Пока турецкие вооруженные силы пытаются нейтрализовать на территории Ирака отряды запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК), Анкара строит новые планы. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган после заседания кабинета министров заявил о новой военной операции против курдов, теперь уже на севере Сирии. Ее цель — создание 30-километровой безопасной зоны вдоль общей границы. Особо никаких деталей турецкий лидер не раскрыл, но подчеркнул, что операция начнется, как только вооруженные силы и разведслужбы завершат подготовку к ней. И судя по заявлениям турецких СМИ, начала операции стоит ожидать уже в ближайшее время.

Как пишет газета Yeni Safak, «террористическая зачистка» пройдет в четырех районах на севере Сирии вдоль течения Евфрата: Тель-Рифат, Айн-аль-Араб, Айн-Иса и Манбидж. Именно там сосредоточено наибольшее число сторонников сирийских Сил национальной самообороны (СНС), которые в Турции считают ответвлением РПК. По информации турецких СМИ, в районе Айн-аль-Араб, расположенном на сирийской территории вплотную к турецкой границе, в последнее время наблюдается повышенная активность боевиков. Они регулярно совершают нападения на турецкие контрольно-пропускные пункты. А Манбидж, от которого около 30 километров до границы с Турцией, стал центром подготовки боевиков и обучения по использованию дронов. Однако главная цель Тель-Рифат (15 км до границы с Турцией), который фактически превратился в базу СНС, оттуда вооруженные курды на автомобилях нападают на турецких военных.

Курдские бойцыФото: ShutterstockКурдские бойцы

Те, кто защищает террористические организации, представляющие угрозу для Турции, оказывая им всевозможную поддержку, должны отказаться от своего высокомерного отношения. Мы же продолжаем работать над недостающим звеном по созданию 30-километровой зоны безопасности вдоль наших южных границ, — сказал Эрдоган.

Зачем Турции Северная Сирия

С 2017 года Турция провела в северных районах Сирии три военные операции: «Щит Евфрата», «Оливковая ветвь» и «Источник мира». Они помогли создать буферную зону безопасности между сирийскими городами Аазаз и Джераблус к северу от Алеппо, занять Африн, взять под контроль пограничные районы к востоку от реки Евфрат.

Военное присутствие Турции в Сирии преследует несколько целей. Первая и основная — борьба против курдов, которые не одно десятилетие бьются за свои права и независимость. Анкара пытается взять под контроль прилегающие районы, дабы помешать сирийским курдам создать на севере Арабской Республики автономию. Турки опасаются деятельности курдских леворадикалов, представляющих серьезную угрозу их безопасности. Кроме того, в очищенных от боевиков регионах Эрдоган собирается расселить сирийских беженцев, которых, по данным турецкой стороны, в Турции насчитывается около 4 млн человек. В уже созданных «безопасных зонах» Анкара строит сборные дома с сопутствующей инфраструктурой, пытаясь таким образом снизить миграционную нагрузку, которая за десять с лишним лет успела стать головной болью Турции.

Еще одна цель — поддержка Свободной сирийской армии (ССА), которую Турция опекала с самого начала сирийского конфликта в 2011 году. В Дамаске присутствие Анкары считают «незаконной оккупацией», но сирийская оппозиция выступает с Анкарой заодно. Турецкие СМИ ссылаются на премьер-министра временного правительства Сирии в эмиграции Абдуррахамана Мустафу, который поддержал турецкие власти в новых планах и даже заявил о готовности «навести порядок плечом к плечу с Турцией».

Террористические акты продолжаются в Азазе, Африне, Расулайне, Таль-Абьяде и дестабилизируют там ситуацию. Нам необходимо предотвращать это. Как сирийская оппозиция мы будем до конца бороться за полную ликвидацию всех террористических организаций, которые наносят ущерб будущему Сирии, ее территориальной целостности и сирийской революции, — приводит слова Мустафы Yeni Safak.

Бойцы Свободной сирийской армииФото: Hasan Kirmizitas/ZUMAPRESS.com/Global Look PressБойцы Свободной сирийской армии

Но вот некоторые политические силы в Турции считают, что им нужно быть осторожнее. Бывший начальник разведки Генштаба Турции Исмаил Хакки Пекин в беседе с Cumhuriyet, намекая на украинский кризис, опасается, что обстановка в мире не самая подходящая для развертывания крупной операции в Сирии.

С учетом ситуации возможно проведение каких-то точечных операций. Но вопрос проведения крупномасштабных операций — предмет обсуждения и раздумий. Конечно, турецкая армия, без сомнений, справиться с поставленными задачами и добьется успехов. Но все риски должны быть хорошо просчитаны, — сказал Хакки Пекин.

По его словам, Турцию может ожидать новый виток противоречий с США, Россией и Ираном, что было бы нежелательным исходом, поскольку «позитивная атмосфера» Запада в отношении Турции в этом случае развеется.

Такие опасения турецкой стороны возникают не на ровном месте. Сирийские курды долгое время были камнем преткновения между Турцией и США. Некоторая часть сирийской территории находится под контролем проамериканских курдских Отрядов народной самообороны, которые беспрепятственно переходили границу и воевали с турками американским оружием. Правда, затем Анкаре удалось договориться с Вашингтоном, и американцы начали патрулирование пограничной зоны вместе с турками. Говорят, что к консенсусу удалось прийти из-за опасений США по поводу сближения Москвы и Анкары. После вывода основной группировки войск из Сирии в 2021 году США оставили 900 своих военнослужащих для оказания помощи оппозиционным Демократическим силам Сирии (ДСС) в борьбе с террористами ИГ (террористическая организация, деятельность в РФ запрещена).

По мнению американским властей, новая военная операция Турции значительно затруднит борьбу против террористических организаций. Опасения Анкары по поводу своей безопасности в США понимают, но создание новых угроз для собственных военных, разумеется, не приветствуют.

Мы глубоко озабочены сообщениями и обсуждением возможности активизации военных действий в северной части Сирии, в частности тем, как это скажется на мирных жителях. Осуждаем любую эскалацию и поддерживаем текущее прекращение огня. Любые новые наступательные операции еще сильнее подорвут стабильность в регионе и создадут угрозу для сил США и для кампании коалиции против ИГ, — сказал официальный представитель Госдепа США Нед Прайс.

А вот в ООН никакой террористической опасности для Турции на севере Сирии не увидели. Напротив, в международной организации углядели элементы военного вторжения на территорию арабской страны. Представитель генсека ООН Стефан Дюжжарик призвал мировое сообщество оказать Дамаску гуманитарную помощь, а не военную.

Мы поддерживаем территориальную целостность Сирии, Сирия более не нуждается в военных операциях, Сирия нуждается в политическом решении и в гуманитарной помощи, — сказал Дюжжарик.

Вооружённые силы ТурцииФото: ShutterstockВооружённые силы Турции

Турецкая армия, угнетенная постоянными операциями и военными действиями на Ближнем Востоке, решение проблем с Сирией видит в достижении соглашения с сирийским правительством путем дипломатии и признания территориальной целостности страны. Так считают лидеры оппозиционных турецких партий, которые выходят на улицы Стамбула с протестами в связи с военными операциями в Курдистане.

Где курды перешли дорогу Турции?

Курдистаном называют область, расположенную на территории четырех государств — Турции, Ирана, Ирака, Сирии. После распада Османской империи в первой половине ХХ века курды, которые все это время были на равных с другими народами, оказались под господством арабов и остались без своего государства, что послужило поводом для возникновения конфликта.

Поистине роковой оказалась судьба турецких курдов, которые поддержали первого президента Турции Мустафу Кемаля Ататюрка, поверив в его обещания создать курдско-турецкую федерацию. Однако потом Ататюрк начал жестко ограничивать их права, запретил курдский язык и в целом использование слова «курд». Все эти противоречия стояли у истоков создания Рабочей партии Курдистана в 1978 году. Её основателем стал выходец из крестьянской семьи Абдулла Оджалан. Уже через два года численность партии составляла 58 тыс. человек, защищающих свою нацию.

До 1998 года сирийское руководство поддерживало Оджалана, но потом решило не портить отношения с Турцией и попросило курдского лидера найти новое убежище. Либеральная политика турецкого президента Тургута Озала в то время давала положительные сигналы о курсе на примирение. Первое перемирие было объявлено в 1993 году. Оно носило односторонний характер и продлилось меньше месяца. А после смерти Озала в том же году турецкие войска возобновили боевые действия — началась новая фаза вооруженного противостояния. На этот раз она сопровождалась волной террористических атак в городах Турции.

Очередная попытка перемирия была в 2013 году, когда стороны объединились против для совместных действий против ИГ. Но через два года турецкие ВВС обстреляли территории, контролируемые «Исламским государством» в Ираке, затронув позиции курдов. После этого РПК заявила о невозможности дальнейшего перемирия с Турцией.

До сих пор конфликт не разрешен. Курды применяют силу в борьбе за свои права, а Эрдоган обещает «закопать» курдскую «террористическую организацию» и ее сторонников «в траншеях, которые они роют».

Братья по вере не оправдывают надежд

Еще немного экскурса в историю. Отношения между Турцией и Сирией не задались с самого начала ХХ века. После Младотурецкой революции (1908–1909) в Османской империи развернулась кампания по пропаганде пантюркизма, а все нетюркские подданные Порты из-за националистических идей отодвигались на второй план.

Мост через Евфрат возле Джераблуса, начало ХХ векаФото: Scherl/Global Look PressМост через Евфрат возле Джераблуса, начало ХХ века

Параллельно среди арабов (в основном на территории Сирии) зарождались ростки единого национального самосознания и идеи панарабизма. Арабы хотели больше прав вроде возможности служить в османской армии в мирное время или получать образование. Когда им не удалось ничего достичь, среди арабов заговорили о том, как прекрасно было бы получить автономию.

Накопившиеся противоречия ясно дали о себе знать в ходе Первой мировой войны, когда арабы, поддержанные британцами, восстали против османов.

Эти события резонируют в умах и сердцах двух народов и по сей день. Арабы недолюбливают турок, так как считают, что они плохо обращались со своими братьями по вере во времена Османской империи. Турки же клеймят арабов как предателей, винят их в распаде «больного человека Европы» (так накануне Крымской войны в беседе с британским послом Сеймуром назвал слабеющую державу российский император Николай I) и вообще в провоцировании нестабильности на современном Ближнем Востоке.

Напряженность между уже независимой Сирией и современной Турецкой Республикой обозначилась в 1939 году, когда Турция аннексировала провинцию Хатай (бывший Александрийский санджак). По сей день Сирия считает эту территорию своей и рисует ее на картах как часть Сирии.

Обострению между Анкарой и Дамаском также способствовала сирийская поддержка курдов из РПК и разногласия по распределению водных ресурсов Тигра и Евфрата, а именно строительство Турцией, находящейся выше по течению, водохранилищ, из-за чего сток воды в Сирию снижается.

Другим камнем преткновения служит тот факт, что арабы недолюбливают первого лидера Турецкой Республики Мустафу Кемаля Ататюрка за его светские взгляды и антиисламскую политику. Именно он преобразовал Святую Софию из мечети в музей в 1934 году, отменил мусульманское летоисчисление и запретил ношение хиджаба. При этом турки считают Кемаля «отцом нации» и создателем современного турецкого государства. В их глазах именно Ататюрк спас Турцию от «свирепых» Англии и Франции, желавших раздробить Османскую империю на маленькие квазигосударства. Портреты отца турецкой нации в изобилии присутствуют во всех турецких городах.

Первый президент Турецкой Республики Мустафа Кемаль АтатюркФото: wikipedia.orgПервый президент Турецкой Республики Мустафа Кемаль Ататюрк

К тому же на протяжении почти всего ХХ века Сирия и Турция принадлежали к разным политическим лагерям. Если Сирия была главным региональным союзником СССР, то Турция вступила в 1949 году в НАТО.

Еще один пункт, по которому соседи никак не могут найти общий язык, это Израиль. После провозглашения еврейского государства в 1948 году Сирия присоединилась к арабской коалиции и вступилась за палестинцев. Турция же, напротив, стала первой мусульманской страной, признавшей права Израиля на Святую землю.

Отношения Анкары и Дамаска начали налаживаться только после 1998 года, когда Сирия выдала Турции главу РПК Абдуллу Оджлана. Но с началом боевых действий в Сирии (2011 год) отношения между двумя государствами снова ухудшились. Сначала все ограничивалось вооруженными столкновениями на границе двух стран, но в 2016 году Турция начала свои военные операции.