16+
Архивное фото

Донос как тренд: будут ли педагоги «сдавать» учеников силовикам за политику

Заявление учителя из Пензы на восьмиклассницу с просьбой проверить её на экстремизм свидетельствует об опасных общественных сдвигах
08:02, 27 февраля 2021
Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Исполняющая обязанности директора одной из пензенских школ пожаловалась силовикам на 15-летнюю ученицу Анастасию, которая разместила в соцсетях информацию об акции КПРФ, проведённой 23 февраля. После этого полиция начала проверку, в отдел вызывали восьмиклассницу, изъяв у неё телефон, а также депутата регионального заксобрания Георгия Камнева. Это уже не первая история, когда педагоги жалуются на «политически неблагонадёжных» учащихся. NEWS.ru решил вспомнить наиболее вопиющие случаи последнего времени, а также выяснить, почему учителям приходится становиться надсмотрщиками, доносчиками или цензорами.


На учёт за репост

Недавно пензенские силовики начали проверку по заявлению врио директора местной школы № 66 имени Виктора Стукалова Веры Махониной на 15-летнюю ученицу восьмого класса, которая разместила на своей странице в соцсети «ВКонтакте» анонс акции 23 февраля «За Россию без олигархов и дворцов», которую организовало региональное отделение КПРФ.

Сергей Булкин/NEWS.ru

В соцсетях появились скриншоты переписки школьницы с одним из учителей, потребовавшим от неё «немедленно» удалить «политинформацию». На возражение восьмиклассницы, что речь идёт не о митинге сторонников Алексея Навального, а о мероприятии, которое устраивает парламентская партия, педагог посетовал на то, что «такие акции у нас не приветствуются», даже несмотря на то что партия «разрешённая».

После отказа удалять анонс девушку вызвали на «профилактическую беседу» к руководству учебного заведения, а затем в полицию. Там, как рассказывал депутат городской думы Пензы от КПРФ Александр Рогожкин, Анастасию держали три часа и отобрали мобильный телефон. По словам политика, силовикам написала и. о. директора школы № 66 Вера Махонина, которая попросила проверить соцсети ученицы «на экстремизм и призывы к свержению власти». Сам Рогожкин за репост анонса акции 23 февраля сейчас находится под 20-суточным арестом, о чём NEWS.ru сообщил его однопартиец, депутат регионального заксобрания Георгий Камнев.

Анастасию родители перевели в другую школу. Её очень быстро поставили на учёт в комиссии по делам несовершеннолетних. Сейчас над этим работают юристы, мы собираемся обжаловать это решение, потому что никаких оснований для него нет. Она характеризуется положительно, у неё хорошие оценки, она занимается в кружках, то есть растёт нормальный человек. Про Махонину мы нашли статью начала 2000-х годов в «Пензенской правде» — это официальная правительственная газета. Там Махонина хвалилась тем, что подавала заявку в Фонд Сороса и получила от него грант. Как мы знаем, Фонд Сороса признан иностранным агентом. У меня складывается ощущение, что она человек меркантильный и ей всё равно, откуда получать деньги.

Георгий Камнев

лидер пензенского отделения КПРФ

Парламентарий также давал показания в полиции, где его спрашивали, поручал ли он Анастасии как активистке местного отделения комсомола распространять информацию о митинге 23 февраля в соцсетях. Камнев предполагает, что, скорее всего, именно полицейские нашли пост школьницы, а затем предложили Махониной написать на неё заявление.

NEWS.ru обратился к Махониной с просьбой прокомментировать данную историю, но она отказалась. В пензенской школе № 66 сообщили, что общаться со СМИ может лишь директор Ирина Авдонина, которой на рабочем месте не оказалось.

О контроле за интернет-активностью несовершеннолетних россиян NEWS.ru уже рассказывал, приведя в пример историю, произошедшую в сентябре 2020 года в Санкт-Петербурге. Там городской комитет по образованию направлял в подведомственные школы письмо, копию которого обнародовал журналист Валерий Нечай. Подлинность бумаги подтвердили власти Северной столицы. Авторы документа потребовали от классных руководителей «незамедлительно составить служебную записку на имя директора», если в соцсетях у учеников будут обнаружены призывы к экстремизму и терроризму.

В январе в Саратовской области некоторые местные Telegram-каналы и сообщества в соцсетях опубликовали список студентов расположенного в Балаково Поволжского колледжа технологий и менеджмента, которые подписаны на группы поддержки оппозиционера Алексея Навального. Помимо их имён и фамилий, в перечне фигурировали домашние адреса учащихся, а под самим списком была указана фамилия директора учебного заведения — депутата-единоросса Дмитрия Дмитриева. Позднее в региональном Министерстве образования обещали провести проверку по факту незаконного обнародования персональных данных.

Unsplash

Позднее в том же регионе произошёл ещё один инцидент, связанный с попыткой надавить на права молодёжи на политическое самоопределение. Во время выступления на площадке Заксобрания Саратовской области 12 февраля преподаватель местного педагогического колледжа Оксана Калашникова заявила о необходимости контролировать и «корректировать» поведение и мировоззрение учащихся, в том числе с помощью силовых структур.

Студенты у нас умные и могут скрыть свои соцсети от классного руководителя, видя, что классный руководитель отслеживает их содержание и может поругать. Хотелось бы взаимодействовать со специалистами цифрового подразделения ГУ МВД области, чтобы они помогали нам отслеживать поведение студентов вне колледжа, — заявила Калашникова.

