5 июля Госдума приняла в первом чтении законопроект о «специальных мерах» в экономике для обеспечения «контртеррористических и иных операций за пределами территорий Российской Федерации». Теперь власти смогут использовать этот инструмент, фактически проводя мобилизацию экономики.

Согласно тексту документа, правительство наделяется полномочиями принимать решение о введении «специальных мер на отдельных производственных объектах». В качестве таких мер правительство будет вправе обязать любые юрлица, независимо от организационно-правовой формы и формы собственности, заключать договоры и госконтракты на выполнение работ и оказание услуг, необходимых для проведения операций за пределами РФ. Также поправки коснутся работников, которые теперь могут быть привлечены к работам в неурочное время, в том числе ночью, в праздники и выходные дни.

Россия ведет специальную военную операцию в условиях колоссального санкционного давления. Наша армия получает всё необходимое, предприятия работают бесперебойно. Нагрузка на российский оборонно-промышленный комплекс существенно возросла. В целях гарантированного обеспечения поставок вооружения и боеприпасов необходимо оптимизировать работу ОПК и предприятий, работающих в кооперации с оборонкой, — сказал в своем докладе на пленарном заседании Госдумы вице-премьер Юрий Борисов.

Политик подчеркнул, что предлагаемые меры носят временный характер и не имеют ничего общего с введением мобилизации или военного положения.

Специальная операция требует специальных мер: власти мобилизуют экономикуФото: shutterstock

Поживем — увидим

Борисов заявил, что поправки призваны оптимизировать работу оборонно-промышленного комплекса. По словам чиновника, закон не предполагает перепрофилирование гражданских предприятий для нужд армии.

Поправки затрагивают именно исторически сформированный перечень головных исполнителей ГОЗ и их кооперацию, — сказал он.

Дмитрий Гусев — депутат Госдумы от партии «Справедливая Россия — За правду» в беседе с NEWS.ru заявил, что принятые поправки в нынешних условиях не позволят бизнесу отказываться от контрактов, связанных с обеспечением нужд армии.

Пару месяцев назад ехали наши военные по Республике Крым, и у них сломалось колесо. Они заехали в сервис и попросили за деньги отремонтировать их машину. И хозяин сервиса отказался. Он сослался на отсутствие оборудования, хотя для того, чтобы поменять колесо, никакого дополнительного оборудования не нужно. И это очень возмутило всех жителей Крыма. На стенах этого автосервиса активисты писали непотребные слова. Люди не поняли, как можно было отказать по каким-то формальным причинам. Вот для того, чтобы такого не происходило, и приняты эти поправки, — поделился своим пониманием нового законопроекта Гусев.

Однако Борисов уверяет, что малому и среднему бизнесу пока можно работать спокойно — «законопроекты не предполагают принудительного перепрофилирования гражданских предприятий малого и среднего бизнеса под нужды Вооруженных сил». Справедливоросс Гусев согласен, что у предпринимателей пока никто ничего отбирать не собирается.

Понятно, что всё должно быть на рыночных условиях, что должны быть согласованы цены, но для того, чтобы не было волюнтаризма, и приняты эти поправки, — резюмировал депутат.

Однако раскрывать параметры этих «рыночных условий» депутат не стал. То есть не определено, кто должен платить и устанавливать цены, например, на ремонт автомобилей российских военных — сотрудники автосервиса или военное ведомство.

Специальная операция требует специальных мер: власти мобилизуют экономикуФото: shutterstock

Всё для СВО, всё для ОПК

Экономист Владислав Жуковский предположил, что вследствие проводимой политики в России может сложиться существенный перекос в сторону оборонной промышленности. А это неизбежно скажется на остальных отраслях, которые переживают сложные времена.

Автопром встал, судостроение, авиастроение встали. В сфере того, что в советское время называлось «товары группы Б», с товарами широкого народного потребления происходит реальное обрушение. А в товарах «группы А», даже не в средствах производства, а именно в оборонно-промышленном комплексе есть деньги, есть бюджет, там есть гособоронзаказ. И сейчас экономика будет перестраиваться на милитаризированные рельсы, — рассказал в интервью NEWS.ru Жуковский.

По словам эксперта, этот дисбаланс может сказаться на том, что объем производства автомобилей, одежды, медицинских изделий и других продуктов легкой промышленности может существенно сократиться.

Эти товары будут более дефицитные, и на них будут более высокие цены, — предполагает Жуковский.

Политики и эксперты сходятся во мнении, что Трудовой кодекс всё же продолжит работать в отношении работников, которых теперь могут обязать выходить на работу в нерабочее время и даже отказываться от запланированных отпусков.

Чтобы не было саботажа, конечно, всё должно оплачиваться, — считает Дмитрий Гусев. — Трудовой кодекс предполагает выплаты за подобные нагрузки, и они будут осуществляться.

Однако, по словам Владислава Жуковского, формулировки законопроекта слишком расплывчатые, чтобы делать четкий прогноз о его юридическом применении. По его мнению, правительство «будет само решать», что значит работать сверхурочно, какие будут установлены ставки, будет ли это делаться на возмездной или безвозмездной основе, будет ли какая-то система принуждения по переработкам. Эксперт считает, что в такой ситуации у работников не останется возможностей защищать свои права.

Всё, конечно, зависит от того, какой будет правоприменительная практика, какие будут выпущены подзаконные акты, как это будет воплощаться. Но тут возникают определенные аналогии, это движение в сторону принудительного труда, — заключил он.

Жуковский предполагает, что, к примеру, отказ от выхода на работу в нерабочее время может повлечь за собой увольнение или отправку работников в неоплачиваемые отпуска, что будет означать рост скрытой безработицы.