16+

Карстен Риис: Байден — это то, что нужно Москве

Датский эксперт поделился с NEWS.ru своим видением мира после пандемии
00:00, 07 декабря 2020 918
Фото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

С приходом к власти новой администрации США связаны большие ожидания. Евросоюз надеется, что при президенте Джо Байдене кризис в отношениях с заокеанским союзником удастся преодолеть, Китай ждёт перемирия в торговой войне, Россия же опасается новых санкций. И все они пытаются нащупать контуры нового мира после пандемии. NEWS.ru поговорил об этом с независимым датским аналитиком, магистром экономики и бывшим старшим вице-президентом Mercedes-Benz Sweden and Denmark Карстеном Риисом.


— Видите ли вы возможности для улучшения отношений США и России при президенте Джо Байдене?

— Я не считаю, что победа Байдена — это неблагоприятный сценарий для Москвы. Дональду Трампу нравился Владимир Путин, и он хотел с ним работать. Но он не был партнёром, с которым Россия могла бы заключать сделки. Для этого у него не было поддержки конгресса, политического истеблишмента США и Евросоюза. Даже хуже: у Трампа не было цельного видения отношений с Россией. Саммит США и РФ в Хельсинки продемонстрировал это. Американский президент хотел встретиться с российским коллегой, но не имел повестки для настоящих переговоров. Поэтому у меня сложилось впечатление, что российский лидер отнёсся к саммиту как к пустой трате времени. Байден же — кандидат от американского истеблишмента, и Евросоюз совершенно явно отдаёт ему предпочтение. Он критически относится к России, но он может с ней работать. Это именно то, что нужно Москве.

Я вижу много возможностей для улучшения отношений. Самые лучшие из них включают Евросоюз: мир на Украине, деэскалация напряжения и сотрудничество в Прибалтике, Сербия и Западные Балканы, Сирия. Я также думаю, что Россия и США смогут сотрудничать по Афганистану, Пакистану и Ирану. И, конечно, вопросы Арктики тоже должны решаться с участием РФ, ЕС и Соединённых Штатов.

— Считается, что при Трампе Евросоюз разочаровался в трансатлантическом сотрудничестве и начал отдаляться от США. Байден это изменит? И что тогда это будет означать для России?

— Трамп отбросил отношения США и ЕС на два шага назад. Байден продвинет их на шаг вперёд. Отсутствие интереса к Европе у Трампа заставило Евросоюз понять, что он не может слепо полагаться на Соединённые Штаты во всех вопросах. Ведь после Байдена может прийти другой «Трамп», и европейцы уже знают, как к этому подготовиться. Трансатлантическое сотрудничество продолжится, но в Брюсселе осознали, что необходима стратегическая автономия от США. Просто это не произойдёт быстро.

Более того, Трамп продемонстрировал европейцам, что стратегические интересы США и ЕС не всегда совпадают. Например, он вывел Вашингтон из Парижского соглашения по климату и Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД, ядерной сделки с Ираном. — NEWS.ru). Что хуже всего, это показало нам, какими ненадёжными партнёрами могут быть США, даже если речь идёт о таком ключевом союзнике, как ЕС.

Парижское соглашение по климату было уже заключено и обязано было соблюдаться, но Трамп, придя к власти, просто разорвал его. То же самое произошло с СВПД. Крупные европейские компании, включая Airbus, потеряли огромные суммы из-за того, что Вашингтон вышел из ядерной сделки. Переговоры по Транстихоокеанскому партнёрству (ТТП) тоже были завершены, хотя соглашение ещё не было ратифицировано всеми участниками, но США всё равно из него вышли.

Аналогичным образом ЕС вложил много труда в переговоры с двумя предыдущими американскими президентами по поводу Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства (ТТИП). Только чтобы увидеть, как один-единственный капризный глава государства отправляет в утиль все обязательства, взятые на себя его предшественниками. Конечно, отношения ЕС и США улучшатся при Байдене, но они уже никогда не будут прежними.

