16+

Россиянам устанавливают лимит на займы

Крупные должники не смогут брать новые кредиты
07:10, 27 декабря 2018 139
Фото: Рамиль Ситдиков/РИА Новости

Высокая долговая нагрузка некоторых россиян сделает практически невозможным получение новых кредитов уже в 2019-м, но некоторых заёмщиков ждут «ипотечные каникулы». О том, какие новации в сфере регулирования финансового рынка появятся в новом году, рассказывает в эксклюзивном интервью порталу News.ru председатель комитета Госдумы по финрынку Анатолий Аксаков.


— Насколько вы довольны законодательной работой комитета в этом году и в целом Госдумы?

— В целом я доволен законодательной работой как нашего комитета, так и Государственной думы. Депутаты стали работать эффективнее. В частности, нам удалось расчистить законодательные завалы, которые образовались от предыдущих созывов. Конечно, не всё намеченное удалось осуществить, и нам есть над чем работать.

Одновременно и к работе своего комитета я критически отношусь. Не потому, что комитет плохо работал — работы было много, интенсивной, но я хотел бы успеть решить вопросы с цифровыми законами в этом году. К сожалению, их рассмотрение переходит в 2019 год.

— Вы говорите про закон о цифровых активах?

— И о законе о цифровых активах, и об изменениях в Гражданский кодекс, и о законе о краудфандинге. Дело в том, что эти документы в связке, и в этом сложность. Есть замечания, которые можно снять, в случае с законом о цифровых активах, но поскольку он связан с Гражданским кодексом, а Гражданский кодекс — это документ концептуальный для всех остальных законов, то очевидно, что к нему всегда больше внимания. Поэтому доработка законопроекта на январь уходит. Но я думаю, что мы нашли формулировки, которые позволяют сделать неплохой шаг для того, чтобы разные цифровые технологии начали активно использоваться в России.

— Какие ещё документы вы рассчитывали принять или внести в Думу в этом году, но которые не удалось принять?

— Да, есть законопроект, связанный с архивным делом, который позволял бы наделить юридической силой значимые электронные документы. Очень важный документ, с материальной точки зрения, для государства. Он даёт снижение затрат, для бизнеса очень важный документ.

Дальше — с законопроектом о цифровой подписи мы тоже несколько задерживаемся. Готовность документа довольно высокая, процентов 80, но остались развилки, которые пока не согласованы. А развилки — это прописать, что цифровую подпись гражданам выдаёт частный удостоверяющий центр, а юрлицам — ФНС. Также есть идея, чтобы были установлены жёсткие требования к капиталу удостоверяющих центров минимум в 1 млрд рублей или в 100 млн хотя бы.

— Для чего требование по капиталу? Там, скорее, по безопасности должны быть.

— Требования по безопасности — это само собой, они есть, причём довольно жёсткие. Но сейчас они зачастую не выполняются, потому что минимальны материальные потери тех людей, которые удостоверяют цифровую подпись. Как раз ввиду отсутствия требований к капиталу. Фактически, эти удостоверители ничем не рискуют, продавая подписи налево и направо неустановленным лицам, которые действуют от имени других лиц. Фактически, бизнес формируется криминально. Чтобы этого не было, должна быть ответственность — уголовная и материальная, поскольку речь идёт о подписях, которые будут заверять миллионные и миллиардные сделки, собственность на жильё — это очень важно.

— Какой закон из сферы финансов и экономики, принятый в этом году, считаете наиболее важным? Почему?

— Мне кажется, что это закон, предусматривающий изменение функций Внешэкономбанка.

«Майским указом» президента «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» определена повестка развития страны на ближайшие годы. Для успешной реализации этой повестки необходима консолидация усилий различных институтов развития.

