Чем дольше продолжается СВО, тем сильнее начинают проявляться противоречия в украинском обществе, в первые месяцы после 24 февраля столь внешне сплочённом. Расхождения между его группами и членами многообразны. Хотелось бы сегодня остановиться на одном из аспектов политики — взаимоотношениях между двумя основными представителями украинской власти на местах: губернаторами и мэрами.

С началом спецоперации губернаторы вышли на первый план и стали известны даже далеко за пределами Украины, достаточно вспомнить главу Николаевской области Виталия Кима, превратившегося в популярную медийную фигуру, которой подражают. Это и не удивительно — на губернаторов легли дополнительные обязанности: эвакуация населения, перестройка экономики на военное русло, помощь армии и т. д. Кроме того, военным запрещено раздавать интервью, тогда как главы областей обязаны появляться в СМИ и соцсетях как можно чаще для успокоения и информирования населения — это их прямая обязанность. Поэтому те, кто реально руководит обороной того или иного города или региона, неизвестны, тогда как губернаторы, переодевшиеся как по команде в полувоенную форму, снявшие уже не актуальные пиджаки и галстуки, оказались распиаренными.

Город НиколаевФото: Zuma/ТАССГород Николаев

Но одновременно с губернаторами стали известными по всей Украине и мэры некоторых прифронтовых городов. В том же Николаеве — Александр Сенкевич, в Харькове — Игорь Терехов, в Чернигове — Владислав Атрошенко. На них легли те же чрезвычайные обязанности, и они в силу своей выборности и рода занятий («социалка», ЖКХ и т. д.) стоят ближе к людям. Губернаторы же на Украине не избираются, а назначаются президентом.

В этом и заложен корень противоречий между первыми и вторыми. Черниговский мэр Атрошенко уже испытал это на себе, когда его дважды за последнее время не выпустили за границу. Как он сказал публично, невыездным он оказался в результате давления как со стороны губернатора Вячеслава Чауса, так и администрации президента Владимира Зеленского. Резкий ответ заместителя главы администрации Кирилла Тимошенко, в котором он обвинил Атрошенко в пренебрежении своими обязанностями, недвусмысленно подтвердил конфликт.

Губернаторы — всего лишь назначенные чиновники. До СВО авторитет и вес мэров крупных городов на Украине был выше губернаторского. Все знали таких мэров, как Геннадий Кернес в Харькове или Андрей Садовой во Львове, и мало кто слышал про сменявшихся харьковских или львовских губернаторов. Можно вспомнить днепровского Бориса Филатова или одесского Геннадия Труханова. Кстати, Филатов уже резко критикует президентскую администрацию в лице Алексея Арестовича и правительство в лице его главы Дениса Шмыгаля, то есть ту ветвь власти, которая и назначает губернаторов.

Губернатор на Украине в мирной жизни скорее комиссар от правительства, а не хозяин региона, как в России. Это различие надо ясно понимать. Военные действия выдвинули их на первый план, ибо объективно губернатор стал той фигурой, через которую проводится мобилизация сил региона. Таким образом, они по факту узурпируют часть полномочий мэров. А тут необходимо учесть еще один фактор — мэры, как правило, старше и гораздо опытнее губернаторов. Сравним: Терехов — 1967 г. р., а харьковский губернатор Олег Синегубов — 1983-го, Атрошенко — 1968 г. р., Чаус — 1977 г. р., Труханов — 1965 г. р., а одесский губернатор Максим Марченко — 1983 г. р., и т. д. Более того, мэры уже давно занимаются политикой, они подолгу возглавляют города, а практически все губернаторы — случайные фигуры, люди без биографии, без авторитета в регионе. Тем не менее мэры должны им подчиняться и выполнять указания. Это также закладывает определенную напряженность.

Мэры ориентируются на избирателя, думают о следующих выборах, губернаторы же должны нравиться только президенту и его администрации. Последняя же имеет основания не доверять некоторым мэрам, как тому же Терехову в Харькове, которого в Киеве обвиняют в том, что он едва ли не «ждал русских»: первые несколько дней после 24 февраля он в своих публичных заявлениях ни разу не упоминал про Украину и про «агрессора», а лишь призывал «держаться», потому что «мы — харьковчане».

Игорь ТереховФото: ihor_terekhov/t.meИгорь Терехов

Разумеется, ситуация различается от города к городу. Скажем, в Киеве у Виталия Кличко она не похожа на ситуацию у его коллег, ибо его статус приравнен к губернаторскому. А в Мариуполе мэр Вадим Бойченко сбежал чуть не в первый же день, бросив жителей города на произвол судьбы. Теперь, естественно, его влияние равно нулю, так же как у губернаторов Херсонской и Луганской областей, полностью лишившихся территорий. Впрочем, херсонского Геннадия Лагуту в конце июня официально уволили, что отвечало реальному положению вещей. Посмотрим, ждет ли такая же судьба луганского Сергея Гайдая.

По мере нарастания трудностей и потери Украиной территорий напряженность в стране будет возрастать. Во время июньского визита в Харьков президента Зеленского повсюду сопровождал губернатор Синегубов, а не мэр Терехов — его подчеркнуто держали на вторых ролях. Это намек на то, на кого делает ставку Киев. Не случайно иные из мэров в прифронтовой зоне задумываются о своем будущем. Мэр Святогорска Владимир Бандура, например, отказался эвакуироваться с отходящими ВСУ и перешел на сторону ДНР. Посмотрим, станет ли это тенденцией.