Число граждан Армении, которые считают Россию дружественным государством, стремительно падает. Такую тенденцию фиксируют опубликованные данные нового исследования «Кавказский барометр», согласно которым только 57% армян рассматривают Россию как главного друга. Это существенно отличается от результатов предыдущих опросов. Трудно не заметить, что подобные настроения стали возможными благодаря концентрации антироссийских элементов в окружении нынешнего армянского премьера Никола Пашиняна и работе НКО.

Только 57% граждан Армении назвали Россию самой дружественной страной, свидетельствуют итоги нового «Кавказского барометра».

Несмотря на высокий показатель, уровень доверия за последние годы снизился: ещё в 2017 году Россию как самую дружественную страну указывали 63% респондентов, в 2015 году — 75%, а в 2013 году — 83%, — говорится в исследовании.

Занимательно, что в то же время рейтинг далёкой от региона Франции за четыре года вырос в три раза — с 4 до 12%, следует из анализа.

Как уточняют исследователи, опрос проводился с 21 февраля по 15 марта 2020 года — задолго до начала очередного витка напряжённости на границе между Азербайджаном и Арменией, который в очередной раз продемонстрировал склонность Еревана манипулировать темой российской роли, особенно в контексте ОДКБ.

Трудно игнорировать внутриполитический контекст, в котором произошло снижение доверия к России в Армении. Тренд на отказ считать Москву дружественным международным игроком вряд ли мог быть возможен без «содействия» заполнивших Армению западных НКО, тему которых Пашинян поднял в недавнем интервью, заявив, что они работают в его стране ещё с давних времён.

В этом есть своя правда: ставка на западную цивилизационную модель стала элементом долгосрочного видения армянского руководства. Однако то, о чём армянский премьер деликатно умолчал, — именно во время его премьерства «птенцы» этих НКО, спонсируемых Джорджем Соросом, а также фондами и дипмиссиями западных стран, пошли на повышение в армянских госструктурах. Естественно, небезвозмездно — в ответ западные СМИ и правозащитные организации не обращают внимания на то, что, во-первых, в республике заведены уголовные дела против второго и третьего президентов — Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна соответственно, во-вторых, инициировано преследование политических оппонентов, в том числе лидера главной оппозиционной партии «Процветающая Армения», в-третьих, в нарушение конституции перекраивается состав Конституционного суда.

Подобные нарушения, о которых упорно молчат заокеанские наблюдатели, не помешали Армении (кстати, как и окончательно порвавшей отношения с РФ Украине) получить от Сороса $600 тысяч на борьбу с пандемией. И это одобряет не только армянская диаспора, проживающая на Западе, но и само руководство Армении.

Фото: Арам Нерсесян/РИА

Президент Армен Саркисян 5 августа одобрил закон «Об аудиовизуальных медиа», который ограничивает иностранное вещание в Армении в бесплатной сетке. В январе этого года глава Национальной комиссии по телевидению и радиовещанию Тигран Акопян аккуратно дал понять в этом контексте о необходимости нейтрализовать российское влияние на отечественном ТВ.

В нашем цифровом мультиплексе, который обеспечивает право граждан страны бесплатно смотреть те или другие каналы, не должны вещать иностранные телекомпании, — отметил он.

По его словам, некие «пропагандистские» каналы, которые якобы обслуживают чужие интересы, могут сформировать у армянских зрителей «крайне негативное мнение» о важных для Армении проблемах.

То, что в России работают одни пропагандисты — устойчивый оборот для нового официального нарратива Армении. Памятен рассказ о том, как после победы Пашиняна Первый канал захотел взять у него интервью, однако помощник премьера дал жёсткий отказ, аргументировав следующим образом:

Вы, русские пропагандисты, нам неинтересны, — ответил он.

Тенденции на нейтрализацию российского влияния видны не только на телевидении, но и в сфере образования в Армении. К примеру, в республике нет ни одной государственной школы, где бы велось обучение на русском языке, несмотря на то что эта страна входит в ЕАЭС и в ОДКБ. Для контраста: в соседнем Азербайджане, который не входит в российские интеграционные объединения, число школ с преподаванием на русском превышает 300.

Когда в районе Нагорного Карабаха или непосредственно на границе не раздаются выстрелы, сам Пашинян не демонстрирует намерения создать хотя бы минимальное впечатление о готовности к партнёрству с Россией. Показателен случай, когда в этом году армянский премьер отказался поехать на парад Победы в Москву, став единственным лидером среди стран — членов ОДКБ, не присутствовавшим на данном событии. Вспомнил о Москве глава армянского правительства только тогда, когда по вине Еревана в июле на границе с Азербайджаном снова обострилась ситуация: тогда армянская сторона особо не скрывала, что первой открыла огонь по азербайджанским УАЗам. Пашинян активно пытался инструментализировать тему России, апеллируя к её миротворческой роли.

Фото: mil.am

Тем не менее в реальности в Ереване доминирует несколько иной взгляд на РФ. Для внутренней аудитории контакты с Москвой армянская столица склонна оправдывать тактической необходимостью. Показательно интервью с первым послом Украины в Армении, армяноведом Александром Божко, которое взял «Первый информационный». В нём бывший дипломат намекнул, что и Ереван, и Киев «на протяжении длительного времени» были в действительности «заложниками могущественных соседей». В Армении полагают, что российская сторона может повлиять на ряд конфликтных вопросов — просто не хочет этого делать. Например, на это указывает обозреватель Акоп Бадалян, комментируя столкновения диаспор в Москве.

Нет сомнений в том, что у российских властей есть все средства и возможности, чтобы предотвратить такое развитие событий, — пишет автор.

За последнее время армянское руководство сделало всё от себя зависящее, чтобы окончательно подорвать доверие России и укоренить негативное мнение о ней среди собственного народа. Последняя военная эскалация на границе с Азербайджаном и попытки Пашиняна апеллировать к ОДКБ лишь доказали это. Вопрос заключается лишь в том, не стала ли она результатом работы прозападных кругов в Ереване, которые имеют выход на многие государственные структуры, в том числе на Совет безопасности Армении. Положительный ответ на него ставит под сомнение эффективность работы правительства Пашиняна и приверженность властей стратегическому партнёрству с Россией.