С сентября 2023 года больницы и поликлиники РФ смогут использовать для ремонта иностранной медтехники неоригинальные запчасти. Об этом идёт речь в проекте приказа Росздравнадзора. Это, как заявили NEWS.ru в пресс-службе ведомства, «позволит избежать рисков дефицита и будет способствовать развитию производства комплектующих». Чиновники утверждают, что нововведение не окажет влияния как на безопасность используемых комплектующих, так и на качество медпомощи, оказываемой с их применением. Совместимость «альтернативных» компонентов с используемыми машинами и их принадлежность будет подтверждаться испытаниями в ФГБУ «Всероссийский научно-исследовательский институт медицинской техники» (ВНИИМТ). О том, какие риски таит предлагаемое нововведение, можно ли запустить производство отечественных заменителей и многом другом, NEWS.ru поговорил с генеральным директором российской Ассоциации предприятий по продаже и ремонту медицинской техники Андреем Полтавцевым.

— Андрей Геннадьевич, насколько остро стоит проблема поставок иностранного оборудования для российских больниц и поликлиник? Есть ли вероятность закрытия мировых рынков медтехники для РФ?

— Такая проблема стоит очень остро. Ничего не закроется, но, конечно, будут ограничения. Например, Япония закрыла поставки. У нас очень много рентгеновского оборудования, КТ производства Toshiba. Всё это находится в больницах и поликлиниках на государственно уровне, и, соответственно, решаться проблема должна на государственном уровне. Если не хотят поставлять напрямую, то что поделать. Есть куча вариантов параллельного импорта.

Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru

— Какая ещё медтехника и оборудование сейчас находятся в наибольшей зоне риска?

— Вся сложная тяжёлая медтехника, там, где существует программное обеспечение — КТ, УЗИ, МРТ, маммографы, другие приборы. Наши, скажем так, «недружественные страны» боятся поставлять стиральные машины из-за того, что вдруг русские с них снимут микрочипы и переставят в ракеты, а чипы существуют во всей электронике.

— По какой схеме будет работать предлагаемая система ремонта/поддержки медтехники и оборудования за счёт «неоригинальных» запчастей и комплектующих? И насколько промышленность в РФ подготовлена к тому, чтобы разворачивать производство тех наименований, которые раньше импортировались?

— Промышленность у нас недостаточно, конечно, к этому готова, но сейчас есть очень большой шанс подняться тем отраслям, которые были заняты западными поставщиками. Когда была пандемия COVID-19, возник вопрос поставки аппаратов ИВЛ. Но тогда у западных участников рынка у самих не хватало продукции, и ничего они поставить не могли. В итоге наша промышленность вышла в течение двух-трёх месяцев — те же уральские поставщики быстро нарастили производство (в России аппараты ИВЛ производят на входящем в структуру госкорпорации «Ростех» Уральском приборостроительном заводе (УПЗ) в Екатеринбурге. — NEWS.ru), что-то закупалось в Китае, хотя у них у самих не хватало ИВЛ. Свои аппараты ИВЛ Россия поставляла и в США (однако Вашингтон утилизировал партию аппаратов из РФ после инцидентов с их возгоранием в российских клиниках и гибелью пациентов в 2020 году. — NEWS.ru), и в Италию, рентгеновские аппараты тоже экспортировали. Тут главное не затовариться.

Фото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

— А такая проблема тоже может возникнуть?

— Может по каким-то отдельным продуктам. А что касается тяжёлой техники, о которой я говорил (МРТ, КТ, маммографы), то у нас есть свои разработки. Вопрос лишь в том, как будет строиться стратегия их производства. Давно уже говорится о том, что в РФ загубили производство медтехники. Почему? Потому что конкуренция с западными производителями. Потому что недобросовестное поведение и нечистоплотность, особенно на рубеже 1990–2000-х годов, большое количество административных органов. Мы все хорошо помним дела с закупками КТ и МРТ с тройными-четверными накрутками цен. Чего только не было. И если это всё сегодня исчезло, то не до конца.

— Возвращаясь к российскому медпрому, что нужно для его оживления?

— Для того чтобы возродить российскую промышленность, необходимо то, что требовали всё время: дайте госзаказ. Дайте госзаказ и посчитайте, сколько надо оборудования для учреждений здравоохранения. У нас, например, отличная школа УЗИ, есть кому разрабатывать оборудование, производить плановую замену оборудования в лечебно-профилактических учреждениях, что даст возможность планирования производства на долгие годы. Необходимы преференции для российских производителей медоборудования.

— А есть ли данные, какой процент иностранной медтехники сейчас используется в российских государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения в РФ?

Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru

— Этот вопрос нужно задавать в Министерство здравоохранения, у него спрашивать. Но, в принципе, около полутора лет назад считалось, что доля зарубежной медтехники у нас составляет 83–85% общего числа оборудования. Сейчас она немного снизилась, примерно на 10–12%. Но тут есть нюансы: если исходить из того, что мы живём в Союзном государстве с Белоруссией, то процент может быть другим, если говорить про СНГ — третьим. Тут тяжело вычленить, потому что кооперация достаточно хорошо развита, особенно с такими странами, как Белоруссия или члены ЕврАзЭс. Сейчас параллельный импорт идёт из десятых стран, а поставляет оборудование, допустим, Казахстан.

— Не приведёт ли переход на «неоригинальные» аналоги к снижению качества работы оборудования и, как следствие, качества медобслуживания россиян?

— В переходе на аналоги ничего страшного нет, особенно в том формате, в каком предлагает Росздравнадзор, потому что качество продукции будет проверять подведомственное ему ФГБУ ВНИИМТ. И одновременно это даст возможность роста производства запчастей на российских предприятиях, организации новых рабочих мест и снижению трат на закупку импортных запчастей.

Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru

— Но всё же есть ли риск ухудшения качества работы оборудования, если комплектующие, например, поставляются по серым схемам параллельного импорта или другими способами?

— Риск есть в одном: если одновременно все зарубежные компании запретят поставки своей продукции. Можно сравнить это, опять же, с автомобилями — нет несколько месяцев ни BMW, ни Mercedes, ни Ford. Все потихонечку ушли с российского рынка. Но на их место приходят Корея, Китай. Иран собирается поставлять, я думаю, что и Индия присоединится. Но тут, правда, речь идёт о здоровье граждан. И главное: всё упирается в деньги. Если не будет запчастей, то, чтобы в конкретном лечебном учреждении функционировал КТ или рентген, зависит от средств, которые должно выделять государство на замену данной техники.