В мире всегда было некоторое количество людей, предпочитавших искать работу и лучшую жизнь в других странах или, как минимум, в других городах. В России, если говорить о внутренней миграции, население уже несколько десятилетий стремится в «нерезиновую», а также в Санкт-Петербург и города-миллионники. Не всегда таких мигрантов манили сугубо материальные ценности — ёмкий рынок труда и более высокая его оплата: в последние десять лет вектор мотивации к переселению успел измениться на противоположный как минимум дважды.


Не хлебом единым

Социологи, говоря о внутренней миграции, оперируют базовым, с их точки зрения, различием в мотивации: «уехать от...» или «уехать для...». Если в основе переезда лежит мотив «уехать от...», то чаще всего это говорит о падении уровня жизни в месте постоянного обитания. Особенно это заметно в регионах — в сельской местности и, безусловно, в моногородах. В последних в случае волны сокращений на единственном в городе предприятии людям просто ничего не остаётся делать, кроме как уезжать. «Уехать от...» — сценарий, отчётливо прозвучавший в России в конце 90-х — начале 2000-х годов.

«Уехать для...» — вариант для тех, кто уже достиг определённого уровня жизни, но в той городской среде, где человек находится, и в том регионе, где он живёт, нет возможности вести желаемый образ жизни. Это связано как с социальными обстоятельствами, так и с культурными вопросами. По мере роста материального благосостояния растут требования к городской среде, особенно если речь идёт о семье, где есть маленькие дети и/или пожилые родители. Исследователи из РАНХиГС показали: в течение десятилетия до кризиса 2014 года был заметен чёткий тренд на смену места жительства в связи с растущими требованиями к городской среде — люди в то время «уезжали для...».

Есть исследования в рамках проекта «Евробарометр в России», которые показали: существует прямая зависимость между качеством городской среды и миграционными настроениями населения. Чем хуже обстоят дела с социальной и культурной инфраструктурой в городе, тем больше людей заявляет о своём желании уехать. И это, как правило, люди с достатком. Единственным исключением в рамках нашего исследования стал Краснодарский край: при довольно низком развитии инфраструктуры в населённых пунктах местные жители не были настроены на миграцию. Социологи объяснили это близостью моря. В остальных регионах страны люди были готовы переехать в города с развитой инфраструктурой. Так обстояло дело до 2014 года.

Виктор Вахштайн

директор научно-исследовательского центра социологических исследований Института общественных наук (ИОН) РАНХиГС

Эксперт отметил: после кризиса, разразившегося пять лет назад, лавинообразно стала расти мотивация к смене места жительства по экономическим обстоятельствам. Среди причин «уехать от...» доминируют три: денег категорически не хватает на то, чтобы содержать семью; второе — есть серьёзные ограничения для профессионального роста; третье — есть надежда, что после переезда в крупный город своего региона или же в Москву экономическое положение семьи существенно улучшится. С мнением Вахштайна согласен и экономист Андрей Кочетков, который подчёркивает: в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону и в городах, где отмечаются высокие зарплаты, людей привлекает ёмкий трудовой рынок с высоким разнообразием востребованных профессий. И именно поэтому крупные города всегда, с точки зрения Кочеткова, будут пользоваться спросом у трудовых мигрантов.

Непродолжительный период, когда люди говорили о своём желании переехать в связи с неудовлетворённостью качеством городской среды, быстро закончился. Люди сегодня исходят из того, что доход важнее.

Россияне мигрируют из региона в регион для того, чтобы выжить. Мы не Америка. У нас люди привязаны к той территории, на которой они родились. Там у них квартира, там их семья. И внутренняя трудовая миграция крайне редко, в единичных случаях, предполагает переезд вместе с семьёй. Так уезжают, как правило, военные или высокопоставленные чиновники, которых куда-то посылают наместниками. Простые рабочие у нас мигрируют в Москву, в Питер, в болота на севере и пустыни на юге. И делают это для того, чтобы заработать на жизнь своей семье, устраиваясь даже без оформления трудового договора. Часто условия их проживания ничем не отличаются от условий для гастарбайтеров.

Олег Шеин

член комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов

Какая доля рынка замкнута на таких людей, по мнению Шеина, не знает никто, поскольку, говорит спикер, «никаких исследований на этот счёт правительство Российской Федерации никогда не заказывало».

Дорогая столица

Переезд в Москву из региона — едва ли не вечная тема. Во всяком случае, эта тенденция почти не пошатнулась за последние годы. И нет здесь ничего удивительного: заработная плата в российской столице в четыре-пять раз превышает зарплату в дотационных регионах страны. Помимо этого, есть и ряд других материальных благ: например, существенным остаётся разрыв в социальных пособиях, не говоря уже о разнице в расходах на решение социальных проблем из регионального бюджета. Москва буквально купается в деньгах, являясь государством в государстве.

Вопрос перемещения людей трудоспособного возраста в Москву по-прежнему остаётся крайне актуальным. Большинство работодателей из регионов не могут предложить сотрудникам сопоставимый со столичным уровень зарплат. Более того, за последние несколько лет тренд на переезд из регионов в Москву только усилился за счёт масштабного строительства жилья в столичном регионе и развития доступной ипотеки.

Елена Доронина

старший бизнес-партнёр по управлению персоналом «БКС Премьер»

Аналитик с ходу называет самые востребованные профессии: это, по мнению Дорониной, специалисты сферы IT. В частности, за разработчиками и специалистами в области data science «идёт настоящая охота». В столице легко найдут рабочие места специалисты по продажам. Здесь же созданы идеальные условия для деятельности пиарщиков, рекламщиков, маркетологов, финансистов и других наиболее престижных специальностей из мира капитализма.

«Феномен московской ренты»

Пока пассионарные представители регионов покоряют Москву, жители столицы «со стажем» тщательно продумывают варианты побега из Первопрестольной. Не последнюю роль в этом деле играет пресловутый квартирный вопрос, и в частности, высокие цены на аренду квадратных метров в столице. Так, по последним данным, «однушка» в отдалённых и далеко не престижных районах Москвы стоит минимум 25 тыс. руб. в месяц, и подъём нижней ценовой планки на столичном рынке аренды жилья продолжается. Средняя стоимость однокомнатной квартиры в столице — 40 тыс. руб., «двушки» в хорошем месте и с качественным ремонтом — 80 тыс. руб. Высокие арендные ставки заставляют задуматься о месте обитания как приезжих, так и москвичей.

Сергей Лантюхов/News.ru

Арендные ставки на жильё — очень московская тема. В столице ставки на аренду существенно завышены, в других крупных городах такого нет. Две трети сегодняшнего населения Москвы здесь не родились. И сказывается «феномен московской ренты», когда коренные москвичи, получившие квартиры в наследство, или те, кто купил квартиру в ранних фазах биографии, сдают это жильё, а сами переезжают на дачи. При этом в городе есть прослойка «городских кочевников», бурлящая и очень динамичная, она формирует спрос на арендные площади, — говорит Виктор Вахштайн.

Средний срок аренды в Москве для приехавшего из региона человека — два-три года. Но в какой степени дороговизна аренды влияет на миграционные настроения, можно лишь догадываться. Зато очевидно, что возможность владельцев столичного жилья сдать квадратные метры дорого позволяет им менять стиль жизни. Как считает Виктор Вахштайн, субъективное благополучие горожан предполагает, что если суммы N москвичу не хватает на то, чтобы потратить эти деньги в Москве и получить при этом пользу и удовольствие (для этого нужно больше денег), то им принимается решение уехать туда, где этих денег хватит, но оставить при этом за собой работу в Москве, если позволяет график. Второй вариант — досуговая или маятниковая миграция.

Можно видеть маятниковую миграцию среди чиновников высшего звена и среди бизнесменов: в четверг вечером или в пятницу утром садятся на самолёт, улетают куда-то, где с удовольствием тратят деньги, и затем возвращаются к началу рабочей недели в столицу на рабочее место. Для экономики города это довольно плачевная ситуация, заключает социолог.

Третий тренд — сценарий дауншифтинга, когда человек, сдав квартиру в Москве, уезжает, например, в Таиланд.

Социолог подчеркнул: все три перечисленных тренда имеют место быть, но об их статистической значимости говорить рано. В свою очередь Елена Доронина обратила внимание на такое явление, как переезд не в регионы России, а в другие страны. Особенно это касается профессионалов, работающих удалённо.

Прогноз на будущее

Эксперты отмечают: в последние годы в глазах трудовых мигрантов из числа россиян растёт привлекательность крупных городов своего или же близлежащего региона, а вот притяжение Москвы и Петербурга слегка снижается. В целом процесс миграции может пойти вспять по мере развития современных технологий и профессий, считает Андрей Кочетков.

Сергей Булкин/News.ru

В российской бизнес-практике пока нет большого распространения дистанционной занятости работников, но всё же этот процесс постепенно набирает обороты. В будущем могут появиться профессии дистанционного управления роботизированными сборочными линиями и т.д.,говорит экономист.

Фактически, считает Кочетков, многие профессии в будущем могут превратиться в подобие игры, но с повышенным уровнем ответственности. В конце концов, дистанционный специалист по уборке улиц может контролировать сразу несколько аппаратов, которые будут чистить тротуары или подстригать траву одновременно в Москве, Санкт-Петербурге и Камышине. На этом этапе не будет большой разницы в том, где оператор должен находиться, и тогда переезд в крупные города потеряет прежний смысл.

Развитие экономики начнёт постепенно выравнивать рынок труда по всей территории страны, а желание куда-либо переехать будет связано с личными предпочтениями климата, культурной среды или семейных и дружественных связей, считает эксперт. Но до той поры, пока экономика не начнёт расти, основные мотивы трудовой миграции и её главное направление «из регионов — в Москву» сохранятся. В настоящий момент идёт истощение экономической «подушки безопасности» домохозяйств: накопления превратились в сбережения на чёрный день, а людей, которые имеют сбережения в размере годового дохода, становится с каждым днём всё меньше. Это означает лишь одно: пословицей «где родился — там и пригодился» жители регионов начнут руководствоваться ещё не скоро.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен