Арабский мир облетела сенсационная весть — официальные лица Саудовской Аравии заявили, что Эр-Рияд решил аннексировать южные йеменские провинции Хадрамаут, Шабва, Аль-Махра и Абьян (а это практически вся территория бывшего Южного Йемена и сотни километров береговой линии), чтобы присоединить их к королевству, сообщает йеменский новостной канал Crater Sky.

«Это решение принято, и пути назад нет», — якобы отмечается в заявлении саудовских властей.

Иранское агентство Tasnim, опубликовавшее у себя эту информацию, добавило, что Саудовская Аравия стремится обладать побережьем Индийского океана.

Разумеется, эта информация недостоверна, даже в нынешние времена, когда по всему миру идет слом устоявшихся геополитических конструкций, вряд ли Эр-Рияд замахнулся бы на огромные территории ради сомнительной выгоды. Однако у данного фейка есть вполне реальные основания. Можно сказать, что данная новость не столько недостоверна, сколько напоминает арабскую сказку, где среди чудес и магии всегда таится рациональное зерно. NEWS.ru попытался прочесть эту «сказку» с точки зрения геополитики юга Аравийского полуострова.

Фото: Shutterstock/FOTODOM

Что думают в Хадрамауте о своей «аннексии»

Действительно, как сообщил для NEWS.ru информированный источник из йеменской провинции Хадрамаут, занимающий высокое положение в региональных структурах, но пожелавший остаться анонимным, эта публикация является фейком.

Однако при этом, отметил собеседник, один из активистов, Джамал Ба-Хашвайн, проживающий в Саудовской Аравии, действительно устраивал там встречи и мероприятия, на которых призывал к проведению референдума по поводу присоединения восточно-йеменских провинций к Королевству Саудовская Аравия (КСА). Правда, эти его акции никак не были согласованы с саудовскими официальными структурами, за что Ба-Хашвайн поплатился — не так давно его арестовали службы безопасности королевства.

С другой стороны, источник подчеркивает, что в действительности от Саудовской Аравии «можно ожидать все что угодно», но тем не менее «крымский сценарий» трудно осуществить в Йемене.

«Население, проживающее в этих провинциях, это коренные йеменцы, а коренной йеменец не проголосует за присоединение к КСА. Саудовская Аравия может оказать влияние на назначение лояльных им губернаторов в этих провинциях, но заставить народ проголосовать в случае референдума о присоединении Эр-Рияд не может».

По словам источника, такие новости могут появляться сейчас, чтобы отвлечь внимание народа от каких-то важных событий, которые готовятся в Эр-Рияде, откуда хотели посмотреть на реакцию населения восточных провинций на эти вбросы. В Йемене по этому поводу говорят: «Удары барабанов в Аль-Махра, а танцы в Сане».

«Также есть вероятность, что КСА распространяет такие слухи для того, чтобы заставить организацию „Ансар Аллах“ (хуситы) сесть за стол переговоров. То есть это намек Эр-Рияда на то, что если хуситы откажутся от переговоров с президентском советом, то будет проведен референдум по поводу отделения восточных провинций», — заключил представитель Хадрамаута.

Надо отметить, что это не первый случай, когда обсуждается возможное присоединение восточных территорий Йемена к Саудовской Аравии.

Еще в 2020 году йеменский исследователь Мухаммад Джасим обратил внимание на причины, которые могут заставить Эр-Рияд проводить экспансию на эти территории.

По его мнению, это и желание создать новые коридоры по транспортировке нефти и газа из месторождений КСА непосредственно к портам Индийского океана, а также наличие вероятных обширных запасов углеводородов в этой части Йемена. Кроме того, Эр-Рияд не отказался бы изолировать Оман, который на тот момент начал сотрудничать с Ираном и выступать с собственных позиций в рамках Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), идущих вразрез с курсом КСА.

И, что интересно, предположения о возможной аннексии восточного Йемена во многом имеют историческое обоснование.

Из страшной глубины веков

Когда речь идет о провинциях Восточного Йемена, то всегда следует иметь в виду их особое положение в рамках йеменской государственности, связанное с их историей и этническим составом населения. Отсюда и постоянное муссирование слухов о возможном отделении этих территорий от Йемена.

Так, арабы Хадрамаута, известные как хадрами, являются потомками населения древнего Хадрамаутского царства, существовавшего с VIII века до н. э. и до второй половины IV века, имеют свои языковые (на их диалект оказал сильное влияние вымерший хадарамаутский южносемитский язык) и культурные особенности и вполне сформировавшееся чувство собственной идентичности. Многие хадрами в период расцвета ислама создали торговые фактории в различных частях исламского мира, где их потомки добились больших успехов, став там ведущими исламскими богословами, интеллектуалами, предпринимателями. До сих пор многие потомки хадрами занимают высокие должности даже в таких далеких государствах, как Индонезия, Малайзия и Сингапур.

В свою очередь жители самой восточной йеменской провинции Аль-Махра еще более самобытны и являются, по сути, единственными представителями еще доарабского южносемитского населения Аравии, многие из них по-прежнему говорят на собственном языке мехри.

Поэтому и в последний период британского господства в Южной Аравии эти регионы были выделены из британского протектората Аден, ставшего Федерацией Южной Аравии. Из самих восточных султанатов, включая Аль-Махру, (а также Катири и Куаити в Хадрамауте) был образован протекторат Южной Аравии, просуществовавший с 1963 по 1967 год. Протекторат вместе с Федерацией образовали Народную Демократическую Республику Йемен (НДРЙ, или Южный Йемен).

В то же время исторически эти территории всегда претендовали на особый статус. Здесь же сходились интересы и соседних Саудовской Аравией Омана, а затем, начиная с XXI века, и ОАЭ. Все эти государства в той или иной степени стремятся распространить своего влияние на эти территории.

Однако это не столь просто. Регионы Восточного Йемена в период смут и гражданских войн смогли продемонстрировать высокий уровень консолидации и способность решать возникающие перед ними проблемы собственными силами. Например, местные сообщества провинции Хадрамаут провели 2017 году конференцию под названием «Хадрамаутская инклюзивная конференция», на которой удалось достичь консенсуса в отношении разделения доходов, а также по поводу автономии. Это привело к усилению местного контроля над экономическими ресурсами и безопасностью провинции.

Фото: imagebroker/Egmont Strigl/Global Look Press

Здесь был Бен Ладен

Эр-Рияд, распространяя свое влияние в восточных провинциях Йемена, опирается в том числе и на авторитетных представителей этих регионов, которые смогли стать магнатами в самой Саудовской Аравии. Достаточно вспомнить семью Бен Ладен, которая также происходит из Хадрамаута, и принадлежащую ей строительную империю.

Кроме этого, Саудовская Аравия рассчитывает и на силы так называемого Первого военного округа, который контролирует регион Вади во внутренних районах провинции Хадрамаут: командование округа лояльно Саудовской Аравии. Однако большинство офицеров этого округа происходят из других районов Йемена, и у них не всегда складываются отношения с местным населением.

Кроме того, Саудовская Аравия действует и посредством «мягкой силы», реализуя в восточных регионах Йемена «Программу развития и реконструкции Саудовской Аравии для Йемена» (SDRPY). Она тесно координирует свои действия с властями провинции Хадрамаут и других восточных регионов. В рамках SDRPY в Хадрамауте реализуется ряд проектов развития в области здравоохранения, образования, энергетики и водоснабжения.

Кроме того, нельзя недооценивать и фактор идеологического проникновения Саудовской Аравии в восточные регионы Йемена, где с 1990-х годов появляются многочисленные общины местных салафитов. Часть из них впоследствии радикализировалась, что и привело к захвату значительной части Хадрамаута боевиками организации «Аль-Каида» (признана террористической и запрещена в РФ) в 2015 году, после начала гражданской войны и военной интервенции в Йемене. «Аль-Каида» также удерживала и административный центр провинции город Эль-Мукаллу, превратив его в столицу своего «эмирата».

Фото: Yin Ke/Xinhua/Global Look Press

Интерес ОАЭ

Главная заслуга в ликвидации «Аль-Каиды» в Хадрамауте принадлежит ОАЭ.

В 2016 году ОАЭ и их йеменские союзники отвоевали столицу Хадрамаута у боевиков «Аль-Каиды» в ходе битвы за Мукаллу. С тех пор основными партнерами ОАЭ в этой провинции стали «Элитные силы Хадрами», хорошо обученные и оснащенные ОАЭ подразделения. В отличие от просаудовских формирований Первого военного округа из внутренних районов они состоят исключительно из местных жителей.

ОАЭ имеют влияние прежде всего в той части Хадрамаута, которую называют Сахель, то есть «побережье», в отличие от региона Вади, где позиции КСА более прочные. В целом же в восточных провинциях Йемена ОАЭ не уступают Саудовской Аравии по своим возможностям. Скорее всего, Эмираты вряд ли захотят допустить укрепления здесь позиций Эр-Рияда, не говоря уже о присоединении этих регионов к КСА.

Оману тоже нужен Йемен

Оман, в свою очередь, также имеет исторические корни в этих йеменских регионах, которые связаны с оманской провинцией Дофар, являющейся, по сути, продолжением восточного Йемена.

С 2018 года в провинции Аль-Махра на самом востоке Йемена происходит постепенный рост эскалации конфликта между местными племенами, поддерживаемыми Оманом, и растущим саудовским военным присутствием в этой самой восточной провинции Йемена. В частности, согласно исследованию «Центра Сана», в течение 2018 и 2019 годов Маскат все чаще оказывал финансовую поддержку племенам, выступающим против военного присутствия Саудовской Аравии. Поэтому и с точки зрения Маската, попытки присоединить эти территории к КСА будут расценены как прямой вызов и повлекут за собой ответные меры.