За последние четыре года количество работающих пенсионеров сократилось на 35%. Так, если в 2015 году продолжали трудовую деятельность около 15 млн россиян пенсионного возраста, то в 2019-м таких насчитывается около 10 млн. Об этом News.ru сообщили в Росстате.


Работающих женщин в России гораздо больше, чем работающих мужчин, — 65,3% против 34,7%. Последние четыре года этот показатель держится примерно на одном уровне.

Резкий отток пенсионеров с рынка труда случился в России в 2016 году. Как сообщили News.ru представители ведомства, он обусловлен вступлением в силу закона, отменяющего индексацию пенсий работающим пенсионерам.

По данным ВШЭ, чаще всего по достижении пенсионного возраста продолжают работать на прежнем месте сотрудники бюджетного сектора — сферы образования, здравоохранения, ЖКХ и ВПК.

Корреспондент News.ru пообщалась с врачами, которые продолжают работать, несмотря на то что им больше 70 лет. С высоты 60-летнего опыта пожилые медики видят множество проблем в современной системе здравоохранения, но всё равно не оставляют любимую работу.

Марина Гургеновна Саркисова, 79 лет. Радиотерапевт в Областном клиническом онкологическом диспансере, город Рязань. Опыт работы — 60 лет

Понедельник 11 утра. В коридорах Рязанского областного клинического онкологического диспансера многолюдно. Пациенты сидят на кушетках, расставленных вдоль стен цвета майской сирени. Марина Гургеновна идёт по коридору в туфлях на высокой платформе. Стройная фигура, небольшой рост, хорошая осанка. Марине Гургеновне 79 лет. Она врач онколог-радиолог с почти 60-летним опытом.

— Здравствуй, мой хороший, как поживаешь? — обращается доктор к высокому парню с короткой стрижкой, который выходит из кабинета.

— Хорошо, Марина Гургеновна, вот на обследование сходил, — бодро отвечает он.

— Лечись, здоровья тебе, дорогой, — улыбается врач.

Мы выходим на улицу, и Марина Гургеновна заметно грустнеет. Парню 24 года и у него злокачественная опухоль мозга. По оценкам врачей, жить осталось полгода.

Я не могу смотреть на больных, которые умирают, особенно молодых. Видит Бог, если бы можно было вынуть свои глаза и положить в карман, я бы это сделала.

Марина Гургеновна СаркисоваМарина Гургеновна СаркисоваВероника Воронцова/News.ru

Марина Гургеновна Саркисова — врач во втором поколении. Доктором была её мама. Она тоже работала радиологом в рязанском онкологическом диспансере. Женщина была строгая. Желание дочери стать театральной актрисой высмеяла: «Марина, с такой-то физиономией...» Марина Саркисова тогда сильно расплакалась, но маме поверила.

В мединститут Марина поступила за компанию с подругой. Когда впервые вошла в палату к онкобольным поняла, что с выбором профессии не ошиблась.

Мне дали мужскую палату, захожу и вижу глаза больных. Растерянные и пустые. Сказала себе: я должна сделать всё, чтобы эти люди жили. Никогда не уйду от них.

Основной задачей врача-радиолога является проведение радиологического исследования для диагностирования онкологических заболеваний. Также он проводит лечение, построенное на радиотерапии, — лечит злокачественные новообразования и выявляет новые. Врачу всё так же сложно сообщать пациентам диагноз. Для многих людей до сих пор слово «рак» равно слову «смерть».

Есть врачи, которые с ходу говорят: у тебя рак, всё плохо. Свалили наповал, можно сказать. Я за то, чтобы подойти к больному осторожно, дипломатично. Я говорю — да, вы больны, но надо лечиться. Если больного лишить веры, он завянет. У меня был пациент с меланомой (злокачественная опухоль, развивающаяся из пигментных клеток кожи. — Ред.). Врачи давали ему восемь месяцев, а он прожил 11 лет. Мы никогда не видели, чтобы он без улыбки приходил. Такая жажда жизни была, он боролся.

Марина Гургеновна почти 30 лет отработала в советской системе здравоохранения. Она признаётся, в реалиях 21 века ей трудиться тяжело. Систему из СССР она считает эталонной, а в современной — видит множество недостатков.

