16+

Дети не помеха: чем вызвано рекордное число арестованных бизнесвумен

Наблюдатель Ольга Дружинина указывает, что правозащитники передадут в прокуратуру жалобы подследственных о необоснованном заключении под стражу
19:27, 13 мая 2021
Фото: Андрей Никеричев/АГН «Москва»
NEWS.ru

В среду, 12 мая, в Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы сообщили, что на данный момент в московских СИЗО содержится рекордное количество бизнесвумен. По словам её председателя Георгия Волкова, до 15% находящихся в столичных следственных изоляторах — предприниматели. Глава ОНК и уполномоченный по защите прав предпринимателей в Москве Татьяна Минеева пообещали привлечь прокуратуру и правоохранительные органы к решению этого вопроса. NEWS.ru пообщался с членом ОНК Москвы Ольгой Дружининой о проблемах, с которыми чаще всего сталкиваются женщины, оказавшиеся под стражей.


— Можно ли говорить о том, что число предпринимательниц, находящихся в СИЗО, увеличилось по сравнению с прошлыми годами?

Мы не можем говорить, что женщин в СИЗО стало больше, чем мужчин, потому что женщин в принципе меньше, чем мужчин, содержится в местах принудительного содержания. У нас только одно женское СИЗО (в Москве. — NEWS.ru). Если говорить о процентном соотношении, мы сейчас видим рост числа предпринимателей, в отношении которых избирают меру пресечения в виде заключения под стражу. Нас пугает эта тенденция.

Сейчас их стали активно сажать, суды почему-то не принимают во внимание наличие несовершеннолетних детей. У нас большинство обращений связано с тем, что женщин разлучают с несовершеннолетними детьми. К сожалению, меньше применяется норма об отсрочке наказания (в связи с наличием ребёнка в возрасте до 14 лет. — NEWS.ru). При этом мы говорим о ненасильственных преступлениях, преступлениях, совершённых в сфере предпринимательской деятельности. Уголовно-процессуальный кодекс РФ предусматривает избрание альтернативной меры пресечения.

— Как можно повлиять на то, чтобы эти нарушения прекратились?

— Масштабно — нужно увеличивать качество следствия и усиливать роль прокуратуры. Прокуратура исполняет именно надзорную функцию. Следствию, дабы обеспечить себе более лёгкую работу, выгоднее заключить обвиняемого в СИЗО. Так легче работать. В последние годы шла медленная тенденция к увеличению, не было резких скачков. Сейчас мы говорим, что до 15% — это предприниматели, это много.

Андрей Никеричев/АГН «Москва»

— Какие статьи вменяют предпринимательницам, находящимся в СИЗО?

— Они обвиняются по статьям о незаконной банковской деятельности (статья 172 УК РФ), легализации денежных средств или иного имущества (статья 174 УК), а также в мошенничестве (статья 159 УК). 159-я — основная. У нас сейчас появилась порочная практика по статье о покушении на посредничество во взяточничестве (статья 30 УК, статья 291.1 УК). По ней заключают под стражу. Лично знаю две истории в женском следственном изоляторе № 6. Естественно, по ней обвиняются не только женщины. Но нам жаловались именно женщины в связи с этой статьёй.

— Вы собираетесь направить жалобу в прокуратуру? Как это может помочь?

— Мы как ОНК не имеем права вмешиваться в ход расследования, но когда нам сообщают о нарушении прав человека, мы обязаны отреагировать. Если нам поступает жалоба, в которой говорится о необоснованном избрании меры пресечения, мы эту жалобу перенаправляем в органы прокуратуры, и они проводят проверку. В рамках закона о прокуратуре, в порядке надзора. Прокуратура может внести представление на решение об избрании меры пресечения через суд.

— В информации ОНК упоминается история женщины, которая сидит в СИЗО уже шесть лет. Расскажите, пожалуйста, подробнее, насколько это законно и по каким причинам человек может так долго содержаться в СИЗО.

— Это не уникальная ситуация. Все разумные сроки прошли. Закон предусматривает содержание под стражей свыше года, но для этого должны быть веские основания. К сожалению, это в принципе стало типичной ситуацией. Был случай, когда ребёнок родился в СИЗО, три года там прожил. Мы помогали оформить опеку, чтобы ребёнка не отправили в детский дом. Его мама почти четыре года находится под стражей — она уже была беременная, когда попала в изолятор.

Очень часто мы сталкиваемся с тем, что расследование уголовного дела затягивается. Очень часто нам арестанты рассказывают, что к ним не приходит следователь. Женщина сидит, а с ней никакие следственные действия не проводятся. Дальше суды затягиваются. Если дело идёт на пересмотр, человек всё так же содержится под стражей.

Экономические преступления всегда сложные. Они требуют специальных знаний у органа расследования, необходимость обращаться к экспертам. Это длительные мероприятия, органы следствия не всегда могут самостоятельно разобраться. Но в чём необходимость держать в заключении человека, не представляющего опасность для общества?

Yandex Zen

Самое интересное - в нашем канале Яндекс.Дзен

Загрузка...
Новости СМИ2