В США все шире обсуждается реформа полиции, а 7 февраля с призывом изменить лицо американских правоохранительных структур выступит президент Джо Байден. NEWS.ru разбирается с тем, что случилось с полицией в Соединенных Штатах, если даже президент выступает за изменение ситуации.

Полиция вне закона

Законодатели должны наконец перейти от слов к делу и принять законы, которые сделают федеральную полицию защитником прав американцев, а не угрозой для таких прав. Этот призыв содержится в тексте выступления президента Джо Байдена, с которым он намерен обратиться во время ежегодного послания к обеим палатам конгресса 7 февраля.

О том, что в США органы поддержания общественного порядка эволюционируют в опасном для общественного порядка направлении, впервые массово заговорили в мае 2020 года, когда в результате чрезмерного применения силы полицейскими погиб чернокожий маргинал Джордж Флойд. Этот инцидент в Миннеаполисе вызвал к жизни движение за права афроамериканцев Black Lives Matter («Жизни черных имеют значение»), и с того момента каждый мало-мальски заметный вызов полиции находится под пристальным вниманием общественности, особенно той, которая тяготеет к левому крылу.

Критики из лагеря реформистов, от политиков системной Демократической партии до радикальных «отменщиков» сегодня рассматривают любые действия полиции через увеличительное стекло.

Правды ради надо признать, что американская жизнь с каждодневной стрельбой на улицах даёт неисчерпаемые возможности для критиков системы находить всё новые доказательства её глубокого кризиса. За минувший 2022 год от рук полиции в США погибло 1192 человека, то есть примерно три убийства в день (прирост на 31 случай по сравнению с годом ранее). Это самое больше число с 2013 года, когда был начат сбор статистики по подобным происшествиям. За весь 2022 год полицейского насилия не было отмечено только 12 дней.

Из этого числа чернокожие составили 26% жертв полицейских, притом что их пропорция в населении США составляет только 13%. А белые в этом списке находятся на самом последнем месте. Такая статистика дает критикам возможность обвинять полицию в «институциональном расизме» (белом). Левые находят его признаки даже в инцидентах, когда насилие в отношении афроамериканцев применяют чернокожие же полицейские, как это было в середине января в Мемфисе.

Фото: Olga Fedorova/Keystone Press Agency/Global Look Press

Не дать иммунитету ослабнуть

Большинство сторонников полицейской реформы соглашаются с тем, что правоохранители в США превратились в закрытый «рыцарский орден» и неясно, что с этим делать. Мнения разнятся: от радикальных предложений заморить полицию кадровым голодом, лишив ее государственного финансирования, до менее системоразрушительных проектов вроде придания Минюсту полномочий контроля над полицией или идеологического перевоспитания ее сотрудников в духе расового равенства.

Большинство политиков тяготеют к умеренному варианту реформы, суть которой заключается в том, чтобы изменить действующее сегодня в США законодательство о полиции. Это законодательство фактически выводит сотрудников полиции за рамки обязательной для прочих госслужащих системы гражданской ответственности.

По существующим законам, полицейский обладает юридическим иммунитетом за свои действия «при исполнении». Это означает, что полицейского почти невозможно привлечь к ответственности за чрезмерное применение силы, включая убийство подозреваемого правонарушителя. Однако все эти попытки, кроме разговоров, до сих пор не увенчивались успехом — последний раз такая инициатива провалилась в 2022 году. А перед этим, в 2021 году, несмотря на усилия демократов приурочить принятие билля к годовщине гибели Джорджа Флойда, законодательный акт снова был провален в конгрессе.

Как следует из текста билля, реформа полиции видится его авторам как:

  • снижение порога, с которого наступает ответственность полицейского за причинение тяжелого вреда здоровью преступника;
  • сохранение иммунитета полицейского, только если он действовал в рамках самообороны;
  • придание Минюсту права расследовать случаи предполагаемых превышений полицейскими своих полномочий;
  • отмену «расового профилирования» подозреваемых на всех трех уровнях полицейской системы (федеральной, штатной, муниципальной);
  • запрет на применение боевых приёмов при задержании подозреваемых (удушения, залома рук и т. д.);
  • ограничение число оснований, по которым полиция имеет право задерживать и обыскивать граждан;
  • создание федерального списка правонарушений со стороны полицейских;
  • введение обязательного переобучения сотрудников полиции, исключающего применения ими расового подхода и прочих предубеждений;
  • введение обязательства следить за коллегами и пресекать их действия, если те носят признаки превышения полномочий.

