Следственный комитет практически завершил расследование в отношении анархиста Максима Иванкина, фигуранта дела «Сети» (организации, в России запрещённой и признанной террористической), сообщают источники NEWS.ru. Иванкина обвиняют в соучастии в убийстве своих соратников Екатерины Левченко и Артема Дорофеева, чьи останки были найдены в период с 2019 по 2020 год в лесах под Рязанью. На данный момент молодой человек уже осуждён на 13 лет лишения свободы по обвинению в участии в террористическом сообществе анархистского толка. Процесс по групповому делу «Сети» закончился в 2020 году и сопровождался заявлениями фигурантов и известных правозащитников о применении следствием незаконных методов. Подробности нового расследования — в материале NEWS.ru.

Террористы без теракта и убийство в лесу

Задержания по делу «Сети» проходили с октября 2017-го до весны 2018-го. В результате судебных процессов в Пензе и Санкт-Петербурге 10 молодых людей получили сроки от 3,5 года до 18 лет. По версии ФСБ, в Пензе и Санкт-Петербурге — также в деле фигурируют некие лица из Москвы и Белоруссии, но обвинения пока никому не предъявлены — молодые люди, по версии следствия, создали военизированную анархистскую организацию для свержения режима.

По версии самих фигурантов, они были обеспокоены ростом влияния «Азова» и «Правого сектора» (обе организации признаны в России террористическими и запрещены) в ходе событий на Майдане и в Донбассе в 2014 году. Молодые люди принадлежали к анархистским и антифашистским сообществам, и проводили страйкбольные тренировки — дабы уметь обращаться с оружием и защищаться от ультраправых в случае коллапса власти в России.

Несколько пензенских фигурантов дела «Сети» также получили обвинения, связанные с наркоторговлей. 13 лет заключения Максима Иванкина складываются из обвинений в участии в террористическом сообществе и покушении на сбыт наркотиков в особо крупном размере.

Изучавшие деятельность «Сети» следователи ФСБ из Пензы и Санкт-Петербурга не выявили не только насильственных преступлений с их стороны, но даже подготовки к конкретному теракту — подобных обвинений им не выдвигалось. При этом обвиняемые и даже свидетели по делу заявляли о пытках, некоторые из них, по утверждению правозащитников и членов Общественных наблюдательных комиссий, имели явные телесные повреждения.

Это привело к заметной медийной и правозащитной поддержке подсудимых. Апогея кампания в поддержку фигурантов дела «Сети» достигла в феврале 2020 года, после приговора в Пензе. В приговоре пензенского суда не было ни одного эпизода насилия, а сроки — от 6 до 18 лет лишения свободы.

Правозащитная кампания существенно потеряла в силе после публикаций издания «Медуза» (признана в РФ иностранным агентом). Сначала, 21 февраля 2020 года, там вышел материал «Пошли четверо в лес, а вышли только двое» о том, что весной 2017 года без вести пропали молодые пензенцы Екатерина Левченко и Артем Дорофеев. Они проходили по «наркотическому» ответвлению дела «Сети». По версии «Медузы», их убили соратники, относящиеся к предполагаемому анархистскому сообществу и на момент публикации уже находящиеся под следствием.

Тайны рязанского леса: как расследуется убийство, связанное с делом «Сети»Фото: Следственный комитет Российской Федерации

Затем «Медуза» опубликовала монолог анархиста Алексея Полтавца — который скрылся на Украине от следствия по всё тому же делу «Сети». Полтавец указал точные координаты в лесу рядом с Рязанью, где был закопан труп Левченко. Ранее случайно оказавшийся в том же лесу охотник обнаружил труп Дорофеева. По версии Полтавца, убийство совершили он сам и Иванкин (по версии Полтавца, его товарищ расправился с девушкой), а решение об их устранении было принято пензенской «Сетью» коллективно, потому что молодой человек и девушка планировали пойти сдаваться силовикам.

После выхода публикаций Иванкин и Полтавец стали подозреваемыми в убийстве. В материалах дела «Сети» фигурирует некая переписка из закрытых мессенджеров, которую можно истолковать как обсуждение участи Левченко и Дорофеева. В ходе судов защита фигурантов дела «Сети» неоднократно заявляла о том, что файлы с изъятых у фигурантов дела электронных устройств, включающих переписку, были небрежно сохранены следователями, из-за чего осталось неизвестным, подвергались ли они правкам.

Издания «Медиазона» (признано в РФ иностранным агентом) и «7×7» опубликовали рассказ бывшей девушки Полтавца, Виктории Фроловой. Фролова рассказала журналистам, что Полтавец пересказывал ей другую версию событий, что Дорофеева и Левченко убил он один.

На момент гибели Левченко и Дорофеевой Полтавцу было 16 лет, Иванкину — 23. Сначала Иванкин давал показания, что не знает о судьбе Левченко и Дорофеевой. До уголовного дела они были друзьями: в Instagram покойной Левченко много фотографий того, как они проводили время втроем.

Выбитое или доказанное

Дело об убийстве Левченко и Дорофеева забрало в Москву Главное следственное управление СКР. Следователи пензенского УФСБ знали о бесследном исчезновении Левченко и обнаружении трупа Дорофеева, но этим убийством не занимались вовсе — собственно, подследственность по этой статье относится к Следственному комитету, а для приговора о создании террористической организации оказалось достаточно доказать факт тренировок со страйкбольным оружием, разговоров о политике и действий вроде «незаконного приобретения навыков выживания в лесу».

