В городе Армавире случился громкий катаклизм. Депутат местного совета от КПРФ Виноградов закрасил чёрной краской памятную доску, установленную на территории армянской церкви в честь Гарегина Тер-Арутюняна, известного как Нжде. На первый взгляд, такой поступок выглядел бы актом вандализма, если бы не одно «но» — фигура Нжде вызывает крайне противоречивые оценки. Прежде всего, у беспристрастных историков и аналитиков есть серьёзные вопросы к его явному сотрудничеству с гитлеровскими властями, какими бы благими намерениями это сближение с нацизмом не оправдывалось. А это вопрос принципиальный.


Не случайно все участники недавнего саммита СНГ заранее договорились о принятии обращения к мировой общественности с призывом противодействовать искажению истории и не допускать героизации нацизма. Казалось бы, в этом вопросе не могло быть расхождения, ибо та победа — подвиг всех народов СССР. Более того, третий комитет Генассамблеи ООН абсолютным большинством голосов принял Резолюцию о борьбе с героизацией нацизма, расовой дискриминацией и ксенофобией. Документ был безоговорочно поддержан и делегацией Армении. И пусть он носит рекомендательный характер, но страны зарезервировали свою ясную позицию в отношении всех попыток пересмотреть итоги Второй мировой и обелить откровенно одиозные фигуры.

Но, как говорится, есть нюансы. Иногда деятели прошлого, заподозренные в сотрудничестве с теми же германскими нацистами, воспринимаются современными творцами истории независимых государств не совсем адекватно. И это встречает непонимание со стороны соседей. В частности, об этом на саммите в Ашхабаде говорил и президент Азербайджана Ильхам Алиев.

Президент Азербайджана Ильхам АлиевПрезидент Азербайджана Ильхам Алиевkremlin.ru

К тому же в прошедшем мае факт наличия информации о прямом сотрудничестве Нжде с Берлином отмечал и российский МИД. Более того, официальный представитель российской дипломатии Мария Захарова выражала недоумение по поводу поспешной установки Тер-Арутюняну памятника в Армении.

Тем более, что этот памятник был установлен ещё прежними властями, которые преследуются за многие злоупотребления и ошибки командой нынешнего премьера — Никола Пашиняна. А потому новая команда могла бы проявить в этом вопросе больше здравомыслия.

Это был человек, которому во времена фашистской Германии, войны принадлежат слова «Погибший во имя Германии, погиб по имя Армении», этот человек причастен к убийству представителей различных национальностей, в том числе евреев и других людей, — обратил внимание Алиев на встрече с заместителем председателя Центра Симона Визенталя Абрахамом Купером и призвал еврейское общество поддержать его в требовании снести памятник Гарегину Нжде в Ереване.

На что Купер коротко и твёрдо отметил — «там есть антисемитизм».

Заместитель председателя Центра Симона Визенталя Абрахам КуперЗаместитель председателя Центра Симона Визенталя Абрахам Куперru.president.az

Между тем памятник, установленный в Ереване Гарегину Тер-Аратюняну воспринимается в самой Армении как дань памяти деятелю, который боролся-де против оккупации Армении турками во время Второй мировой и против угрозы нового геноцида армян. Собственно, эти же аргументы премьер Армении попытался изложить в Ашхабаде. Но понимания явно не встретил. Тем более удивительно выглядели возражения армянского премьера, утверждавшего, что претензии по поводу идеализации личности Нжде являются оскорбительными для армянского народа, героически сражавшегося на фронтах Второй мировой войны.

Армянский народ-то сражался, а вот Нжде был как раз по другую сторону фронта.

Да, он вступил в сотрудничество с представителями нацистской Германии с расчётом на то, чтобы в случае вхождения гитлеровцев в советское Закавказье добиться независимости Армении. А заодно получить гарантии от турецкого вторжения. На деле же, есть данные, что ещё с 1940 года этот деятель способствовал формированию армянских батальонов в составе вермахта. А потом вошёл в Армянский национальный совет, сформированный в Берлине. Недаром он был арестован и закончил свои дни в знаменитом Владимирском централе. Бандеровцев ведь также представляют ныне борцами за украинскую «незалежность».

Наверное, нападать на памятные доски не самый лучший аргумент в споре. Но мы помним, например, что неприятие жителями Санкт-Петербурга памятной доски в честь маршала Маннергейма привело к тому, что доску благоразумно убрали с улицы и поместили в музей как экспонат. Думается, что и в Армавире найдут разумный выход из возникшей неприятной ситуации.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен