность. Традиционная семейная ценность — это семья, дети, любовь.

Многоженства в законе нет. Можно вписать, что многоженство — это нетрадиционная ценность. Если она пропагандируется с помощью художественных образов, фильмов, спектаклей в «Гоголь-центре», то это будет считаться пропагандой отрицания традиционных семейных ценностей.

— А что делать с классическими произведениями, такими как «Лолита»?

— Я понимаю ваше стремление говорить о классических произведениях и о том, что их надо запретить. Нет. Я хочу вам сказать, что ни «Анна Каренина», ни «Тихий Дон», ни «Лолита» — это не те произведения, которые будут под запретом. Речь идет абсолютно о другом, о намеренной пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений. Я понимаю, о чем вы сейчас говорите. Но как вы запретите классику?

Кадр из фильма «Лолита»Фото: kinopoiskКадр из фильма «Лолита»

— Статьи о ЛГБТ-пропаганде применялись у нас к оппозиционерам. Например, Юрий Дудь (признан Минюстом СМИ, выполняющим функции иностранного агента. — NEWS.ru) взял интервью у гея, его обвинили в пропаганде. Вы согласны с такой трактовкой?

— Вот скажите, пожалуйста, Дудь взял интервью у гея о чем? Если Дудь взял интервью у гея о том, за кого гей пойдет голосовать — да пожалуйста, меня не интересует, что на эти вопросы отвечал гей. А если Дудь пригласил гея, и этот гей пропагандировал свои, так сказать, способы любовных утех со своим партнером — вот это нужно запрещать. Дудь это протранслировал и распропагандировал это в массовом сознании. Это уже будет пропаганда.

Я считаю, что нетрадиционные сексуальные отношения — это аномалия, своего рода диагноз. Если вы будете пропагандировать свой диагноз и вас это не смущает — это ваше право, идите и пропагандируйте. Если вы не хотите этого делать — не делайте. Преследовать вас за то, что вы рассказываете о своем диагнозе, вас никто не будет.

— Сообщества, о которых вы упомянули, там будет вестись работа по отслеживанию «зачинщиков» этих обсуждений?

— Это уже вопрос другого характера. Мы сейчас говорим о пропаганде. Мы говорим об идеях, а не о людях. Мы не говорим о преследовании людей, мы говорим о запрете на пропаганду. Если это поправки в закон о господдержке кинематографии, ну кого тут преследовать? Надо просто запретить к показу, запретить финансировать из федерального бюджета фильм, который пропагандирует этот нетрадиционализм.

Перехлеста нет даже в самом законе. Перехлест есть в трактовке, когда начинают пугать, что «Анну Каренину» запретят или «Тихий Дон». Глупость великая. Поэтому мы сейчас говорим о том, что когда с помощью художественных образов без художественной на то необходимости занимаются пропагандой — вот о чем идет речь.

На спектакли ведь ходят не только родители, но они и водят с собой детей. И когда происходит такая героизация этих нетрадиционалов, а потом они еще и становятся медийными лицами на каких-то телеканалах, естественно, картинный ряд выстраивается: «О, я видел его где-то там, значит я тоже буду таким же крутым».