В российском правительстве обсуждается вопрос ограничения выплат топ-менеджерам государственных компаний. Данная инициатива предполагает свести сумму к 30 млн рублей в год — уровню трёх годовых вознаграждений нынешнего премьер-министра Михаила Мишустина. Но исключения возможны, их установит лично президент Владимир Путин. Эксперты полагают, что такое новшество рискует оказаться разрушительным для компаний, которые работают по правилам рынка.


Ожидается, что зарплату привяжут к определённым KPI: для коммерческих предприятий, где Россия не является единственным акционером, это будет «динамика выручки, чистой прибыли и рыночной стоимости компании», для некоммерческих утвердят отраслевые KPI (РФ контролирует или владеет крупными долями более чем в 40 фирмах).

Данная идея обсуждается ещё с марта в аппарате первого вице-премьера Белоусова, сообщил «Коммерсанту» осведомлённый источник. Однако там утверждают, что в повестке вопроса нет. Другой источник издания уточняет, что речь идёт о специальной рабочей группе под руководством главы аппарата правительства Дмитрия Григоренко. 

Надо сказать, что вопрос привязки выплат топ-менеджменту госкомпаний ранее поднимался, однако не получил поддержки.

Очевидно, что топ-менеджеры государственных корпораций, привыкшие ежемесячно получать восьмизначные суммы, вряд ли будут рады такому решению. Хотя, вероятнее всего, первым действием в случае введения ограничений на величину заработных плат окажется поиск вариантов обойти правила. В конце концов существуют опционные программы, непрямые виды поощрения и стимулирования и т. д.

Хотя, с другой стороны, уже давно известно, что сверхвысокие зарплаты абсолютно никак не стимулируют чиновников работать эффективнее. Подобные исследования многократно проводились в самых разных странах, особенностями рынка труда занимались такие известные экономисты, как Джозеф Стиглиц, а то и целые команды исследователей. И вердикт всегда был один: запредельный уровень дохода приводит к тому, что чиновник всё меньше начинает интересоваться делами компании и всё больше тем, как увеличить свой капитал.

Впрочем, данная тема касается не только чиновников — достаточно посмотреть на наших футболистов, зарплаты многих из которых превышают суммарный доход всех игроков некоторых национальных сборных, находящихся в рейтинге FIFA куда выше российской команды. А вот сказать, пойдёт ли на такие меры правительство, достаточно трудно. Да, команда Михаила Мишустина работает совсем в ином стиле, чем их предшественники, и уже несколько раз успевала приятно удивить нестандартными решениями. Но, полагаю, лобби, выступающее за сохранение сверхвысоких доходов, пока ещё крайне сильно и наверняка окажет сопротивление всеми доступными средствами. При этом такое новшество может оказаться и разрушительным для компаний, которые работают по правилам рынка.

Алексей Коренев

аналитик ГК «ФИНАМ»

Вне зависимости от того, связано ли данное предложение с грядущим голосованием по поправкам в Конституцию (а на это направление сейчас брошены все силы пропагандистской машины), вполне вероятно, что мы станем свидетелями уникального зрелища немалой по силе подковёрной борьбы между сторонниками и противниками сохранения сверхдоходов топ-менеджеров госкорпораций, допускают опрошенные эксперты.

Вместе с тем заметим, что годовые доходы топ-менеджеров крупных зарубежных компаний могут превышать уровень оплаты аналогичных российских управленцев в 5–10 раз. Топ-менеджмент государственных предприятий не относится к чиновникам, в нашей стране не развито использование прогрессивной шкалы налогообложения, а уровень переменной части вознаграждения управленцев привязан к корпоративным KPI.

Учитывая, что правительственные структуры принимают участие в управлении государственными корпорациями, дабы обеспечить эффективность проведения государственной политики в отдельных отраслях, целесообразно говорить не об ограничениях, а об установке прозрачных измеримых показателей для оценки эффективности работы компании и жёстких требованиях по их исполнению, сказал доцент кафедры государственного и муниципального управления РЭУ им. Г.В. Плеханова Максим Соколов.

Рыночные условия, измеримые результаты работы и возможность оперативной корректировки KPI управленцев госкомпаний по задаче государственной политики должны определять доход топ-менеджеров, а не отдельные ограничительные меры, в частности привязки к зарплатам членов правительства.

Максим Соколов

доцент кафедры государственного и муниципального управления РЭУ им. Г. В. Плеханова

Не следует пытаться приравнивать власть к рынку — у государственного и корпоративного менеджмента разные цели и задачи, различные результаты и уровень оплаты труда, что согласуется с опытом большинства развитых стран мира, подчеркнул специалист.

К сведению: Россия контролирует крупные доли более чем в 40 компаниях. «Роснефть» в 2019 году потратила на выплаты правлению 3,57 млрд рублей, РЖД — 2,7 млрд рублей, «Транснефть» — 2,34 млрд рублей, «Газпром» — 1,5 млрд рублей, «Аэрофлот» — 2,138 млрд рублей.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен