Пять дней спустя после президентских выборов в Белоруссии объявлены официальные итоги голосования. По данным Центризбиркома республики, действующего лидера Александра Лукашенко поддержали 80,1% избирателей, а его основную соперницу Светлану Тихановскую — лишь 10,12%. Результаты были оглашены в тот же день, когда президент страны провёл совещание по вопросам строительства, на котором впервые высказался по поводу своего отсутствия в республике и продолжающихся протестов. Интонации Лукашенко стали гораздо мягче, чем до выборов, что не ускользнуло от внимания аналитиков.

Уже в пятницу, 14 августа, во время совещания с членами Совбеза страны Лукашенко в довольно жёсткой манере высказался об организаторах протестов, заявив, что ими являются граждане Нидерландов, Польши, Украины, а также активисты «Открытой России». Пока неясно, означает это полноценную «оттепель» или речь идёт лишь о вынужденном шаге назад, впрочем, для погашения излишнего в этой ситуации конфликта с РФ Минск даже отпустил задержанных перед выборами «боевиков ЧВК».

Накануне совещания в Минске с участием президента стало известно, что он призвал разобраться в ситуации с массовыми задержаниями. Об этом сообщила председатель Совета республики Наталья Кочанова. По её словам, сразу же после поручения Лукашенко на свободу были отпущено более тысячи человек.

Сам президент, слухи об отсутствии которого в стране распространялись ещё со дня выборов, в начале заседания по строительству затронул именно эту тему.

Я пока живой и не за границей <...> Сегодня 14-е число, мы с вами встречаемся для того, чтобы обсудить работу строительной отрасли, — заявил он.

Лукашенко коснулся и актуальной проблемы забастовок, продолжающихся по всей стране. По его мнению, можно наблюдать попытки «качнуть» трудовые коллективы, что опасно для экономики страны.

Одновременно с тем как официальный Минск в последние дни избегает жёсткой риторики по отношению к протестующим (зачастую просто приуменьшая масштабы демонстраций), оппозиция в лице Светланы Тихановской объявила о готовности к диалогу с руководством. Кроме того, соперница Лукашенко анонсировала создание координационного совета для обеспечения трансфера власти.

Поиск компромисса объективно отвечает интересам белорусского руководства. И дело не только в социальной напряжённости, но и в экономическом факторе. Так, агентство Reuters 14 августа опубликовало обзор на основе экспертных оценок, посвящённый иностранным инвестициям в Белоруссию. По мнению специалистов, если протесты продолжатся и зарубежные инвесторы во избежание репутационных и финансовых потерь покинут республику, её ждёт дефолт.

В этих условиях вполне логично, что власти идут на уступки, отпуская заключённых и смягчая общий тон. Однако о полноценной «оттепели» или формировании какого-то «гибридного» режима (привычной лукашенковской формы правления, но с демократическими поблажками) говорить пока рано. Как отметил в разговоре с NEWS.ru вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин, белорусские власти сейчас действуют сугубо ситуативно. К 14 августа они уже были в цейтноте: впереди выходные, и если уж в рабочие дни были масштабные протесты, то дальнейшая перспектива для белорусского руководства — и того хуже.

Александр ЛукашенкоФото: president.gov.byАлександр Лукашенко

Задача Лукашенко двоякая. Во-первых, сбить протест — раз не получилось силой, то хотя бы путём маневрирования. Он видит, что задержаниями и избиениями добился лишь одного: рабочий класс, который он опекал, начал активно выражать недовольство. Учитывая, что президент считает себя «отцом-благодетелем», это стало для него неожиданностью. Ему надо к этому адаптироваться. Во-вторых, Лукашенко важно сохранить уверенность, по крайней мере внешнюю. Поэтому он и создал такой информационный повод — совещание по вопросам строительства, демонстрируя: всё идёт по графику, никакой революции не происходит, а власть спокойна и контролирует ситуацию.

Алексей Макаркин вице-президент Центра политических технологий

Проблема в том, что переход от фазы подавления протестов к фазе уступок чреват новыми проблемами, считает аналитик, и яркий тому пример — последние недели революции 1979 года в Иране. Тогда шахский режим сперва избрал тактику уступок, потом силовое подавление, а затем снова смягчение действий — в итоге не сработало ничего и власть пала.

Как подчёркивает Макаркин, освобождение задержанных протестующих, рассказывающих об избиениях в СИЗО, лишь способствуют присоединению к протесту новых людей, которые не чувствуют примирения с властью. Если же посмотреть на настроения силовиков, то они очень разные. Уже получили распространение снимки и записи того, как солдаты и милиционеры приветствовали демонстрантов. Пока это не приобрело характера присоединения к протестующим, но очевидно, что силовикам уже некомфортно в своей роли.

Участвовавшие в подавлении выступлений не понимают, что с ними будет. Вдруг Лукашенко скажет, что они виноваты, и попытается реформировать режим? — допускает эксперт.

Лукашенко пытается маневрировать, но такая тактика вряд ли будет удачной в данной ситуации: она не успокоила оппозицию, а силовики, составляющие опору режима, оказываются в растерянности относительно своей дальнейшей судьбы, заключает политолог.