Новая военно-политическая ситуация, возникшая две недели назад после начала специальной военной операции России по смене власти в Киеве, поставила блок НАТО перед нелицеприятным фактом, который невозможно замаскировать никакими заявлениями: состоящий из самых продвинутых в экономическом и военном отношении стран блок оказался не в состоянии оказать какую-либо реальную помощь стране, которую там называют «жертвой агрессии». В четверг это был вынужден признать сам генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, призвавший союзников «переосмыслить» свою долговременную стратегию. И внутри самого НАТО сегодня царят пессимизм и уныние, вызванные тем, что его страны-участницы неожиданно осознали, что их союз в реальности оказался бумажным тигром.

В ходе трёхдневной конференции по проблемам обороны и безопасности (она проходила частично в режиме онлайн, частично в канадской столице Оттаве) Столтенберг обозначил, что в свете происходящих на Украине военных действий западным союзникам требуется выстроить «передовую линию обороны» на востоке Европы.

Нам надо серьёзно переоценить нашу способность к долгосрочному приспособлению наше состояние, наше присутствие, нашу способность к быстрому развёртыванию. Осенью, а особенно после вторжения, мы уже предприняли определённые шаги. Но нужны и долговременные изменения, — сказал он.

Против молодца — сам овца

Однако Столтенбергу и его аудитории приходится в каком-то смысле лгать самим себе, изобретая разного рода эвфемизмы и увёртки, чтобы не называть вещи своими именами, а именно что евро-атлантический блок сел в огромную лужу.

НАТО выглядело на высоте, когда дело касалось бомбардировок беззащитной Югославии или вторжения в Ирак. Но когда на горизонте замаячило противостояние с равным по силе противником, Россией, западные страны показали своё полное соответствие поговорке «молодец против овец». Источая воинственную антироссийскую риторику, Блок испугался разместить свои силы передового базирования хоть на сантиметр восточнее границы с Украиной или хотя бы закрыть над ней небо, о чём его буквально молили в Киеве.

Закрытие украинского неба означало бы начало полномасштабной войны в Европе с участием Североатлантического альянса. Единственная возможность сделать это в такой враждебной ситуации, которую мы наблюдаем на Украине, — это массированно атаковать российские системы ПВО, — заявил генсек НАТО.

Поэтому отчёт Столтенберга в Оттаве о том, что НАТО «утроило размер сил быстрого реагирования и усилило их боеготовность», прозвучал как жалкая попытка доказать кому-то (в первую очередь самому себе), что в современном мире в самом существовании Альянса есть смысл хотя бы для кого-то помимо его бюрократии и военно-промышленного комплекса и что трусливое дезертирство западных стран в текущей ситуации не означает смертный приговор, который НАТО подписало само себе.

Пышное словоблудие норвежца в ответ на конкретные вопросы участников конференции ещё сильнее высвечивало, что сказать-то Столтенбергу по сути вопросов и нечего.

Очевидно, что мы столкнулись с новой реальностью, новой конфигурацией системы безопасности, новой нормальностью. Россия открыто бросает вызов нашим базовым ценностям, включая право НАТО защищать своих союзников, — растерянно повторял чиновник свои же заявления, сделанные им ещё 16 февраля (в дату, которую западные разведки считали днём начала военной операции России).

Всё ушло в гудок

Подобное выступление главного натовского чиновника ни о чём объясняется тем, что НАТО не находится в прямом конфликте с Россией и вступать в него из-за любой страны — не члена Альянса не собирается, сказал NEWS.ru военный эксперт Олег Пономаренко.

Совсем недооценивать боевые возможности НАТО тоже не следует, однако его системная слабость в том, что организация с подобной рыхлой конфигурацией вынуждена примирять не всегда совпадающие интересы своих членов, находящихся в совершенно различных геополитических условиях. Растерянность генсека НАТО отчасти вызвана ещё и опасениями внести раздор в собственные ряды.

Олег Пономаренко эксперт Центра стратегической конъюнктуры

Ещё более жалким генсек НАТО выглядел, когда говорил о необходимости ввести в уравнение Китай как потенциального союзника Москвы. Если даже непрямое противостояние со 145-миллионной Россией вызывает у натовских политиков холодный пот, то перспектива обидеть могучую тоталитарную страну с населением на порядок большим и не боящейся, в отличие от одряхлевшей Европы, «трогать тигра за усы», выглядит для западных стран экзистенциальным кошмаром.

Как указывает Олег Пономаренко, политическую волю НАТО сильно подорвало его расширение на восток.

Поскольку к Блоку присоединились страны, имеющие совсем другую историю взаимоотношений с Россией, чем его «старое ядро». В союзе, где все решения принимаются консенсусом, это кардинально ослабило возможности для принятия таких решений, — объясняет он.

Своим страхом в Брюсселе пока добились только одного: НАТО как реальный инструмент военно-политического влияния списал со счетов даже президент Украины Владимир Зеленский, очень рассчитывавший, что вся мощь западного сообщества не уйдёт в гудок. В Киеве с горьким разочарованием поняли, что с такими союзниками, как НАТО, и врагов не надо и что Запад цинично использует Украину в качестве прокси в своём противостоянии с Россией.

Столтенберг в четверг косвенно признал, что если НАТО будет и дальше продолжать вести страусиную политику, в Альянсе разочаруются не только в Киеве, но и в Швеции и Финляндии, которые после 24 февраля стали проявлять активный интерес к вступлению в Блок.

Вооружён и не опасен: НАТО призналось в своём бессилии Фото: nato/flickr.com

Что при таких реалиях делать НАТО и что делать с самим НАТО — этой теме будет полностью посвящена встреча министров обороны стран НАТО, намеченная на следующую неделю, а конечное решение должен принять саммит Альянса в июне.

Ещё до начала российской специальной военной операции эксперты NEWS.ru подсчитывали, что в случае прямого противостояния России и НАТО в Восточной Европе результат, скорее всего, оказался бы ничейным.