Впервые со времён диктатуры Франсиско Франко ультраправые смогли войти в парламент Испании, но их результат эксперты склонны оценивать как неожиданно слабый. Несмотря на относительный рост популярности различного рода антиглобалистов и евроскептиков, сторонники единства Европы сохраняют доминирующее положение за несколько недель до транснациональных выборов в Европейский парламент.

По последним данным, на прошедших 28 апреля выборах в парламент (Генеральные кортесы Испании) первое место занимает Испанская социалистическая рабочая партия (PSOE) — она набрала около 30% голосов и тем самым улучшила свой результат по сравнению с прошлым голосованием (в 2016-м социалисты набрали 22,63%). Также в нижнюю палату (Конгресс депутатов) проходят консервативная Partido Popular (Народная партия) — с результатом около 17%, либеральная партия Ciudadanos («Граждане») — чуть более 13%, ультралевые Podemos («Мы можем»), которые набрали около 12%, а также представители ультраправой партии Vox («Голос») — за неё отдали голоса более 9% избирателей.

Хотя социалисты добились хороших результатов и по итогам голосования получат 123 места из 350 в Конгрессе депутатов, этого недостаточно для формирования однопартийного правительства, отмечается в материале европейского бюро издания Politico. Следовательно, в дальнейшем PSOE предстоит сформировать коалицию, как один из вариантов её конфигурации — альянс социалистов с Podemos и региональными партиями, в частности, с Баскской националистической партией и Левыми республиканцами Каталонии (сторонниками каталонского сепаратизма). Другой вариант — союз PSOE и «Граждан». При этом независимо от состава парламентской коалиции действующий премьер-министр и лидер PSOE Педро Санчес сохранит свой пост, поскольку он — единственная кандидатура, которая опирается на поддержку парламентского большинства, заключает Politico.

Педро Санчес приветствует сторонников в штаб-квартире Испанской социалистической рабочей партииФото: Xinhua/Global Look PressПедро Санчес приветствует сторонников в штаб-квартире Испанской социалистической рабочей партии

Выборы в испанский парламент носят досрочный характер: 15 февраля 2019 года Педро Санчес объявил о роспуске Конгресса депутатов из-за того, что народные избранники большинством проголосовали против представленного правительством бюджета. Санчес возглавил правительство в июне 2018 года после того, как парламент вынес вотум недоверия предыдущему кабинету министров премьера Мариано Рахоя — из-за обвинений в коррупции среди высокопоставленных функционеров правящей на тот момент Народной партии. Именно данная политическая сила стала главным аутсайдером завершившихся выборов: по сравнению с 2016 годом (33,01%) сейчас её результат ухудшился почти вдвое.

В свою очередь успех испанских социалистов во многом объясняется тем, что их предвыборная кампания строилась на призывах к мобилизации электората для противостояния ультраправым, которые вроде бы постепенно набирали силу.

Так, в декабре 2018 года партия Vox сравнительно успешно выступила на региональных выборах в Андалусии: она получила 12 из 109 мест в парламенте автономной области, а её глава Сантьяго Абаскаль назвал результат триумфальным. Своими ближайшими союзниками в Европе члены Vox видят возглавляемое Марин Ле Пен «Национальное объединение», а сама Ле Пен называла членов испанской политической силы своими друзьями. В своей предвыборной программе ультраправые делали акцент на таких пунктах, как ужесточение миграционной политики, борьба за традиционные ценности и против глобализации и мультикультурализма, усиление позиции национальных государств в ущерб Евросоюзу.

Фото: Jesus Merida/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Педро Санчес и его сторонники активно призывали испанцев объединиться против ультраправой угрозы, впервые усилившейся со времён диктатуры Франко и грозящей Испании возвращением к авторитаризму. Результат подобной агитации — неожиданно высокая явка избирателей на уровне 75%, что на 8,5% больше, чем в 2016-м году.

Будущее победило, а прошлое проиграло... Мы отправили миру сообщение: мы можем победить реакционеров-авторитаристов, — прокомментировал премьер победу однопартийцев.

И хотя ультраправые смогли зафиксировать тенденцию и пройти в испанский парламент, их результат оценивается как посредственный: ожидалось, что за счёт поддержки южных регионов, «где не любят иммигрантов и любят корриду», партия Vox могла увеличить своё присутствие в Конгрессе депутатов.

Они (сторонники партии Vox. — News.ru) собирались войти в Конгресс депутатов, выбив дверь, а в итоге им приходится вежливо звонить в звонок, комментирует итоги парламентских выборов в Испании газета El Mundo.

В целом на Западе победу социалистов и относительно слабый результат Vox оценивают как показатель поддержки населением институтов Евросоюза накануне назначенных на 26 мая выборов в Европарламент.

Алексей Макаркин, вице-президент Центра политических технологий:

Специфика Испании в очень сильном левом движении, уходящем корнями во времена Второй Испанской Республики 1931–1939 годов. Фактически Испания сейчас — единственная страна Европы, где столь активно обсуждаются события 1930-х. Для этого достаточно посмотреть, насколько остро стоит вопрос о переносе останков Франко из мемориального комплекса «Долина павших».

Испанская нация с периода гражданской войны (1936--1939) традиционно разделена на две условные «субкультуры»: традиционалистскую и левую, исторически связанную с рабочим классом, при этом привлекающую существенную часть среднего класса и интеллигенции. Ещё один важный элемент политического раскола в Испании — вопрос о независимости Каталонии. Левые традиционно выступают за то, чтобы Каталонию отпустить или предоставить ей относительную свободу, а крайне правые наоборот хотят ликвидировать автономию.

Поэтому и антиглобализма в Испании тоже два. Левый вариант представляет партия Podemos. Сейчас на выборах ультралевые несколько ослабили Испанскую социалистическую рабочую партию, перетянув часть её голосов к себе. Ультраправый вариант антиглобализма представляет партия Vox, которая ослабила традиционных консерваторов из Partido Popular.

В Европе с поправкой на местную специфику наблюдается аналогичная ситуация, когда за счёт ослабления позиций традиционных социалистов или традиционных консерваторов усиливаются левые или правые популисты. При этом, несмотря на специфику, выборы в Испании свидетельствуют о другой общеевропейской тенденции: усиление различного рода антиглобалистов не мешает представителям элиты продолжать контролировать ситуацию. В той же Франции, если верить соцопросам, сторонники Макрона слегка опережают симпатизантов «Национального объединения», при этом условная партия «жёлтых жилетов», если бы выборы были сейчас, вряд ли прошла бы в Европарламент.

Антиглобалисты, конечно, усилились в последнее время за счёт разочарования европейцев в деиндустриализации, отсутствии ярких идей и целей, ухудшения экономического положения, но представители элиты Евросоюза не сидят сложа руки и более-менее успешно адаптируются к изменившейся ситуации.