Санкции США против Тегерана и Каракаса принесли российским нефтяным корпорациям огромную выгоду. По причине отсутствия на рынке источников экспорта чёрного золота из этих государств отечественные нефтяники с ноября 2018 года смогли дополнительно заработать $905 млн.


Согласно расчётам Bloomberg, за этот период времени стало больше заключаться контрактов с Россией. А цена барреля Urals смогла достичь максимума по отношению к Brent, спрос на российскую нефть во многом вырос в Средиземноморье, где местные компании отдавали в основном предпочтение иранскому сырью.

Сами же американские санкции оказали масштабное давление на нефтедобычу основных производителей тяжёлых сортов нефти в лице Ирана и Венесуэлы. Фактически из нефтяного рынка изъяты объёмы порядка 1–2 млн баррелей в сутки — около 1–2% мирового предложения сырья.

Как пояснил News.ru главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович, такие объёмы — без учёта экспорта, который данные страны пытаются реализовывать в обход рестрикций.

Естественно, что «вакантная» доля рынка не может долгое время оставаться таковой. Россия, которая сохраняет сравнительную стабильность своих экспортных поставок тяжёлых сортов нефти, пользуется данной возможностью.

Антон Покатович

главный аналитик «БКС Премьер»

Кроме того, в данный момент мы не видим предпосылок для существенного смягчения давления со стороны США на Иран и Венесуэлу в перспективе ближайших 6–12 месяцев, что, вероятно, будет определять сохранение премии в Urals по отношению к Brent.

А наблюдаемая в последние дни повышенная волатильность цен нефтяного актива и рост их склонности к снижению, считает эксперт, главным образом определяется рыночным risk-off на фоне усиления неопределённости в отношении развития торгового конфликта США и Китая. Тем не менее потенциал для восстановления цен сохраняется на рынке в перспективе III–IV квартала. Основой для роста котировок должен стать фундаментальный базис — баланс спроса и предложения на нефтяном рынке может сдвинуться в сторону дефицита, что станет драйвером восстановления цен к отметкам $65–70.

По мнению руководителя аналитического департамента AMarkets Артёма Деева, санкции в отношении одной страны, безусловно, могут играть на руку другому государству, так как потребность в тех или иных продуктах с введением ограничений никуда не пропала.

Serguei Fomine/Global Look Press

Российские компании заработали на этом более $900 млн. Такая сумма получилась за шесть-семь месяцев проведения торговых операций, так как спрос на Urals значительно вырос.

Артём Деев

руководитель аналитического департамента AMarkets

И причина проста: не каждый НПЗ может использовать другие виды нефти, а российская смесь гораздо ближе по некоторым характеристикам к дефицитной иранской и венесуэльской нефти, поэтому на короткий срок российскому товару удалось по стоимости даже обогнать северную Brent.

Однако этот рост и прибыльность, считает Деев, временное явление, так как осенью нефтеперерабатывающие заводы уйдут на ремонт, спрос станет гораздо меньше. Второй фактор — постоянно обостряющаяся торговая война между США и Китаем, инвесторы проявляют осторожность и на фоне публикации доклада о снижении мирового потребления нефти.

В свою очередь эксперт по фондовому рынку «БКС Брокер» Игорь Галактионов подчеркнул, что действующее сокращение добычи ОПЕК+ вряд ли могло бы оказаться достаточным, чтобы сбалансировать рынок. По его мнению, даже сейчас, когда экспорт из санкционных стран продолжает снижаться, угроза замедления мировой экономики способствует падению цен ниже $60 за баррель. В такой ситуации, если ОПЕК+ не предпримет дополнительных мер, цены на нефть вполне могут уйти ниже $55 за баррель, оказывая давление на прибыль нефтяных компаний во втором полугодии.