Причина — в глухом сопротивлении республиканцев в конгрессе, которые воспринимают любые попытки отнять у полиции какие угодно полномочия как покушение на основы американского государства и права (в том же ряду, что ограничение права граждан на свободное ношение оружия). Консерваторы худо-бедно еще готовы согласиться на передачу Минюсту контролирующих полицию функций. Но они ни за что не согласны пожертвовать личным иммунитетом полицейских.

Логика республиканцев весьма простая: если полицейский всякий раз будут размышлять над тем, не угодит ли он под суд за попытку арестовать преступника, то не преступники будут бояться правоохранителей, а наоборот.

Фото: Ringo Chiu/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Работа для хладнокровных

С тем, что ограничение свободы действий полицейских законодательными мерами — не самый эффективный способ обуздания произвола правоохранителей, согласился в разговоре с NEWS.ru глава Международного бюро расследований, генерал-лейтенант полиции РФ Юрий Жданов.

В реальной ситуации, когда надо обезвредить преступника, полицейский не может терять время, чтобы вспоминать, какие действия ему разрешены, а какие нет. Поэтому иммунитет для сотрудников полиции должен сохраняться безусловно. Но чтобы исключить чрезмерное применение силы — не убивать нарушителя там, где можно просто надеть на него наручники, — надо принимать в полицию людей, которые хорошо владеют собой, не поддаются эмоциям в критических ситуациях, да и просто умело владеют табельным оружием, чтобы, целясь преступнику в руку, не попасть ему в голову, — говорит он.

К реформам полиции демократы призывают на самом высоком уровне. Вице-президент Камала Харрис лично присутствовала 1 февраля на похоронах Тайри Николса, дав понять, что Белый дом всецело на стороне тех, кто призывает сделать полицию подотчетной обществу.

Харрис в ее бытность сенатором была соавтором так называемого закона имени Джорджа Флойда, ограничивающего полицейский произвол. На похоронах в Мемфисе она еще раз призвала бывших коллег из Капитолия принять этот закон, пообещав, что президент Байден его подпишет немедленно.

Этот закон надо принять безотлагательно. Здесь просто не о чем вести переговоры, — заявила она.

Сложности в проведении реформы усугубляет то, что полиция в США имеет несколько уровней (федеральный, штатный, муниципальный) и каждый штат и город вправе принимать собственные законы о полиции. В результате «полицейская карта» США выглядит невероятно пестрой. Что позволено шерифу, к примеру, в той части города Бристоль, что находится в штате Вирджиния, может быть запрещено его коллеге в другой части того же города, но которая расположена в соседнем штате Теннесси, и наоборот.

Именно на этом основании в 2018 году право надзора над полицией было отобрано у Минюста. Тогдашний генпрокурор США Джеф Сешнс посчитал, что федеральные власти не имеют права вмешиваться в дела, находящиеся в ведении штатов (и к которым относится в том числе полиция).

Фото: Karla Cot/Keystone Press Agency/Global look Press

Без насилия никуда

Понимая, что шансов на полицейскую реформу на законодательном уровне сейчас мало, исполнительная власть пытается как-то ограничивать произвол полиции через исполнительские указы. Например, Джо Байден распорядился. чтобы все полицейские носили на форме видеорегистраторы и отказались от применения удушающих приёмов при задержании преступников. На волне движения BLM в 25 штатах были приняты те или иные шаги, ограничивающие произвол полиции.

Но эти точечные полумеры никак не влияют на то, что даже консервативные политики называют «культурой насилия», которой пропитаны все 1800 американских департаментов полиции.

Культура насилия и чувство безнаказанности глубоко укоренена в полицейской среде. Там полностью отсутствует уважение к человеческой жизни. Я поэтому плохо представляю, что какой угодно закон, реформа или обучение смогут эту психологию изменить, — фаталистически говорит конгрессмен-республиканец Джим Джордан.

Противники закона Джорджа Флойда ссылаются на заключения юристов, согласно которым на практике бывает трудно непредвзято установить, где при задержании преступника заканчивается «производственная необходимость» применения силы (вплоть до стрельбы на поражение) и где начинается превышение полномочий полицией.

Критики полицейской реформы указывают, что и без нее в случаях, когда чрезмерное полицейское насилие бывает задокументировано (как при снятом на видео задержании Тайри Николса), все пятеро полицейских привлечены к суду по обвинениям в преднамеренном убийстве.

Впрочем, учитывая, что нынешний состав конгресса контролируют республиканцы, шансы на какую бы то ни было реформу полицейского аппарата в ближайшие два года близки к нулю. То есть полицейская реформа в ближайшем будущем в США еще менее вероятна, чем в недавнем прошлом. Сами американские законодатели признают, что это означает, что инциденты, подобные произошедшим с Флойдом и Николсом, почти гарантированно не станут последними.