Законом ВЭБ наделяется новой функцией — координатора работы институтов развития по вопросам обеспечения долгосрочного социально-экономического развития страны, создания условий для устойчивого экономического роста. ВЭБ будет участвовать в управлении институтами развития, формировать процедуры совместной работы над проектами, обеспечивающие комплексное использование финансовых и нефинансовых инструментов поддержки проектов, включая меры государственной поддержки, обеспечивать информационное взаимодействие институтов развития с органами государственной власти и подготовку предложений о совершенствовании мер поддержки институтов развития.

Предусматривается, что Внешэкономбанк будет осуществлять финансовую и гарантийную поддержку институтов развития. Всё это позволит ВЭБу выполнять свои задачи как институту развития более эффективно.

Анатолий АксаковАнатолий АксаковСергей Булкин/News.ru

— А если поговорить о законе об ИПК (индивидуальном пенсионном капитале) и о реформе ОСАГО, все эти истории планировалось завершить до конца этого года…

— Реформа ОСАГО — это на данном этапе в основном расширение тарифного коридора, и это вопрос в ведении Центробанка, не Думы. Но мы с ним обсуждали этот вопрос, провели парламентские слушания, я считаю, что мы нашли правильные подходы. С одной стороны, надо закручивать гайки по страховым компаниям. Сейчас уже внесены законопроекты, касающиеся увеличения штрафов для страховых организаций, если они не выдают полисы или если они создают препятствия для получения полиса.

С другой стороны, добросовестный водитель должен платить меньше недобросовестного, это справедливо. Кстати, по нашей просьбе, специалисты Финансового университета провели очень грамотное исследование, благодаря ему стало понятно, что расширение тарифного коридора в ОСАГО позволит в том числе и уменьшить возможности для мошенников, труднее будет вершить свои недобросовестные действия. Самое главное — это исследование подтвердило гипотезу, что расширение коридора позволяет снизить нагрузку на добросовестного водителя.

— Насколько повысятся штрафы для страховых за отказ или препятствование в продаже полиса?

— В два-три раза.

— По поводу ИПК: судя по всему, соответствующий законопроект опять не удаётся внести в Думу, хотя по плану система уже должна заработать с 2020-го.

— Я считаю, что мы затянули вопрос с ИПК. В принципе, я думаю, что в январе мы будем стартовать с законопроектом. Начнём с «Основных направлений развития финансовых рынков», которые готовит Центробанк. ИПК — это элемент направлений. Каждое направление будем активно рассматривать, даже попросим сроки установить в «Основных направлениях», отсечки, когда документ должен быть рассмотрен Государственной думой. Он должен поступить хотя бы в Госдуму — через депутатов или через правительство, но он должен поступить, скажем, в феврале. Важнейший вопрос в ИПК — это делать автоподписку или авторегистрацию? Я думаю, что мы найдём все варианты решения проблемы этого вопроса, надо обсуждать ещё раз. Нужно сделать ИПК интересным для людей.

Думаю, что мы можем быстро принять законопроект, когда он будет готов, соответственно, система может заработать с 2020 года, как и планируется.

— Каким законопроектом, написанным вами, или принятым в этом году при поддержке комитета, или написанным одним из ваших коллег по комитету, особенно гордитесь?

— Хотел бы отметить законопроект о страховании вкладов (счетов) малого бизнеса. Как вы знаете, средства физических лиц, индивидуальных предпринимателей защищены системой страхования вкладов в размере 1,4 млн рублей.

Законом предусматривается распространение системы страхования вкладов и на средства микро- и малых предприятий в том же размере — 1,4 млн рублей. Новый закон будет распространяться на 2,7 млн субъектов малого бизнеса России и позволит сохранить их средства при наступлении банкротства кредитной организации.

— Сколько вообще законопроектов комитет успел рассмотреть за этот год?

— В 2018 году комитет провёл 55 заседаний, на которых было рассмотрено порядка 120 законопроектов. А Государственная дума в целом приняла, по вопросам ведения комитета, 36 федеральных законов, 33 из которых уже подписаны президентом и опубликованы.

