Экс-чемпион Bellator в тяжёлом весе Виталий Минаков 24 августа на турнире Bellator 225 нокаутировал Тимоти Джонсона, но уже в ближайшее время готов вернуться в клетку. О прошедшем поединке, первых шагах в ММА младшего брата и бое Хабиба Нурмагомедова Минаков рассказал в эксклюзивном интервью News.ru.


— Бой Нурмагомедов — Порье прошёл по наиболее предсказуемому сценарию. Вас хоть что-то удивило в этом поединке?

— Хабиб отработал как по учебнику, как он это обычно делает, — чётко и здорово. Но в паре моментов мне пришлось немного поволноваться и понервничать. Во-первых, это жёсткое попадание, которое Хабиб пропустил во втором раунде. Он особо не показал, что удар был плотный, но было видно, что его почувствовал. Во-вторых, это переход на удушающий приём Порье в третьем раунде.

— Вы полагаете, у Порье были шансы довести приём до сдачи?

— Захват был очень плотный. Выбраться из него было крайне сложно. Ошибка Порье заключалась в том, что он не зацепился ногами. Когда он плотно взял руками голову Хабиба, видимо, ощутил уже блеск чемпионского пояса и решил давить до конца, не меняя захват. У Хабиба появилась одна из тысячи возможностей вывернуться, и он её использовал. В целом по ходу поединка он сделал то, что делает обычно: давил функционалкой, нагружал в борьбе, делал молниеносные проходы в ноги. На протяжении многих лет никто к этой технике не может подобрать ключи. Что бы ни говорили про зрелищность, в этом виде спорта важен для бойца результат. Если эта техника его приносит, то нужно её придерживаться.

Хабиб Нурмагомедов и Дастин ПорьеХабиб Нурмагомедов и Дастин ПорьеВалерий Шарифулин/ТАСС

Следующий соперник Хабиба Тони Фергюсон — наиболее разносторонний и опасный легковес. Он сможет найти противодействие этой технике?

— Я считаю Тони Фергюсона самым опасным соперником для Хабиба. У них три раза не получилось противостояние, видимо, по чьей-то высокой внеземной воле. Три отмены этого боя вносят дополнительную интригу. Фергюсон — очень жёсткий боец. Думаю, что этот бой все мы будем смотреть в сильном напряжении. Я бы уже не говорил здесь категорично о шансах в пользу Хабиба. Это будет шахматная партия двух гроссмейстеров.

Тони ФергюсонТони Фергюсонtonyfergusonxt/instagram.com

— Вы должны были драться с Хави Айалой, но в последний момент вашим соперником стал Тимоти Джонсон. Судя по результату, эта замена никак не отразилась на вашем настрое?

— Замена произошла меньше чем за 10 часов до турнира. По сути, мой бой отменили, и я об этом узнал за обедом. Ко мне подошёл матчмейкер и сказал, что бой отменён, потому что что-то случилось с Айалой. У меня в тот момент было очень неприятное состояние. Я провёл неплохую подготовку и не хотел отмены боя. Но в течение часа удалось договориться с Тимоти Джонсоном, у которого такая проблема случилась чуть раньше: с боя с ним слетел Валентин Молдавский. Организаторы приняли решение свести нас с Тимоти. Я почувствовал огромное облегчение не потому, что считал его проходным бойцом, а потому, что мой бой всё-таки удалось спасти. Для меня это было очень приятно, поэтому никакого дискомфорта из-за замены соперника я не испытал.

— Вы быстро сумели потрясти, а затем и нокаутировать Джонсона. Вам не показалось, что он стал хуже держать удар?

— Он не стал держать удар хуже. Я с ним вместе тренировался в одном зале. Не скажу, что мы с ним много работали, но один раз стояли в спарринге и пару раз боролись друг с другом. У меня была возможность прощупать его навыки. В спарринге у меня проходили те же удары, он реагировал на удары ногами, поэтому я был уверен, что он пропустит и в этот раз. Тимоти реагировал на мои удары ногами всем телом. Я не думал, что получится нокаутирующий удар на первых минутах, но удар хорошо прошёл. В борьбе Тимоти очень вязкий. Он не скоростной, не взрывной, но вязкий, физически сильный. Он способен долго мучить своими захватами, поэтому бороться с ним неприятно.

— У вас есть в планах до конца года провести ещё один бой?

— У меня уже есть предложение на бой, которое осталось только принять. На следующей неделе я приму решение. Мне предлагают выступить в самое ближайшее время, но надо продумать организацию подготовки. Если у меня получится её организовать как надо, то я буду готов выйти на коротком уведомлении.

Виталий МинаковВиталий МинаковВалерий Шарифулин/ТАСС

— Речь идёт о выступлении в Bellator?

— Конечно, поединки в других организациях я сейчас даже не рассматриваю.

— Вы недавно были на бое брата Дмитрия в Георгиевске. Как оцените его действия в бою с опытнейшим французом Мойзом Римбоном?

— Главное, что бой он выиграл, хотя было непросто, и поединок прошёл не так, как нам хотелось. У него был действительно очень опытный, возрастной соперник, но брат не показал всё, на что был способен. Я знаю, как он готовился и что он умеет, но, видимо, тяжело далась сгонка 12 кг. Я недоволен тем, что он принял темп соперника, при том что сам обладает взрывной скоростью. Римбон не хотел форсировать бой, потому что не был уверен в своей физической подготовке. А брату нужно было вести поединок активнее, больше бить и вести бой так, как он этого хотел. Но это тоже полезный опыт. Я тоже не раз бывал в таких ситуациях, когда во всём превосходил соперника, но тот делал из меня весёлого персонажа. Есть такие бойцы, которые, даже проигрывая, умеют сделать из чемпионов клоунов.