Раньше было абсолютно бесплатное лечение и все препараты были. Даже мысли не возникало, что больной за что-то платить должен. Сейчас я пациентам говорю: держите в кошельке деньги. Самой тошно от таких советов. Самое обидное, что качество этих не всегда бесплатных препаратов оставляет желать лучшего. Мне лично два раза попадались поддельные лекарства. Я считаю, что за подделку препаратов нужно более жестокое наказание. Ведь, по сути, это убийство.

Марина Гургеновна никогда не забудет пациентку из 90-х годов с раком молочной железы. Она приехала в онкоцентр из маленькой деревни и прошла курс радиотерапии. Организм на лечение ответил положительно. Появилась надежда на выздоровление. Но дальнейшую терапию женщина проходить отказалась. Она объяснила: маленькая пенсия не позволяет ездить в город часто. Дочь тоже не может помочь финансово. Классика жанра — трое детей и муж-алкоголик. Пациентка так и не приехала. Обстоятельства оказались сильнее жажды жизни.

Как и многие пожилые врачи, Марина Гургеновна в 21 веке столкнулась с проблемой компьютерной безграмотности. Писать от руки резко стало нельзя (по правилам страховых компаний все должно быть напечатано), а компьютер врач так и не освоила. Медик недоумевает, почему не организовали компьютерные курсы для пожилых врачей. Сложную технику освоить за два дня невозможно.

Врач собирается с духом. Она планирует в конце года уйти на пенсию. В современных реалиях работать ей сложно психологически, не хватает знаний компьютера, хотя и здоровье позволяет и сил ещё достаточно. Коллеги умоляют Марину Гургеновну изменить решение. Без неё онкодиспансер опустеет.

Эльвира Васильевна Балаганская, 79 лет. Участковый терапевт в МБУЗ «Городская поликлиника № 24» города Новосибирска. Опыт работы — 60 лет.

Эльвира Васильевна БалаганскаяЭльвира Васильевна БалаганскаяВероника Воронцова/News.ru

Эльвира Васильевна заходит в подъезд пятиэтажной хрущёвки. В помещении темно, пахнет сыростью и табаком. На первом этаже тесной двушки живёт 70-летняя Елена. Из-за последствий сахарного диабета ей несколько лет назад ампутировали обе ноги. По квартире больная передвигается на инвалидной коляске.

Сегодня женщина чувствует себя хорошо, врач зашла по собственной инициативе. Она принесла больной инсулин. В обязанности участкового терапевта доставка лекарств не входит. Но самостоятельно купить необходимый для жизни препарат женщина не может.

Крыльцо подъезда, не ремонтированное уже лет 15, естественно, без пандуса. К тому же коляска не может проехать через узкую входную дверь. Елена уже несколько лет не была на улице. Коротким сибирским летом наслаждается через открытое окно. Единственный постоянный гость в квартире Елены — участковый врач.

Эльвира Васильевна ходит пешком. Она отказалась от служебного транспорта. Хотя руководство больницы ей настойчиво предлагало машину с водителем. В спальном районе сибирского города тротуары оставляют желать лучшего. Летом — ухабы и выбоины, зимой — постоянный гололёд, в межсезонье — грязь. Но для Эльвиры Васильевны пациенты важнее собственного комфорта.

Водители вечно куда-то спешат. А некоторые пожилые пациенты просто так не отпускают. Им надо высказаться, рассказать про сноху, про зятя. Я буду нервничать, что меня водитель ждёт. К тому же в мои годы, если не ходить, рассыплешься быстро. В домах где есть лифт, где нет. Это же фитнес, — смеётся пожилая врач.

Эльвиру Васильевну почти не коснулась модернизация современной медицины. Компьютер врач пока не освоила, больничные листы она пишет от руки. Согласно современным нормам, любая медицинская документация должна быть напечатана. Но для пожилого медика руководство учреждения сделало исключение. Курсов компьютерной грамотности для пожилых специалистов не предусмотрено, но как работник Эльвира Васильева — бесценна.

