Четыре года подряд в России планомерно снижается количество коррупционных преступлений. Об этом свидетельствует статистика МВД, с которой ознакомился News.ru. Если с января по сентябрь 2018 года органами правопорядка было выявлено 25 тыс. случаев, то за аналогичный период 2015 года — почти 28 тысяч.

News.ru выяснял, действительно ли в стране стало меньше взяточников или они просто научились уходить от ответственности.

В прошлом году на, казалось бы, положительную динамику обратили внимание и в Генпрокуратуре. На одном из мероприятий Юрий Чайка сообщил, что, по данным его ведомства, число обнаруженных коррупционных преступлений в первом полугодии 2017 года упало на 14% относительно аналогичного периода прошлого года. При этом генпрокурор отметил, что это «вызывает обеспокоенность», а его заместитель Александр Буксман добавил, что «объективных факторов, объясняющих такую стремительную динамику, не существует».

По мнению главы Национального антикоррупционного комитета (НАК), члена президентского Совета по правам человека Кирилла Кабанова, о глобальной тенденции снижения коррупционных преступлений говорить пока действительно рано, но не замечать явных улучшений в этой сфере тоже нельзя. Он считает, что на статистических данных могло сказаться то, что органы правопорядка переключились с берущих взятки учителей и врачей на большие коррупционные группы.

«Если раньше была палочная система и эти показатели давались на низовой коррупции, то сейчас требования изменились. МВД стало раскрывать преступления крупного и среднего уровня, а затраты по времени на них значительно больше», — констатировал эксперт.

За последние несколько лет в стране случились с десяток крупных коррупционных скандалов. Самыми знаковыми из них, пожалуй, стали дела губернатора Сахалина Александра Хорошавина, у которого дома нашли ручку за 36 млн рублей, оппозиционного губернатора Кировской области Никиты Белых и главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, уличённого в получении взятки в $2 млн. Возглавляет же этот антирейтинг дело полковника МВД Дмитрия Захарченко, получившее самый широкий общественный резонанс из-за небывалого размаха. Во время обыска у него было обнаружено около 9 млрд рублей наличными.

Судебное заседание по делу бывшего министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева в Замоскворецком судеФото: Кирилл Зыков/АГН "Москва"Судебное заседание по делу бывшего министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева в Замоскворецком суде

Кирилл Кабанов уверен, что такие резонансные дела и регулярная ротация кадров снижают число коррупционных преступлений.

«У нас есть снижение коррупции в системе госкорпораций, бюджетных средств, на уровне регионов и муниципальных образований. Потому что появляется страх. Это во многом связано с постоянной заменой губернаторов и «перетряской» правоохранительных органов. Как правило, большие разработки МВД контролируются и проводятся при участии Федеральной службы безопасности. Это позволяет усилить определённую работу», — сообщил глава НАК.

Он отмечает, что свои результаты даёт и регулярная профилактика в рамках антикоррупционного контроля.

«Декларации о доходах, проверка конфликта интересов, постоянные проверки по линии прокуратуры, управления по противодействию коррупции — эти действия снижают некую коррупционную составляющую», — отмечает Кабанов.

По его мнению, сейчас правоохранителям нужно больше обращать внимания на сферу IT-технологий, где подобные риски самые высокие. Откаты при заключении договоров в этом секторе могут достигать 60–70%, утверждает он.

«Сейчас активно лоббируют коррупционную группу именно интернет-проекты, что называется, под шумок. У нас новое электронное правительство, электронная экономика, под это делается много таких мошеннических проектов. Они по идеологии правильные, а начнёшь разбираться, первая их задача заработок определённой группы лиц. Как правило, те же айтишники, что в результате выигрывают тендер, сами пишут техзадание, чтобы точно соответствовать», — заявил эксперт.

В среднем коррупционные риски в стране составляют 10–15%, утверждает он. При этом вывести стандартный размер взятки невозможно, рассказывает Кабанов. Цифры зависят от региона и сферы деятельности. Глава НАК также сообщил, что значительно сократились проявления так называемой бытовой коррупции.

«Очень много коррупционных схем здесь уходит из-за того, что внедряется система одного окна, появляются электронные функции. Нет прямого контакта — нет коррупции. Сильные изменения в ГИБДД. Первый признак — текучка кадров, сотрудники начинают уходить, так как рисков больше, чем возможностей заработать. В частности, на это повлияли отслеживающие технологии», — констатирует собеседник.

По словам Кабанова, пока самыми уязвимыми для коррупционных схем остаются Северный Кавказ и регионы, где осуществляются большие государственные проекты, например, Дальний Восток.