Как рассказала NEWS.ru оргсекретарь профсоюза «Учитель» Ольга Мирясова, во многие школы «около месяца назад поступали инструкции и просьбы в разных форматах провести классные часы». Также, по её словам, были попытки «заставить учителей мониторить соцсети школьников».

У нас образование подчиняется региональным органам власти, и каждый субъект мог выдумывать свои инициативы, рассылая их в муниципальные органы управления образования. Иногда по пути до школ эти просьбы теряются, а иногда, наоборот, доходят в гиперболизированном виде. На моей памяти такого давления, как перед 23 января, не было ни разу. Очень много было «просьб», они были очень прямые и абсурдные по своему содержанию. Например, в Ижевске пытались собрать на классный час, но это было внезапно, родители не пришли, а учителя должны были писать отчёты, почему у них не состоялось классное собрание. В итоге в Ижевске на время митингов 23 января открыли бесплатно все досуговые учреждения — катки и так далее.

Ольга Мирясова

оргсекретарь межрегионального профсоюза работников образования «Учитель»

По словам Мирясовой, также педагогов перед 23 января повсеместно обязывали проводить беседы не только с их родителями, но и с учениками об опасности участия в митингах.

ФСБ или МВД не могут приказывать Министерству образования, поэтому они, как правило, пишут письма с просьбой, например, провести профилактическую работу. А уже само министерство, в свою очередь, пишет письмо в подведомственные учреждения, — отметила она.

Как отмечает оргсекретарь профсоюза «Учитель», то, что произошло в Пензе, — «это эксцесс». В большинстве своём учителя — это люди разумные, подчёркивает Мирясова, они «понимают последствия такого обращения в полицию». К тому же им «не хотелось никак разговаривать с детьми о политике», поскольку «эта сфера опасная и сложная», а также не всегда понятно, «что говорить, какая линия партии правильная». По её мнению, учителя понимают, что «школьники их могут записать на видео и потом выложить в Интернет». Также Мирясова напомнила, что по закону политическая агитация в образовательных учреждениях запрещена.

NEWS.ru

Странный разворот

Кандидат философских наук, журналист и преподаватель Свободного университета Кирилл Мартынов полагает, что некоторые педагоги «всегда очень хотели нажаловаться на своих учеников за что-нибудь, но раньше все эти жалобы слишком далеко не шли». По его словам, всем было понятно, что это «несерьёзный уровень, когда взрослый человек начинает не просто читать нотации, а ещё и как-то юридически преследовать и иными способами дискриминировать своего собственного ученика».

Мне кажется, пример из Пензы очень показательный, потому что он, скорее всего, является симптомом серьёзной перемены в общественных настроениях. Сейчас и учитель, и прокуратура, и все надзорные органы понимают, что когда люди пишут о политике, о митингах КПРФ в частности, это расценивается чуть ли не как покушение на государственный строй. По такой логике и взрослые не должны такого делать, а дети — это вообще святое, они должны быть полностью аполитичными.

Кирилл Мартынов

кандидат наук, политический аналитик

По словам Мартынова, конкретные учителя чётко уловили перемену общественных настроений, что сейчас так можно, что наступило время для таких заявлений в силовые органы на своих учеников.

Это такая машина конформизма, история про то, что сейчас нормально преследовать детей за то, что они лезут рассуждать про политику или в какие-то «взрослые» дела, — отметил преподаватель Свободного университета.

Как писал NEWS.ru, за последние годы образовательные учреждения становились всё более закрытыми и разглашение данных о любом негативном событии в их стенах считается выносом «сора из избы», как в закрытых институциях типа тюрем или военных частей. По мнению Мартынова, «в каком-то смысле слова такая метафора верна», однако подобное происходит не только со школами.

Вообще российское общество начинает напоминать какую-то колонию-поселение, где, с одной стороны, можно заниматься своими частными делами, а с другой — нельзя выражать своё мнение или, например, рассказывать, какие у тебя реальные зарплаты, потому что тогда ты столкнёшься с претензиями местных властей (речь идёт об увольнении учительницы из Севастополя Натальи Ёлгиной после того, как она пожаловалась на низкую оплату труда. — NEWS.ru). Я думаю, что школа взяла странный разворот в советское время, странный потому, что у действующих властей, в отличие от властей СССР, нет какой-то явной идеологии, ради которой всё это делается. Непонятно, в чём смысл идеологической закрытости и репрессивности, — продолжает Мартынов.

Также он обращает внимание на то, что современная российская школа — «это не только устаревшие знания и зачастую некомпетентные учителя, потому что более качественные профессионалы идут работать куда-то ещё, но и место, где тебя постоянно подвергают символическому насилию». По мнению Мартынова, «суперзакрытая и суперконсервативная российская школа вызывает всё больше отторжения у несовершеннолетних, у которых есть другие источники информации».

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Ранее NEWS.ru рассказывал, что акции протеста 23 и 31 января, а также 2 февраля сопровождались многочисленными предупреждениями госорганов о недопустимости призывать на них несовершеннолетних и участвовать в таких мероприятиях в принципе. К предписаниям прокуратуры подключился Роскомнадзор, который рассылал соцсетям письма с требованием удалить публикации, информирующие о предстоящих митингах. Всевозможные предостережения стали выносить администрации вузов, а позже некоторые и вовсе начали угрожать участникам акций отчиcлениями.

В подготовке материала также участвовала Марина Ягодкина.

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники

Загрузка...
Новости СМИ2