Фигуранты дела террористического сообщества «Сеть» во время заседания в апелляционном военном судеФото: Александр Поляков/ТАССФигуранты дела террористического сообщества «Сеть» во время заседания в апелляционном военном суде

Как рассказал NEWS.ru собеседник, знакомый с ходом расследования дела об убийстве Левченко и Дорофеева, Полтавец не собирался возвращаться в Россию. По мнению собеседника, на момент интервью «Медузе» Полтавец искренне раскаивался в убийстве и предпринял попытку суицида, хотел озвучить детали произошедшего, но не в полной мере осознавал, что сам окажется подозреваемым по уголовному делу.

Украина проигнорировала запрос СКР о выдаче Полтавца. Попытки если не добиться его задержания, то хотя бы процессуально закрепить показания Полтавца СКР предпринимались с весны 2020 года. Между российским следствием и Полтавцем продолжалась коммуникация разной интенсивности, но с началом боевых действий в феврале 2022 года он перестал выходить на связь. Собеседник NEWS.ru предполагает, что он вполне может быть сейчас на фронте. Дело против Полтавца выделено в отдельное производство.

К осужденным по делу «Сети» с 2020 года ездили следователи уже по делу Левченко — Дорофеева. Обвинение в результате предъявили Максиму Иванкину. По озвученной Полтавцем версии (её в целом приняли и следователи СКР), Полтавец убил Дорофеева, Иванкин — его подругу Левченко. При этом Иванкин обвиняется в участии в убийстве двух человек — статья предполагает наказание вплоть до пожизненного лишения свободы.

Максим Иванкин сначала заявлял, что не знает о судьбе Левченко и Дорофеева. В 2021 году он дал признательные показания, после чего «Новая газета» опубликовала его письмо, в котором он утверждал, что признание в убийстве было выбито угрозой изнасилования и пыток в тюремной больнице.

[Дело против Иванкина] ничем не отличается от дела «Сети» и множества других, где фигурируют пытки и насилие. Методы работы всё те же, линия поведения всё та же — подписки о неразглашении, угрозы, месть за огласку, — заявила NEWS.ru его жена Анна Шалункина.

Шалункина также является сестрой Дмитрия Пчелинцева, осужденного на 18 лет по обвинению в руководстве «Сетью».

Я писал об этом [омбудсмену Татьяне] Москальковой. Я уверен, что Иванкин дал показания под пыткой. Но все жалобы на пытки были отвергнуты, — рассказал NEWS.ru правозащитник Лев Пономарев (внесен российским Минюстом в реестр физлиц, исполняющих функции СМИ — иностранного агента).

Анна Шалункина и Максим ИванкинФото: Анна Шалункина / facebookАнна Шалункина и Максим Иванкин

Алексей Михальчик, адвокат, представляющий интересы родственников погибших, говорит, что версия СКР кажется родственникам правдоподобной.

При всех спорных моментах — а вызваны они в основном тем, что длительное время исчезновение ребят не расследовалось — работа проведена очень большая. Мы считаем, что правильно установлены лица, совершившие преступление. Показания Иванкина — далеко не единственное, чем располагает следствие. Есть проверка показаний на месте. Я воспринимаю поведение Иванкина в ходе этой проверки (зафиксировано на видео) как правдивое. Серьезная роль в раскрытии этого преступления принадлежит журналистам. Если бы не публикации «Медузы», думаю, преступление осталось бы нераскрытым, — говорит адвокат.

По его словам, на месте убийства обнаружены вещи Полтавца и Иванкина. В деревне неподалеку от леса нашлись свидетели, которые видели группу молодых пензенских беглецов.

Существует, конечно, презумпция невиновности, но ситуация сводится к тому, что зашли в лес четыре человека [Иванкин, Полтавец, Дорофеев и Левченко], а вышли два. Поработав адвокатом, я знаю, что самые безумные версии могут подтверждаться. Но [Иванкин] не объясняет, что же произошло. Потерпевшим было бы интересно услышать его версию, — говорит Михальчик.

Он отмечает, что переписки из мессенджеров, приобщенной к делу «Сети», оказалось недостаточно, чтобы обвинить в причастности к убийству кого-то из других осужденных пензенцев.

Нынешнюю позицию Иванкина я сообщить не могу, поскольку у меня подписка о неразглашении данных предварительного следствия, — говорит адвокат обвиняемого Константин Карташов.

При этом Карташов отметил, что Иванкин сделал заявление о об оказанном на него давлении. Выберет ли Иванкин суд присяжных, пока говорить рано: дело ещё не передано в прокуратуру. Зачем нужна подписка о неразглашении материалов предварительного следствия, по словам адвоката, конкретных доводов следователь не привел.

Каких-то государственных тайн, по крайней мере из того, что мне известно, это дело не содержит. Всех материалов я пока не видел, но, на мой взгляд, доказательств вины Максима Иванкина — недостаточно, — говорит Карташов.

На данный момент Иванкин ожидает окончания следствия и начала суда в СИЗО города Пензы. До этого он отбывал наказание в исправительной колонии на территории Чувашии. По словам защиты, суд, скорее всего, будет проходить в Рязани.