29 марта в Вене должна состояться встреча президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна. Ожидаемая тема переговоров, которые должны пройти при посредничестве Минской группы ОБСЕ, — урегулирование проблемы Нагорного Карабаха.


Современная стадия конфликта между Арменией и Азербайджаном тянется на протяжении трёх десятилетий. По итогам Карабахской войны 1992–1994 годов под оккупацией находится около 20% азербайджанской территории, контролируемой самопровозглашённой Нагорно-Карабахской Республикой (НКР). При этом там на ротационной основе находятся также армянские военные. Ереван не признаёт это официально, но и не скрывает. Международное сообщество чётко определяет принадлежность этих земель Азербайджану, но выступает за дальнейшее продолжение переговорного процесса и против любых попыток решения территориального спора силовым путём. Баку и Ереван неоднократно заявляли о готовности найти компромиссное решение, однако ряд фундаментальных противоречий фактически держат конфликт в замороженном состоянии. Как подчёркивал президент Ильхам Алиев, он никогда не уклонялся от встреч с армянской стороной и приветствует любые шаги, направленные на решение проблемы. Предыдущие правительства Армении уклонялись от конструктивного диалога. Это было обусловлено, прежде всего, двумя важными факторами.

Ключевой вопрос, решающийся в ходе диалога, — деоккупация семи азербайджанских районов НКР, занятых армянами в 1994 году под предлогом создания так называемого пояса безопасности. Международные соглашения предполагают освобождение этих территорий по формуле 5+2: сначала пять азербайджанских районов, не граничащих с Арменией, а затем — два приграничных региона. Для Еревана это неприемлемо, поскольку означает потерю сообщения между Арменией и НКР. При этом в разные периоды армянская сторона заявляла о готовности деоккупировать пять провинций, сохраняя контроль над приграничным Лачинским коридором, но в качестве встречных условий предлагала признание независимости НКР, что недопустимо для Баку.

Позиция Еревана, не подкреплённая нормами международного права, неоднократно становилась причиной крупных международных скандалов. Например, во время обострения ситуации на линии разграничения весной 2016 года. Тогда Ереван чуть ли не в ультимативной форме требовал от союзников по ОДКБ вмешаться в конфликт на его стороне, хотя на суверенитет Армении никто не посягал.

Президент Азербайджана Ильхам АлиевПрезидент Азербайджана Ильхам АлиевKremlin Pool/Global Look Press

Достижению компромисса мешает также идеологический фактор. В Армении чрезвычайно популярны националистические идеи, согласно которым не только Карабах, но и существенная часть Южного Кавказа является исторической армянской территорией. В качестве доказательства законности своих требований националисты ссылаются на глубокое прошлое — например, на времена царствования Тиграна Второго в I веке до нашей эры. Этот древний правитель контролировал территорию от Каспия до Чёрного и Средиземного морей. Но царство потерпело поражение от Римской империи, да и вообще с тех пор столько воды утекло, что говорить о каком-то былом величии бессмысленно. Однако риторика о некоем «национальном возрождении» на протяжении всех лет после распада СССР позволяла властям Армении отвлекать граждан от тяжёлого экономического положения и собственной неспособности справиться с намного более насущными проблемами, нежели восстановление границ царства, канувшего в небытие более двух тысяч лет назад. Но на этой теме «исторической справедливости» уже воспитано два поколения армян, и она стала важным фактором внутренней политики.

Никол Пашинян сегодня воспринимается многими как руководитель «новой волны». Он пришёл к власти на волне именно социального недовольства, и от него ждут решения прежде всего экономических проблем. Во многом это зависит от нормализации отношений с соседним Азербайджаном, ведь возрождать народное хозяйство практически невозможно, если продолжать загонять страну в условия «осаждённой крепости». Кроме того, в отличие от своего предшественника Сержа Саргсяна, Пашинян не связан с так называемым карабахским кланом — группировкой выходцев из НКР, занимавших долгое время ключевые позиции в Армении, для которых территориальный спор имел принципиальное значение. Однако игнорировать давно укоренившиеся в собственном народе настроения о необходимости «возрождать величие» Пашинян тоже не может. Превратиться в человека, который «всё сдал», когда экономических успехов ещё нет, он не хочет. Да и тем более есть большой соблазн пойти по пути предшественников и продолжать отвлекать народ от неудач собственного управления, играя на чувствах «ущемлённой национальной гордости». Не случайно ещё в феврале Пашинян настаивал на том, чтобы в переговорах с азербайджанской стороной участвовали и представители самопровозглашённой и никем не признанной, даже Ереваном, Нагорно-Карабахской Республики. И только жёсткая позиция Баку, настаивающего на соблюдении международного права, привела к тому, что Алиев будет встречаться только с премьером Армении.

Не стоит забывать, что противоречия между Баку и Ереваном пытаются использовать другие державы. Если Россия заинтересована в скорейшем урегулировании проблемы и стабильности на всём Южном Кавказе, то, например, у США могут быть другие планы. Буквально накануне встречи Алиева и Пашиняна 35 членов Палаты представителей американского Конгресса предложили выделить $100 миллионов на помощь Армении и одновременно приостановить военное сотрудничество с Азербайджаном. При этом $10 миллионов должны быть выделены в качестве военной помощи. Нагорный Карабах в предложении депутатов фигурирует не как часть Азербайджана, а как самостоятельный субъект. Видимо, таким образом конгрессмены хотят вселить уверенность в премьера Армении на переговорах с президентом Азербайджана и отсечь у Пашиняна мысль о возможном компромиссе, который бы пошёл только на пользу региону.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен