На саммит Европейского политического сообщества в Прагу приехали 44 главы государств. Там была практически полностью представлена Европа — присутствовали лидеры всех стран ЕС, кроме Дании. Плюс 17 государств, не входящих в Евросоюз и даже не относящихся к Европе, среди них — Турция, Азербайджан, Армения, Грузия. Задача саммита — «залатать все щели», которые до сих пор остаются в едином фронте демократических (и не очень) государств, противостоящих России. При этом остается неясным, что еще объединяет участников кроме озабоченности последствиями СВО на Украине. Соответственно, возникают вопросы, насколько озвученные в Праге цели достижимы в реальности и насколько жизнеспособным окажется новорожденное геополитическое образование.

Хотя повестка дня саммита в Праге общая для всех стран, монолитного единства у них пока никак не складывается. Мелкие трения возникают из-за совершенно пустяковых для инаугурационной встречи моментов, капризов отдельных делегаций — вроде требования Великобритании не вывешивать флаг Евросоюза над Пражским Градом, где проходит конференция. Добавляет терний на пути к общеевропейским звездам присутствие в одном зале делегаций Азербайджана и Армении, немыслимое в других обстоятельствах, сложности взаимоотношений Турции и Греции, трения между Лондоном и ЕС, напряженность между Сербией и частично признанным Косово, тоже присутствовавшим на саммите, и другие проблемы.

Канцлер Германии Олаф Шольц, премьер-министр Нидерландов Марк Рютте и президент Франции Эммануэль Макрон (слева направо) на улицах Старого города ПрагиФото: Kay Nietfeld/dpa/globallookpress.comКанцлер Германии Олаф Шольц, премьер-министр Нидерландов Марк Рютте и президент Франции Эммануэль Макрон (слева направо) на улицах Старого города Праги

Всем этим разноликим, а иногда и враждебным странам сегодня предстоит найти политическую волю, чтобы подняться над двусторонними разногласиями и выработать какой-то общий знаменатель, который объединит все страны не только политической, а и географической Европы от Атлантики до Каспийского моря. Такой знаменатель на сегодня всего один, и он известен —"герметизация" немногих оставшихся дыр, через которые РФ пока еще сообщается с внешним миром. Но даже при единичности общего интереса архитекторы Европейского политического сообщества (ЕПС) сталкиваются с исключительно сложной задачей впрячь в одну телегу не просто лебедя, рака и щуку, а еще и каким-то образом пристегнуть к этой телеге страны, которые либо являются союзниками Москвы (как Армения) или тяготеют к Кремлю идеологически (как Венгрия и Сербия), либо сами находятся в непростых отношениях с континентальной Европой (как Турция и Великобритания).

Поэтому хозяин встречи, премьер-министр Чехии Петр Фиала, был недалек от истины, когда заявил накануне, что сам факт того, что в Праге удалось собрать более сорока национальных лидеров, уже может считаться успехом.

Наша общая задача создать неформальную платформу, на которой мы могли бы сотрудничать, делиться идеями и вырабатывать решения, как вернуть в Европу мир и процветание. Я полагаю, мы этого достигли, несколько с опережением событий констатировал он в четверг.

Фиала, конечно, ставит телегу впереди паровоза, потому что Европейское политическое сообщество, детище французского президента Эммануэля Макрона, не вызывает энтузиазма у ряда стран даже просто как концепция. Это те страны, которые сегодня «ждут в предбаннике» Евросоюза и теперь подозревают, что неформальное сообщество может быть брошено им как кость вместо полноценного членства в ЕС.

Демонстранты с украинскими и европейскими флагами перекрыли улицу в Старом городе Праги, где проходил саммитФото: Kay Nietfeld/dpa/globallookpress.comДемонстранты с украинскими и европейскими флагами перекрыли улицу в Старом городе Праги, где проходил саммит

Организаторы пражского саммита поэтому специально подчеркивают, что хотя на нем присутствуют главы стран — участниц ЕС в полном составе, в том числе глава Еврокомиссии Урсула фон Ляйнен, эта встреча ни в коем случае не является мероприятием именно Евросоюза.