Суммарный доход пожилого врача 50 тысяч рублей — эта сумма «набегает» из зарплаты и пенсии. На шее у 79-летней женщины 43-летняя дочь и 19-летний внук. Последний — студент Сибирского государственного университета телекоммуникаций и информатики. Дочь Эльвиры Васильевны — инвалид. У женщины нарушение слуха и психическое заболевание. Последнее начало прогрессировать, когда неизвестные убили её любимого мужа и она осталась с грудным ребёнком на руках.

На здоровье пожилая врач не жалуется. Нашему корреспонденту она призналась, что не пьёт таблеток вообще. Хотя давление периодически повышается. У врача неожиданный способ борьбы с недугом.

Как чувствую себя неважно, стараюсь 2–3 дня соли поменьше есть. Соль вызывает повышение давления. Сразу легче становится. Ещё меньше нервничать стараюсь. Нет такой ситуации, которую бы Господь не помог разрешить, — рассуждает доктор.

Хотя бывает непросто пережить «уход» пациента. От недавней смерти мужчины 45 лет до сих пор слёзы в глазах. Примерный семьянин, отец двух детей проснулся утром, открыл глаза и не увидел ничего вокруг. Врачи сделали МРТ и поставили неутешительный диагноз — рак головного мозга. Мужчина «растаял» буквально за год, в последние месяцы Эльвира Васильевна приходила к нему каждый день. Но любые действия участкового врача оказались бессильными против коварного заболевания.

Эльвира Васильевна планирует работать ещё год, потом — заслуженный отдых. На пенсии врач собирается много читать, заниматься домом и пойти в спортивную секцию. Хотя сама она не до конца уверена, что сможет жить без работы. Лечить людей вошло у неё в привычку.

Сергей Николаевич Дьяконов, 74 года, старший врач Клинской станции скорой медицинской помощи, опыт работы — 55 лет

Высокий, подтянутый, седоволосый мужчина со строгим лицом садится за руль внедорожника. Он сам приехал на вокзал встречать корреспондента News.ru. По пути на подстанцию врач устроил небольшую экскурсию по городу Клину. Рекомендует сходить в дом-музей П. И. Чайковского.

Клин не родной город для Сергея Николаевича. Он живёт здесь всего пару лет. Пожилой врач — коренной сибиряк. Родом из города Прокопьевска Кемеровской области. Всю жизнь он работал старшим врачом на одной из местных подстанций скорой помощи. Уехал вслед за дочерью и сыном, которые перебрались в Подмосковье ещё в 90-е годы. На новом месте Сергей Дьяконов с женой планировали быть простыми пенсионерами, помогающими с внуками. Но не вышло.

Сын у меня тоже врач. Спрашивает как-то: помоги отец — на подстанции скорой работать некому. Хоть на четверть ставки. Я согласился. Потом с четверти ставки перешёл на полставки, потом на полноценную. Втянулся. Не представляю себя на пенсии уже, не тот я человек, — рассказал Сергей Дьяконов.

Сергей Николаевич ДьяконовСергей Николаевич ДьяконовВероника Воронцова/News.ru

Сергей Николаевич не спал почти сутки. Столько сегодня длится смена старшего врача подстанции скорой медицинской помощи. Он давно заметил: не отдыхать совсем лучше, чем спать урывками. Получасовой сон не прибавляет бодрости, а только отнимает силы. Проверенное десятилетиями правило.

Человек ко всему привыкает, — разводит руками врач, объясняя свою жизнестойкость.

На здоровье пожилой медик не жалуется. Работа — лучшее лекарство.

Сегодня на подстанции напряжённая обстановка. Решается вопрос жизни и смерти. Пациенту, которого несколько дней назад доставили в больницу врачи клинской скорой, стало хуже. Мужчину надо показать неврологу, которого в учреждении нет. Руководство больницы просит подчинённых Сергея Дьяконова: везите человека в другую больницу, где есть специалист, на консультацию.

При чём тут скорая? Она же не такси. Это не наша функция, — объясняет врач.

На том конце провода ему возражают: везти мужчину к специалисту больше некому. «Вы привезли, вы и везите». Сергей Николаевич даёт добро. Но акт доброй воли оказывается бесполезным. Фельдшер отзванивается шефу: врач ничем не помог. Недуг не по его части. Куда везти мужчину? Вопрос остаётся открытым. Пожилой врач вспоминает советское время, раньше такого не было.

