В бессобытийность столичной политической жизни после завершения голосования по поправкам в Конституцию внесло какое-то разнообразие возбуждение против одной из наиболее видных московских оппозиционерок Юлии Галяминой уголовного дела по статье 212.1 УК РФ «Неоднократное нарушение правил проведения митингов, пикетов или демонстраций». Для того чтобы попасть под статью, достаточно более двух раз в течение полугода попасть под КоАП. У Галяминой прошёл обыск на даче, затем — в её московской квартире, с неё взяли подписку о невыезде.


Юлия Галямина за последние несколько лет выросла в одну из наиболее значимых фигур столичной оппозиции, и потому действия против неё привлекают к себе немалое внимание. Её биография до сорока лет не представляла собой ничего особенного, за исключением разве что научных интересов (она работала преподавателем в МГУ и ВШЭ), — изучение кетского языка. Заметим, что многие политики в позднесоветское время выходили из среды филологов, достаточно вспомнить глав Грузии, Азербайджана, Армении и Абхазии — Гамсахурдию, Эльчибея, Тер-Петросяна и Ардзинбу. Все они, в общем-то, внесли негативный вклад в историю и своих, и соседних народов, инициировав этнические конфликты и разжигая страсти, вместо того чтобы утихомирить их. Университетское образование и научные степени вовсе не сподвигли руководителей к спокойствию и сдержанности, напротив, они шли в авангарде самых шовинистических настроений народа.

Кетский язык, на котором сегодня, по сути, никто уже и не говорит, вызывает большой интерес и российских, и американских языковедов как родственный языкам ряда племён североамериканских индейцев, в том числе апачей. И изучение его весьма плодотворно в научном смысле. Но, как это нередко бывает, Галямину увлекли иные страсти. И тут интересно задуматься: почему человек, делавший до сорока лет преподавательскую карьеру, вдруг уходит в политику, особенно в современной России, где через публичную (да ещё оппозиционную) активность практически невозможно чего-то достичь.

twitter.com/galiamina

Что было решающим в случае Галяминой — невозможность реализоваться в науке, черты характера, влияние окружения, какое-то чрезвычайное происшествие, изменившее жизнь, или же исполнение заветной мечты? Думается, к участию в политике её подтолкнула общественная активность по месту жительства. Такое бывает — сегодня мамочка пишет обращения в управу насчёт детской площадки или незаконной парковки, потом втягивается, и вот уже она — кандидат в депутаты. Она явно не принадлежала к типу неустроенных людей наподобие Ильдара Дадина, по имени которого прозвали статью, по которой и возбудили дело против Галяминой. С Дадиным всё просто: человек метался без настоящего дела, не знал, к чему себя приложить, и вот 2011 год, массовые акции протеста — его засосало.

Галямина — типичная активистка, защитница парка — оказалась неслучайным человеком в политике, в отличие, скажем, от забытой уже Евгении Чириковой. После нескольких неудачных попыток избраться она таки стала в 2017 году депутатом Тимирязевского муниципального собрания. Но в этом районе оппозиция не получила большинства, так что Галямина не возглавила муниципалитет, оставшись рядовым депутатом. Однако неудачу в районе она компенсировала повышенной активностью в общегородском масштабе, выдвинувшись в первые ряды оппозиции.

И вот здесь и образуется точка бифуркации — что делать дальше честолюбивому и энергичному политику в современных условиях? Можно сосредоточиться на работе в муниципальном собрании, делать малые, но полезные дела. Так поступил Яков Якубович, возглавивший после победы оппозиции Тверской муниципальный округ в самом центре Москвы. Другие же выбирают для себя путь конфронтации, априори бесполезной, ибо исполнительная власть всегда будет их сильнее. Таков путь Ильи Яшина, возглавляющего собрание Красносельского района, или Галяминой. Зачем они так поступают, поднимаясь выше уровня своей компетенции, понятно. На делах районного уровня необходимых авторитета и известности не заработать. Они говорят, что полномочий у мундепов совсем мало, поэтому ничего сделать невозможно. Но они же знали, куда шли, знали про свои ограниченные полномочия.

С другой стороны, их можно понять. И Яшин, и Галямина, и, например, другой известный оппозиционер из муниципальных депутатов Константин Янкаускас достигли возможного для них в современной России потолка. Дальше их не пустят ни при каком раскладе. Возбуждение уголовного дела против Юлии Галяминой — это одна из таких мер по пресечению её возможной активности, как и задержание в прошлом году одновременно с Яшиным и Янкаускасом, когда все трое пытались зарегистрироваться кандидатами в Мосгордуму.

Константин ЯнкаускасКонстантин Янкаускасvk.com/konstantin.jankauskas

И вот тут уже вопрос к власти — есть ли смысл не давать расти оппозиции? Ведь тем самым искусственно взращиваются побеги недовольства. Получи они реальную власть, половина из них успокоилась бы на достигнутом, став мэрами и губернаторами. Та же Галямина с её беспокойным и неуживчивым характером, попади она во власть исполнительную, быстро была бы выдавлена из неё, поскольку не смогла бы работать с людьми. Либо была бы вынуждена наступить на горло собственной песне и работать в команде, без демагогии и митинговщины, занимаясь реальными проблемами жителей.

В Восточной Европе, Прибалтике люди с таким бэкграундом, как у Галяминой или Яшина, запросто приходят к власти, возглавляют города, и трагедии не происходит. Проработав срок-другой, они, как правило, бесследно исчезают, передавая эстафету следующим честолюбцам. А у нас в России они зря теряют время, находясь в межеумочном положении: и не думская системная оппозиция, и не несистемная, поскольку какой-то статус всё-таки имеют.

Для власти это удобно — борьба с такими, как Галямина, не требует больших усилий. Но у нас вырастают целые поколения, не допущенные до власти и обречённые заниматься имитацией политики. Но в случае кризисного момента именно их представители будут иметь возможность прорваться в управление, как это случилось в перестройку. И это будет чревато всевозможными негативными последствиями и в силу отсутствия необходимого опыта у этих людей, и в силу накопленных ими обид и прочего негатива. Если власть задумывается о будущем страны, то ей следует дать возможность достаточному количеству людей побывать за штурвалом управления.

Добавьте наши новости в избранные источники