Сейчас комитет по финансовому рынку является ответственным за подготовку 77 законопроектов, которые находятся на разных стадиях рассмотрения, из них 33 рассмотрено Советом Государственной думы, 25 принято в первом чтении.

Кроме того, подготовлено 56 заключений на законопроекты, по которым комитет является соисполнителем.

Сергей Булкин/News.ru

— Сколько законопроектов комитет отклонил в этом году?

— В этом году комитетом было отклонено или снято с рассмотрения 27 законопроектов.

— Из недавних идей, которые пока только прозвучали как предложение, — это ипотечные каникулы…

— Да, о ней говорил Сергей Швецов (первый зампред ЦБ. — News.ru). Я поддержал эту идею, поскольку она не несёт риски для банков.

— А разрабатывать соответствующий законопроект будете? И когда?

— Я думаю, что да, мы подготовим такой документ. Возможно, что в январе мы его и внесём в Думу. Для того, чтобы были «каникулы» по ипотеке для тех, кто попал в сложную ситуацию. Но тут надо чётко описать случаи, критерии, которые позволяли бы такие каникулы.

— Если вернуться к страховщикам — законопроект о санации страховых компаний был принят и вступил в силу. Но когда он может реально понадобиться рынку?

— Страховой рынок непростой, им надо управлять, и он, наверное, более сложный с точки зрения качества, чем банковский. Если мы на банковском имеем столько проблем, то на страховом — вообще, учитывая, что сейчас тема дольщиков будет выходить в судебную плоскость, я допускаю, что некоторые страховые компании могут попасть в непростую ситуацию.

— Раз уж вы упомянули суды, сейчас одна из проблем, которую отмечает ЦБ, — это вывод активов и незаконный обнал с помощью исполнительных листов. Проблема не новая, но она никуда не уходит. Вы обсуждали, как с этим явлением бороться?

— Да, мы этот вопрос обсуждали несколько раз. В принципе, может, как раз цифровизация судебных процедур, подачи иска, его исполнения и позволит сделать всю эту систему более прозрачной и сможет как-то решить и эту проблему в том числе.

— Какие вызовы вы ставите себе и комитету на 2019 год в целом?

— В 2019 году нам, прежде всего, предстоит большая работа по созданию основ законодательства по цифровой экономике.

Дорожной картой программы «Цифровая экономика Российской Федерации» предусматривается принятие до конца 2019 года более 50 законов, из которых около 20 касаются финансовой сферы. Так что следующий год я назвал бы годом цифрового законодательства. Будут прорывы, однозначно.

Кроме того, продолжится работа по совершенствованию финансового законодательства. В частности, в весеннюю сессию 2019 года планируется рассмотреть законопроекты по расширению возможностей субъектов малого и среднего предпринимательства по привлечению доступного финансирования, по наделению ЦБ полномочиями в сфере аудиторской деятельности, по лизингу, по оптимизации правового регулирования института ипотечных ценных бумаг, по созданию особых инструментов управления имуществом Российского Фонда прямых инвестиций и другие.

Сейчас разрабатываются поправки в законодательство, которые обяжут банки и микрофинансовые организации строже оценивать платёжеспособность клиентов. Мировая практика показывает: если ежемесячная кредитная нагрузка превышает 50% совокупного ежемесячного дохода семьи заёмщика, ему очень сложно выполнять свои обязательства перед банком или МФО. Поэтому депутаты из нашего комитета предлагают ограничить выдачу кредитов и займов гражданам, у которых этот порог превышен.

Максим Блинов/РИА Новости

Следующий закон будет вводить ограничения пени, штрафов, процентов, которые набегают на тело займа. Это также введение уголовной ответственности для чёрных кредиторов, отмена возможности по взысканию долга этими чёрными кредиторами, и то, что проценты всё-таки будут ограничены — это тоже важно с точки зрения защиты прав потребителей.

— Какой законопроект считаете ключевым для разработки и/или принятия в 2019 году?

