Второй форум высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках проекта «Один пояс — один путь» (ОПОП) в Пекине демонстрирует стремление китайского руководства снизить градус обвинений в свой адрес. За последнее время западные страны всё чаще высказывают обеспокоенность истинными целями данной инициативы, считая её инструментом КНР по расширению геополитического влияния. Переговоры между Пекином и европейскими столицами по поводу их подключения к проекту ОПОП только подогрели эту дискуссию.

26 апреля на крупномасштабное мероприятие в столице прибыл и президент России Владимир Путин, который накануне провёл переговоры с лидером КНДР Ким Чен Ыном во Владивостоке, об итогах которых он обещал рассказать своему коллеге. В повестке переговоров с Си Цзиньпином были и другие не менее важные вопросы. Например, развитие комплексных программ — таких, как формирование экономического коридора Россия — Китай — Монголия. МИД Китайской Народной Республики по итогам переговоров двух лидеров выступил с заявлением о том, что Путин и Си Цзиньпин обсудили ситуацию на Корейском полуострове и в Венесуэле.

Лидеры двух стран обменялись взглядами по ситуации на Корейском полуострове, в Венесуэле и по другим вопросам; договорились поддерживать тесные контакты и координацию по региональным и международным делам, а также в рамках многосторонних механизмов, — говорилось в заявлении китайского внешнеполитического ведомства.

Ключевая часть форума, а также наиболее важные многосторонние встречи проходят 26 апреля, а на следующий день намечены круглые столы с представителями высшего руководства различных стран. Также 27 апреля генеральный секретарь КНР планирует встретиться с журналистами и вместе со своей супругой Пэн Лиюань посетить банкет, где будут присутствовать все гости Второго форума. Важным отличием этого саммита в Пекине стало то, что на нём присутствуют одновременно представители как Соединённых Штатов, так и КНДР.

Международный форум «Один пояс, один путь»Фото: kremlin.ruМеждународный форум «Один пояс, один путь»

Комментируя переговоры, китайские представители слишком часто обращали внимание на то, что на Западе, как правило, искажают истинный смысл инициативы. Так, директор Исследовательского центра «Один пояс — один путь» при Академии общественных наук Китая Ли Юнцюань в интервью государственным СМИ сетовал на то, что не все понимают её значение и ошибочно указывают на «геополитические амбиции», «экономическую экспансию» и «сбыт излишней продукции», которые якобы таятся за этим проектом КНР. Да и сам Си Цзиньпин, обращаясь к журналистам накануне саммита в Пекине, призвал их осветить мероприятие таким образом, чтобы в других странах сложилось хорошее впечатление о проекте. Ремарки главы Китая недвусмысленно указывают на то, что организаторов саммита волновали в первую очередь имиджевые проблемы. За последнее время КНР пришлось неоднократно столкнуться с критикой в свой адрес.

Так, Соединённые Штаты не раз высказывали опасения по поводу того, что подключая страны к инициативе «Один пояс — один путь», Китай попросту делает их заложниками долговых обязательств. Исполняющий обязанности постоянного представителя США при ООН Джонатан Коэн, к примеру, осудил попытки Поднебесной включить некоторые формулировки «Одного пояса — одного пути» в резолюцию по Афганистану, аргументировав это тем, что у инициативы есть известные проблемы с коррупцией и отсутствием прозрачности. После того как Китай одержал действительно крупную победу, убедив Италию присоединиться к проекту, обеспокоенность на Западе только возросла. Да и в самом итальянском правительстве не было единой точки зрения на то, как выстраивать отношения с КНР. Вице-премьер Маттео Сальвини, к примеру, высказывал предположение, что Пекин может подчинить себе экономику Рима. Да и решение включить китайскую корпорацию Huawei в разработку телекоммуникационной сети 5G в Италии, по его мнению, выглядело небезопасно.

Маттео СальвиниФото: Vincenzo Livieri/Global Look PressМаттео Сальвини

Экономическое сотрудничество чаще всего предполагает и определённый уровень политического участия. В пользу этого свидетельствуют заявления, которые сделал глава рабочей группы по реализации инициативы «Один пояс — один путь» при Госкомитете по делам развития и реформ КНР Сяо Вэй Мин. По его словам, за годы существования «Одного пояса — одного пути» «окрепла философия сотрудничества, опирающаяся на принципы взаимного политического доверия между государствами, благодаря чему были подписаны десятки крупных контрактов».

В связи с этим беспокоиться об истинных целях этой инфраструктурной инициативы, пожалуй, действительно стоит. Как отмечают в издании Japan Times, проведением второго саммита в рамках «Одного пояса — одного пути» руководство Китайской Народной Республики просто пытается ослабить беспокойство западных стран по поводу планов Си Цзиньпина и, возможно, усыпить их бдительность. Потому что активность КНР уже вынудила её критиков в Европе пересмотреть законодательные рамки, касающиеся зарубежных инвестиций.