Это должно усилить мотивацию Евросоюза для поиска путей взаимодействия с Россией. Отношения ЕС и США останутся тесными и тёплыми, но и с Москвой тоже надо иметь дело. Ведь между нами нет фундаментальных противоречий, и возможность конструктивного диалога сохраняется. При Джо Байдене США не будут этому препятствовать и даже смогут найти в этом некоторые преимущества, до тех пор, пока решения, предложенные ЕС, будут полезны всем.

— До какой степени, на ваш взгляд, санкции Евросоюза повлияли на настроения европейского бизнеса? Он всё ещё заинтересован в том, чтобы вести дела с Россией?

— К сожалению, вопрос санкций становится всё более сложным, так как одни ограничения накладываются на другие. Я не специалист в санкционном законодательстве, но с радостью изложу общие перспективы. За исключением газа, санкции ЕС закрыли почти все новые инициативы европейских компаний в России. Сюда входят финансы, технологии, торговля, стратегические слияния и поглощения, инвестиции. Была затронута даже культурная область. Это очень удручает, потому что не приносит пользы никому.

С другой стороны, крупные компании, которые уже присутствуют в России, хотят сохранить свои достижения, и в целом со стороны европейского и британского бизнеса есть большое желание вести дела с РФ. Ваша страна — это огромный рынок, она богата технологиями, источниками энергии, полезными ископаемыми и имеет хорошо образованное население.

Кроме того, она может служить платформой для выхода на другие рынки, включая азиатские. Так что почти все крупные компании в ЕС и Британии рассматривают Россию как хорошую возможность, реализовать которую не позволяет политическая обстановка. Пока что они все просто сидят и ждут, пока она улучшится.

Карстен РиисКарстен Риисlokalavisen.dk

— Каким образом отношения ЕС и России могут улучшиться? Пока кажется, что они зашли в тупик...

— Я вижу много возможностей. Начать можно с Украины, так как именно из-за неё между ЕС и Россией возникли нынешние разногласия. И Москва, и Брюссель согласны, что Киев может служить мостом между Востоком и Западом. Евросоюз — гораздо более обширный рынок, чем Россия, но Украина не станет его членом в обозримом будущем. Поэтому я считаю возможным заключение обширного торгового соглашения между Украиной и Евросоюзом, вроде того, которого пытались достичь Великобритания и ЕС. Тогда станут возможны переговоры между Москвой, Киевом и Брюсселем о том, как всем сторонам получить выгоды от этого договора.

Кроме того, есть проблема Крыма. Но ситуации, в которой оказался полуостров, уже разрешались в прошлом, например, в бывшей Югославии. ЕС должен признать право крымчан решать свою судьбу. Если Брюссель хочет, пусть состоится ещё один крымский референдум. Я уверен, что Крым проголосует за то, чтобы остаться с Россией, и Евросоюз должен это принять.

Что касается восточной части Украины, то ситуация там напоминает мне о конфликте в Северной Ирландии. Поэтому я бы предложил использовать модель Соглашения Страстной пятницы, подписанного в 1988 году между Республикой Ирландией и Соединённым Королевством и положившего конец войне. Такой договор будет обязательно включать две вещи. Во-первых, жители Донбасса должны иметь право решать, с кем им быть. Если Запад признал Косово, почему он не может сделать то же самое с ДНР и ЛНР? Во-вторых, если народ Донбасса захочет остаться с Украиной, Москва должна поддерживать диалог с Киевом по вопросам культурных прав жителей востока страны, включая право на русский язык.

Также есть вопрос Прибалтики, где в последние годы отмечается усиление напряжённости. Ключом к решению этой проблемы является договор, ограничивающий присутствие войск НАТО в регионе теми, что уже там размещены. Россия со своей стороны обязуется ограничить развёртывание тяжёлых вооружений в соседних с балтийскими странами районах.

Белоруссия недавно стала ещё одним пунктом дискуссии. Хотя эта страна и является авторитарным государством, мы должны признать, что во многих областях она успешно развивается, поддерживает базовое качество жизни, высокий уровень образования, предоставляет бесплатное здравоохранение и соцобеспечение. И в целом ситуация там более мирная и стабильная, чем на Украине. Если Евросоюз решит открыться Белоруссии и захочет заключить с ней торговое соглашение, она станет примером ошеломляющего успеха.

