Президент США Джо Байден выступил 21 сентября на 77-й сессии Генассамблеи ООН, которая проходит сейчас в Нью-Йорке. Во многом его речь стала ответом на обращение президента России Владимира Путина, который накануне пообещал переход СВО на Украине «в новую фазу», объявил о частичной мобилизации и подчеркнул, что для защиты России и российского народа Москва «использует все имеющиеся в распоряжении средства».

Как заявил Байден с трибуны ГА ООН, «ядерная война не может быть выиграна и никогда не должна вестись». Он также обвинил Россию в «нарушении основных положений Устава ООН» и призвал закончить боевые действия на Украине «на условиях, на которых все подписались». Как именно США собираются предотвратить ядерный удар, господин Байден не уточнил. Зато объявил, что также не допустит использования энергетики «в качестве оружия».

Мы не пассивные свидетели истории, мы творцы истории. Мы можем это сделать, мы должны это сделать — для себя и для нашего будущего, для всего человечества, — завершил американский президент свою речь, которая была в целом о величии Америки, которая, конечно же, выступает за все хорошее и против всего плохого.

Однако никаких рецептов оздоровления международной политики Байден не дал.

Разумеется, за рубежом обратили самое пристальное внимание на ту часть заявления Владимира Путина, в которой президент РФ говорил о Западе, чья цель — «ослабить, разобщить и уничтожить в конечном итоге нашу страну». На военно-политическом жаргоне такое противостояние эксперты называют proxi war (сам российский лидер этого термина, отметим, не употреблял), и в Москве без обиняков указали на то, что отныне воспринимают как противника именно коллективный Запад, а Украину — всего лишь как его пушечное мясо.

Виды драматического театра, разрушенного в результате боевых действий в МариуполеФото: Евгения Смолянская/NEWS.ruВиды драматического театра, разрушенного в результате боевых действий в Мариуполе

Разумеется, украинская тема стала лейтмотивом Недели высокого уровня на Генассамблее ООН. На ней участники будут искать ответ, как предотвратить эскалацию напряженности (взгляд Москвы и коллективного Запада на причины и последствия процессов диаметрально противоположен). К слову, накануне в Нью-Йорк прилетела российская делегация (в урезанном виде из-за невыдачи виз) во главе с Сергеем Лавровым. Глава МИД РФ в первый день дипломатического марафона успел встретиться на полях с главой Международного комитета Красного Креста, гендиректором МАГАТЭ, президентами ЦАР и Швейцарии. Очевидно, встреч с «западными партнерами» будет куда меньше. Само же выступление Лаврова анонсировано на 24 сентября.

Тем временем утром 21 сентября замминистра обороны Великобритании Джиллиан Киган заявила, что прозвучавшую ранее речь президента России не надо воспринимать как блеф.

Очевидно, эти слова надо воспринимать очень серьезно, потому что, как вам известно, мы не контролируем эту ситуацию. Но я не уверена, что и Путин ее полностью контролирует. Но что совершенно ясно происходит эскалация конфликта, — считает представитель Британии.

В свою очередь Байден еще до своего выступления на Генассамблее категорически отверг саму мысль о том, что эскалация конфликта в Европе может привести к применению оружия массового поражения — будь то ядерное или химическое.

Нет, нет, нет. Потому что это изменит мир так, как он не менялся со времен Второй мировой войны. Однако ответ США будет соответствующим, — предупредил Байден, не пояснив, впрочем, о чем идет речь.

Поддоны с боеприпасами на военно-воздушной базеФото: Jonathon Carnell/U.S. Air ForceПоддоны с боеприпасами на военно-воздушной базе

Объявленная в РФ мобилизация, пусть даже частичная, и слова Путина о том, что «мы еще ничего всерьез не начинали», оказались для западников все же неожиданностью. Сейчас в западных столицах наблюдается нечто вроде легкой паники: для всех военных экспертов является аксиомой, что любые военные действия, если они не завершаются быстрой победой одной из сторон, всегда приводят к эскалации, повышению ставок в игре. Война подобна двухколесному велосипеду: на нем можно либо ехать, либо с него упасть, но на нем невозможно стоять на одном месте.

Хотя ряд западных лидеров и дипломатов в среду утром называли объявленную в России мобилизацию «признаком военной слабости» её армии (в частности, такую оценку дала посол США в Киеве Бриджит Бринк), по мнению военного эксперта Павла Золотарёва, западные лидеры (какие бы заявления они ни делали) крайне ограничены в выборе сколь-нибудь существенного ответа на новые шаги российского руководства. И их позиция поэтому намного слабее, чем у России.

Запад как огня боится, чтобы какие-то его действия не были восприняты в Москве как доказательство прямого участия НАТО в конфликте на Украине. Это связано с тем, что большинство армий Альянса и их ВПК совершенно не готовы к сколь-нибудь продолжительной и широкомасштабной войне. В силу этого главная задача натовцев состоит даже не в военно-технической помощи украинской армии, а в том, чтобы не дать России предлога обвинить НАТО во вмешательстве в текущий конфликт. Это опасение накладывает серьезные ограничения на поставки вооружения Украине, потому что Запад не может получить стопроцентных гарантий того, что ВСУ не будут применять его по объектам на собственно российской территории, ведь в Москве совершенно прямо предупредили, что это будет считаться агрессией НАТО против России. В силу этого можно ожидать, что Запад будет ограничиваться поставками на Украину исключительно таких видов вооружений, которые по своим ТТХ не в состоянии достичь целей на территории РФ, ну может еще присылать инструкторов, чтобы обучать украинский персонал. Западные лидеры, разумеется, будут отвечать на эскалацию со стороны России собственной эскалацией, но это будет эскалация словесной войны. Ни на что более серьезное страны НАТО сегодня не пойдут — не просто потому, что они не хотят этого. Они не в состоянии ничего предпринять по объективным причинам.

Павел Золотарёв замдиректора Института США и Канады РАН, генерал-майор в отставке

Министр обороны России Сергей Шойгу в среду рассказал, что в ходе частичной мобилизации будут призваны в общей сложности 300 тысяч резервистов, или 1% совокупного мобилизационного ресурса РФ. По его словам, решение увеличить с 1 января 2023 года число военнослужащих российской армии на 137 тысяч человек продиктовано политикой Запада по отношению к России и ее союзникам, поскольку страны Запада направляют свои силы на сдерживание РФ путем поддержки ВСУ, включая поставки разных видов вооружения Киеву.