Через четыре года после бархатной революции в Армении, 8 мая 2018 года завершившейся избранием лидера уличной оппозиции Никола Пашиняна премьер-министром страны, самая неспокойная республика Южного Кавказа снова на грани взрыва.


Неутихающие со второй половины апреля протесты и акции гражданского неповиновения подходят к своей кульминации.

После многотысячного первомайского шествия в Ереване оппозиция демонстрирует решимость в ближайшие дни добиться отставки Никола Пашиняна, используя против него его же оружие — те методы и технологии, которые весной 2018-го позволили оппозиции раскачать власть и сорвать избрание премьер-министром бывшего президента Армении Сержа Саргсяна.

Если вдруг допустить, что сценарий бархатной революции 2.0 сработает, то Никол Пашинян может лишиться своего поста как раз в четвёртую годовщину своего правления.

Никол ПашинянНикол Пашинянprimeminister.am

Все эти годы армянские политики, которые после прихода к власти Никола Пашиняна перешли в разряд «бывших», искали способы добиться исторического реванша — вернуться во власть.

Чего только нет было за эти годы: и попытка демарша со стороны генералитета, которая так и не стала военным переворотом, и досрочные парламентские выборы, которые парламентская оппозиция с треском проиграла, и регулярные акции протеста перед очередными переговорами с Азербайджаном о поэтапной нормализации на Южном Кавказе.

Однако все эти усилия пошли прахом, окончились ничем.

И вот, можно сказать, у армянской оппозиции появился последний шанс попытаться свалить Никола Пашиняна.

Шанс этот — или видимость шанса — замаячил на горизонте после прозвучавшего в начале апреля в парламенте страны резонансного выступления армянского премьера.

В ходе слушаний по урегулированию на Южном Кавказе Никол Пашинян призвал депутатов «немного снизить планку ожиданий» по вопросу о статусе Нагорного Карабаха, указав на то, что это проблема не территорий, а права.

«Сегодня международное сообщество вновь нам говорит — немного опустите планку в вопросе статуса Нагорного Карабаха для обеспечения широкой международной консолидации вокруг Армении и Арцаха. В противном случае международное сообщество просит не рассчитывать на него», — сообщил Никол Пашинян. Тем самым он просто обнародовал последнюю версию позиции международных посредников в армяно-азербайджанском урегулировании. Судя по всему, эта позиция на сегодняшний день состоит в том, что ни Россия, ни Запад больше не намерены педалировать вопрос о статусе Нагорного Карабаха, который не раз и не два взрывал ситуацию в регионе и становился непреодолимым препятствием на пути движения к мирным договорённостям между Ереваном и Баку.

В общем, Никол Пашинян лишь сообщил, что максималистская по своей сути идея независимости Нагорного Карабаха или демонстративного отказа от его вхождения в состав Азербайджана на данном этапе не пользуется поддержкой руководства ведущих мировых держав. Единственным проводником этой идеи остаётся армянская диаспора, но её ресурсов, при всех её немалых возможностях, недостаточно для того, чтобы и дальше поддерживать эту угасающую тему наплаву.

Между тем после заявления Никола Пашиняна о возможности «немного снизить планку» в вопросе статуса Нагорного Карабаха всё и понеслось. С точки зрения его оппонентов, премьер Пашинян пересек красную линию, замахнувшись на святое — допустил саму возможность смягчения позиции Еревана по Нагорному Карабаху, чего ни при каких обстоятельствах не должен был делать.

Горные виды города ШушаГорные виды города ШушаСергей Булкин/NEWS.ru

В итоге его оппоненты решили, что вместо предлагаемого снижения планки ожиданий в вопросе о статусе Нагорного Карабаха в интересах армянского государства нужно снизить статус самого Пашиняна — причём не намного, а по максимуму — с позором изгнать его из власти и подвергнуть уголовному преследованию. Не случайно к зданию парламента в эти дни пришли протестующие, которые принесли туалетную бумагу, зубную щетку, пасту, предназначенную, по их словам, «для Пашиняна в тюрьме».

«Мы стоим перед угрозой потери армянской государственности. Настало время действий. Заявляю, что мы, используя абсолютно все свои ресурсы, выходим на уличную борьбу, чтобы отстранить эти власти, которые угрожают нашей государственности», — провозгласил бывший вице-спикер парламента представитель фракции «Армения» Ишхан Сагателян.

Однако если представить, что «бархатная революция 2.0» в Ереване в эти дни и недели всё же увенчается успехом и бывшие вернуться к власти, какое новое окно возможностей откроется перед Арменией после очередной смены её руководства?

Политический проект лидеров Армении и Азербайджана — Никола Пашиняна и Ильхама Алиева, поддержанный Москвой в заявлении от 9 ноября 2020 года и, судя по всему, не вызывающий возражений Запада, состоит в том, чтобы добиться долгосрочной нормализации между бывшими непримиримыми врагами.

Будущие договорённости предусматривают разблокирование транспортных коммуникаций и выход страны из экономической изоляции путём включения в интеграционные процессы в рамках шестистороннего механизма сотрудничества (Россия, Турция, Иран, Азербайджан, Армения, Грузия).

Однако армянская оппозиция этот проект отвергает, считая предлагаемые договорённости с Азербайджаном предательством. Её главным оружием становится вопрос о статусе Карабаха. Тем самым она пытается в последний момент рвануть стоп-кран стартующего урегулирования, обнулить все предыдущие договорённости, несмотря на то что президент Алиев называет нынешние переговоры с Арменией последним шансом на мир.

Как бы то ни было, между бархатной революцией 2018-го и попыткой бархатной революции 2022-го пролегла вторая карабахская война, которая очень многое изменила и в самой Армении, и в Азербайджане, и в регионе в целом. Изменила окончательно и бесповоротно, хотя это ещё понимают не все.

Вот и бродит по Южному Кавказу никак не находящий себе места неприкаянный призрак армянского Майдана.