— Какое место Россия будет занимать в мире после пандемии?

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Я не думаю, что роль России изменится именно из-за пандемии. Скорее на неё повлияет ряд событий последних лет. Война в Сирии — одно из них. Она сделала из России глобального актора, с которым все вынуждены считаться. На протяжении последних шести лет западные санкции серьёзно ограничили рост РФ, но это заставило её искать обходные пути, например, наращивать сотрудничество с Китаем. Пришло время найти способ ослабить санкции, что усилит роль России в будущем. Когда это случится, я думаю, у ЕС и РФ есть все шансы стать тесными партнёрами в бизнесе и глобальной политике.

Евросоюзу нужно больше инвестировать в то, что я называю мегасоседями, причём не только деньги, но и интеллектуальные ресурсы. Мои источники в ЕС согласны с этим. На юге таким мегасоседом Европы является Африка, на востоке — Евразия. У ЕС на данный момент нет ни физической возможности, ни интеллектуальных ресурсов для того, чтобы полноценно взаимодействовать в сфере политики и безопасности с огромным пространством Евразии. Только у России есть. Поэтому Евросоюз нуждается в РФ как в единственном возможном партнёре, который способен взаимодействовать с евразийскими странами, в том числе с Ираном, Турцией и Пакистаном.

Я также вижу возможности для усиления российского партнёрства с Африкой. Для России это всё ещё отчасти неизведанная земля, так как она не имеет колониальной истории на этом континенте, а советское наследие более не может служить основой отношений. Поэтому построение партнёрства с Африкой займёт время и потребует упорства: к континенту необходимо найти инновационный подход, чтобы соответствовать ему в политическом и практическом смысле. Но ваша страна обладает потенциалом и волей к этому, поэтому я верю, что такое долгосрочное партнёрство возможно.

Россия до сих пор остаётся одним из важнейших поставщиков газа и нефти в ЕС. Но глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен в этом году заявила, что союз будет постепенно отказываться от ископаемых видов топлива в пользу «зелёных» источников энергии. Какими последствиями это грозит России?

Евросоюз продолжит нуждаться в огромном количестве российского газа в обозримой перспективе. «Зелёная революция» в энергетике займёт пару десятилетий, и множество угольных электростанций будут переоборудованы для работы на российском газе, который более экологичен, чем уголь. За это время ЕС и Россия смогут построить более тесное сотрудничество, выходящее за пределы поставок газа.

— Будущий госсекретарь США Энтони Блинкен когда-то говорил, что России не нравится быть зависимой от Китая, и Вашингтон может использовать этот факт, чтобы вбить клин между Москвой и Пекином. Могут ли Соединённые Штаты в этом преуспеть?

Это старая американская мечта, даже Збигнев Бжезинский думал об этом. Китай, по моему мнению, через пять лет уже обгонит США и станет крупнейшей экономикой мира. Сегодня Соединённые Штаты в процентах от ВВП тратят почти вдвое больше на оборону, чем КНР. Но скоро, став самой большой экономикой в мире, Китай будет иметь самый крупный военно-технический потенциал.

Чтобы сохранить свои позиции, США должны будут противостоять КНР. И путь к этому только один: им придётся поступить как с Советским Союзом, то есть окружить его и постоянно сдерживать. А этого никогда не удастся добиться без сотрудничества с Россией. Москва хотела бы, конечно, сохранить своё стратегическое сотрудничество с КНР.

И до тех пор, пока Вашингтон будет отказываться кооперироваться с ней по вопросам Китая, РФ будет только наращивать взаимодействие с Пекином. Клин вбить не удастся. Но если США предложат России нечто очень существенное взамен, она будет способна балансировать отношения с обеими сторонами, не отсекая себя ни от одной из них.

Yandex Zen

Самое интересное - в нашем канале Яндекс.Дзен

Загрузка...
Новости СМИ2