— Это пакет законопроектов как раз по цифровой экономике, прежде всего законопроекты о цифровых финансовых активах, о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ (о краудфандинге).

— Какую роль вы отводите коллекторам в новом, цифровом, финансовом мире?

— Роль нелюбимых (смеётся).

— Я имею в виду, будет ли ужесточаться в следующем году законодательство, регулирующее деятельность коллекторов?

— Сейчас уже меньше жалоб на коллекторов поступает, чем, например, год-два назад. Очевидно, судебные приставы всё-таки навели там порядок. Но вполне возможно, что мы проведём парламентские слушания с широким подходом по защите прав финансовых институтов в принципе, начиная от брокерских компаний. По ним, например, у нас уже есть два законопроекта, направленные на защиту прав клиентов, получающих брокерские услуги. По задумке, брокеры должны будут все вопросы, связанные с исполнением обязательств, прописывать в документах, чтобы не было возможности ввести клиента в заблуждение.

— По аналогии с банковским договором кредита — основная часть, индивидуальная часть?

— Да, но это лишь один пункт. Второй — все вопросы, связанные с исполнением поручения, тоже должны быть более прозрачными. Сейчас брокер может исполнить поручение утром, а может вечером. То есть может выждать ситуацию на рынке, когда ему будет удобно исполнять сделку, или сам продать активы внутри своей компании или группы, так называемые интернальные сделки, за счёт денег клиента. Потом клиенту скидывает наихудший вариант по торгам, который он должен был реализовать в рамках поручения, а для себя оставляет наилучший вариант. Мы хотим, чтобы таких ситуаций было меньше.

Кстати, будет отдельный законопроект, касающийся требований по капиталу банков. Я попросил Ассоциацию банков России изучить все детали этих требований, и мы планируем поменять законодательство, оставить в нём только требования по рейтингам и требования, которые только правительство может само устанавливать. Убрать требования к размеру капитала банка, например, для участия в каких-нибудь госпрограммах.

— Вы имеете в виду, в любом действующем нормативном акте всё перевести в рейтинги?

— Да. Требование по размеру капитала — это анахронизм. Есть требования по капиталу для банков, работающих с деньгами по капремонту, но уже много случаев, когда люди теряли эти деньги в рухнувших банках, хотя, казалось бы, капитала у этих кредитных организаций было достаточно.

— А будет ли отдельный фонд защиты средств на капремонт?

— Думаю, что это будет тот же фонд страхования вкладов. По сути, деньги на капремонт — это деньги населения, которые аккумулируются на счёте ТСЖ.

Кирилл Зыков/АГН «Москва»

— Считаете ли вы, что законодательство на финансовом рынке в целом ужесточается для участников рынка?

— Полагаю, что совершенствование законодательства направлено на наведение порядка на финансовом рынке и его очищение от недобросовестных участников.

Не считаю, что законодательство ужесточается. К примеру, банки в России разделили на базовые и универсальные. Банки с универсальной лицензией смогут осуществлять полный список банковских операций и должны соблюдать полный перечень нормативных требований. А к кредитным организациям с базовой лицензией применят упрощённое регулирование. А внесение изменений в закон «О рынке ценных бумаг» в этом году позволяет выпускать структурные облигации, а также проводить эмиссию ценных бумаг в упрощённом режиме. Разве это не либерализация рынка!

Кроме того, Госдума планирует до конца 2018 года принять закон, позволяющий банкам с базовой лицензией не отчитываться по международным стандартам финансовой отчетности (МСФО). Это будет способствовать снижению на них нагрузки по формированию отчётности и устранению дублирования раскрываемых ими сведений.

— Может быть, ужесточение будет чуть позднее?

— Полагаю, что совершенствование финансового законодательства будет и в дальнейшем идти по пути гармонизации, а не ужесточения.

Добавьте наши новости в избранные источники

Загрузка...
Новости СМИ2