Тем не менее 7 октября 26 лидеров стран ЕС собираются на отдельную встречу, на которую остальных участников «широкого» ЕПС не приглашают. Этот «междусобойчик» дополнительно добавляет горечи в отношения между европейским «ядром» и его периферией. В повестке пражского саммита ЕС (где Чехия в данный момент председательствует) значится согласование цен на энергоносители и утверждение восьмого по счету пакета санкций против РФ.

Надо подчеркнуть, что это будут именно санкции Евросоюза, а не Европейского политического сообщества; поэтому заявление Эммануэля Макрона, что «участники встречи четко продемонстрировали единство всех 44 стран в осуждении российской агрессии и поддержку Украине», прозвучало попыткой выдать желаемое за действительное. По той же причине не слишком убедительно прозвучало и заявление польского премьер-министра Матеуша Моравецкого, что «саммит показал полную изоляцию России».

В целом антироссийские сантименты остаются, по сути, единственной темой, которую если не все, то подавляющее большинство европейских лидеров воспринимают как не разъединяющую, а цементирующую европейское единство. Антироссийская тема является для поддержания хотя бы видимости общности ЕПС настоящей палочкой-выручалочкой, потому что о чем бы ином речь ни зашла — энергетике, торговле, иммиграции, военных усилиях, — лидеры европейских стран быстро скатываются к взаимным упрекам.

Президент Франции Эммануэль Макрон (справа) дискутирует со своим венгерским коллегой Виктором ОрбаномФото: Kay Nietfeld/dpa/globallookpress.comПрезидент Франции Эммануэль Макрон (справа) дискутирует со своим венгерским коллегой Виктором Орбаном

«Дружба против», как показывает пражский саммит, хотя бы на время сгладила противоречия между британским премьером Лиз Трасс и французским президентом Эммануэлем Макроном, которые после смены британского кабинета отправили их отношения в политическую морозилку. А вот взаимную неприязнь между Грецией и Турцией не ослабило даже наличие общего врага в лице России. Это в первый же день существования ЕПС продемонстрировала пикировка между премьер-министром Греции Кириакосом Мицотакисом и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом за парадным обедом. В какой-то момент показалось даже, что два лидера вот-вот начнут бросать друг в друга тарелки из-за спора о принадлежности островов в Эгейском море.

Однако, по мнению многих политологов, ЕПС будет не в состоянии каким-то образом повлиять на политику России или реально помочь Украине как раз по причине своей всеохватности. Как известно из зоологии, размер тела животного часто находится в обратной пропорции с размером мозга, и чем шире представительство в организации, тем менее она эффективна в плане принятия решений. Достаточно посмотреть, с каким трудом принимаются консенсусные решения в самом Евросоюзе, где 27 членов, чтобы спрогнозировать, насколько неповоротливым будет сообщество, состоящее из 44. Тем более сообщество, которое не предполагается как-либо институциировать и которое видится его создателям скорее как разговорный клуб континентального масштаба.

Создание ЕПС — это полностью внутриевропейская история, которая за пределами географической Европы будет иметь влияние, близкое к нулевому, предположила в разговоре с NEWS.ru политолог Наталья Ерёмина.

Для европейского «ядра» важно обеспечить для себя дружественную или как минимум не враждебную периферию. Добиться этой цели можно только приглашением периферийных стран к общему столу столу в буквальном смысле слова, обеденному. Но это, однако, не равнозначно приглашению для них стать членами клуба. За таким общим столом лидеров «второсортных» стран можно о чем-то уговаривать, как-то обнадеживать, улаживать их разногласия как с «внутренней» Европой, так и между ними. То есть ЕПС не видится ничем большим, как площадкой для разговоров, которые не накладывают на их участников каких бы то ни было обязательств. Это такая внешняя подпорка для стран Евросоюза, санитарный кордон между ЕС и внешним миром, который не играет и вряд ли когда-либо будет играть самостоятельную роль в мировой политике.

Наталья Ерёмина профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ

Далекая от единения атмосфера в Пражском Граде вынудила главу внешнеполитического ведомства ЕС Жозепа Борреля признать, что учредительная конференция ЕПС не дала ответа на вопрос, в чем смысл существования нового сообщества, как оно будет взаимодействовать с Евросоюзом, каким будет процесс принятия решений и как оно будет финансироваться (если будет вообще). Из позитивного Боррей указал на то, что создание ЕПС знаменует собой «возникновение нового мирового порядка, в котором не будет места для России до тех пор, пока ее президентом является Владимир Путин».