После первого Каспийского экономического форума (КЭФ), который состоялся в городе Туркменбаши, участники рассчитывают на улучшения в сфере торговли между прикаспийскими государствами. По крайней мере, такими ожиданиями поделился премьер-министр Азербайджана Новруз Мамедов. Вопрос экономики приобрёл особую актуальность после подписания Конвенции о статусе Каспия в прошлом году, которая завершила более чем 20-летнюю историю сложных переговоров по разделу акватории и дна Каспия. Сейчас на повестке стоит другой вопрос — смогут ли новые международные договорённости повлиять на сотрудничество государств в отношении перспектив строительства Транскаспийского газопровода?


Выступившие на открытии мероприятия и панельных секциях политики и бизнесмены уделили много внимания роли и значению формирования нового механизма сотрудничества в Прикаспийском регионе. Идею проводить Каспийский форум предложил в 2018 году президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов. Второй форум по предложению Москвы состоится уже в России — в Астрахани. Главная цель созданной площадки — создать условия для реализации крупных проектов, повысить инвестиционную привлекательность различных отраслей экономик прикаспийских государств, прежде всего — в торговле, транспорте, инвестиционной и туристической сферах. Впрочем, на мероприятии в Туркменбаши обсуждались и рабочие противоречия между странами-участницами.

Дело — в энергетических ресурсах. Представитель Европейского союза по Центральной Азии Питер Буриан, выступая на КЭФ, заявил о том, что европейское объединение в настоящее время рассматривает возможность закупки туркменского газа. Это положение, как обратил внимание дипломат, содержит новая стратегия отношений со странами Центральной Азии, которая нацелена на диверсификацию каналов поставок, а также стратегия энергобезопасности Европы. В частности, это касается идеи создать Транскаспийский газопровод.

И я счастлив сказать, что в этом году, в 2019-м, мы интенсифицировали дискуссии с Туркменистаном об энергетической кооперации, в том числе и по вопросу строительства Транскаспийского трубопровода, — сообщил Буриан.

Stefan Sauer/dpa/Global Look Press

В проекте Транскаспийского газопровода примут участие как Ашхабад, так и Баку. Нитка, как планируется, будет проложена по дну Каспия от побережья Туркменистана (восточный берег) в Азербайджан (западный берег) и далее через турецкую территорию в страны ЕС.

Подписанная в 2018 году Конвенция регулирует законность таких проектов: предписывается, что они действительно могут быть согласованы лишь между теми государствами, через территориальные воды которых пройдёт трубопровод. Иран и Россия предлагают альтернативный вариант — проект ТГКП всё-таки повышает конкурентоспособность и снижает цены на газ для европейских потребителей. При этом в Баку неоднократно подчёркивали: Азербайджан открыт для партнёрства с другими странами, а магистральные Трансанатолийский (TANAP) и Трансадриатический (TAP) газопроводы могут при необходимости дополнить «Турецкий поток». Однако в рамках форума Иран снова выступил против строительства газопровода через Каспийское море.

Строительство газопровода с востока на запад Каспийского моря может нанести сильный ущерб экологии региона. Иран выступает против его строительства, — заявил официальный представитель Национальной иранской газовой компании (НИГК) Бехруз Намдари, выступая на КЭФ.

Он выдвинул интересантам проекта встречное предложение — воспользоваться инфраструктурой Исламской Республики для транспортировки газа. Первый замглавы аппарата российского правительства Сергей Приходько также аккуратно сделал упор на то, что такие проекты должны согласовываться со всеми.

Крупные проекты на Каспии должны проходить беспристрастную экологическую экспертизу, — отметил он.

Москва ссылается на протокол к Тегеранской конвенции 2003 года, которая касается оценки воздействия на окружающую среду. Подписанный ранее пятью прикаспийскими странами документ, по словам Приходько, «закрепляет право каждого из государств, расположенных на побережье Каспия, участвовать во всесторонней экологической экспертизе морской деятельности, имеющей трансграничный характер, которая потенциально может затронуть» природу Каспия.

Впрочем, перспективы газопровода пока не определены окончательно. Ашхабад законтрактовал значительные объёмы газа для Пекина. Туркмения и Азербайджан ещё не договорились о том, как корректно распределить запасы находящихся там месторождений. Для того чтобы реализовать проект Транскаспийского газопровода, возможно, будет необходимо плотнее заняться демилитаризацией морской границы между Азербайджаном и Туркменией. Это, как говорят в экспертной среде, может способствовать переговорам о распределении энергетических богатств.