Раньше врач для больного был, а сейчас наоборот. Больной на заднем плане остался. Врач оказывал помощь, он был на стороже здоровья. А сейчас никому ничего не надо. Специалистов не хватает, но никому дела до этого нет. Дай бог, руководству нашей страны изменить эту ситуацию.

Насыщенный день. Через час усталый врач вынужден решать очередной конфликт. Люди вызвали скорую, увидев лежащего на земле мужчину. На улице дождь, кто-то предположил, что у человека гипертонический криз. Врачи ехали с мигалками и прибыли на место через 20 минут, как и положено по нормативу.

Оказалось, обычный пьяный лежал. Врач его растормошила. Он заматерился, встал и пошёл. Я вас не просил приезжать, говорит, — разводит руками врач.

Такие вызовы — часть ежедневной работы скорой помощи. Сергей Дьяконов говорит: после них фельдшеры и врачи чувствуют себя как оплёванными, в их собственных глазах теряется значимость работы «скорняка».

Также, по словам врача, в последнее время скорую наводнили «пустые» вызовы. Температура 36,9 у взрослого человека, порезанный палец, лёгкий кашель или укус комара — повод позвонить в экстренную службу. Иногда людям просто лень дойти до участкового врача.

В советское время граждане были более сознательные. Скорую по таким пустякам не вызывали. Существовали курсы по оказанию первой помощи, и многие люди хорошо знали её основы. Сейчас же все как будто посходили с ума, — рассуждает врач.

Ежедневный стресс и недостаток сна — единственные сложности пожилого врача. С современной техникой, в отличие от многих коллег в возрасте, Сергей Николаевич на «ты». Он не только печатает и пользуется Интернетом, но знает как свои пять пальцев программу по мониторингу бригад скорой помощи. На пенсию пока медик не собирается, планирует работать, пока есть «хоть капелька здоровья».

Вынужденная необходимость или вторая молодость

Сергей Булкин/News.ru

По прогнозам Минэкономразвития к 2020 году численность работающих в России сократится на три миллиона человек. А к 2030 году количество пенсионеров составит треть населения страны. Россия постепенно погружается в демографическую яму. Число трудоспособных граждан падает, а количество пенсионеров растёт.

Несколько лет назад ныне покойный известный советский и российский гигиенист, доктор медицинских наук Николай Измеров в журнале «Медицина труда и промышленная экология» опубликовал научную статью «Работа в пожилом возрасте». В материале сказано, что в условиях демографического старения существенным вкладом в решение задачи, поставленной в «Стратегии 2020», по повышению эффективности использования трудовых ресурсов может стать использование трудового потенциала работников старшего возраста.

Известно, что ведущим условием, обеспечивающим длительную физическую, психологическую и социальную сохранность пожилых людей, является продолжение трудовой деятельности в доступной форме и объёме, — говорится в исследовании.

Трудовая активность выгодна пожилому человеку не только экономически, но и полезна для его здоровья. Физического и психического. В журнале «Современная психология» было опубликовано исследование двух учёных — Николая Коноплёва и Марины Курилович — «Характеристики психологического здоровья у работающих и неработающих пенсионеров до 65 лет». Его авторы провели два тестирования среди пожилых людей. Среди них были как работающие пенсионеры, так и неработающие. Они исследовали такие показатели, как жизнестойкость, активность, наличие жизненной силы.

Учёные выявили, что у пенсионеров, которые прекратили трудовую деятельность, заметно снизился «уровень жизнестойкости». Также эти люди стали ощущать меньше сил и проявлять меньше активности. Зато стали чаще прослеживаться такие черты, как тревожность, фрустрация, агрессивность, ригидность.

Возрастает негативный настрой по отношению к окружающему миру. Отмечается снижение самоуважения, уверенности в себе и общительности. Увеличивается склонность к переживаниям, повышается эмоциональная напряжённость. Все вышеперечисленные факторы негативным образом влияют на психологическое здоровье в пенсионном возрасте, — говорится в исследовании.

Авторы научной статьи полагают, что социальная активность в пенсионном возрасте даёт возможность сохранять психологическое здоровье. Поэтому, если позволяет организм, работа на пенсии — во благо.