Уличные протесты в Монголии пока что не привели к столкновениям с властями — в последний момент 5 декабря правительство страны приняло решение пока не вводить режим ЧП, если ситуация не ухудшится, а также — не устраивать силовой разгон протестующих. На момент написания материала недовольные, которые несколькими часами раньше сломали ограду Великого хурала (парламента) и ранили четырех полицейских, расходятся по домам. В Улан-Баторе уже ночь и минус 25 градусов. Но надо отметить, что начиная с бархатной революции 1989 года нынешние манифестации — это четвертый большой протест в Монголии. И после каждого из выступлений страна менялась, пусть и не кардинально...

Нынешние протесты в обычно спокойной Монголии вспыхнули из-за подозрений, что правительство использует коррупционные схемы. Так, накануне в монгольских СМИ появилась информация, что из Монголии в Китай было вывезено значительно больше угля, чем пришло заказчику в Китай, и что стоимость пропавшего по пути угля — около $13 млрд (весь перманентно дефицитный бюджет страны составляет порядка $15 млрд). В считанные часы эта новость вывела на улицы Улан-Батора тысячи недовольных (по данным Минюста Монголии, 90% из них — студенты), которые стали требовать разобраться с коррупционерами во власти. А по данным провластных соцсетей, они также требовали отставки премьер-министра и роспуска правящей Монгольской народной партии. Разумеется, в этом было усмотрено «внешнее влияние» и стремление сделать Монголию горячей точкой.

Что интересно, оценка ущерба, озвученная властями и оппозицией, расходится очень сильно. В то время как протестующие заявили о хищении на $12–13 млрд, правительство Монголии насчитало лишь $1,8 млрд.

А уголь где? Манифестанты в Монголии обещают снова выйти на улицыФото: Туяна Зондуева/ТАСС

Между тем управляющий делами правительства Монголии Дашзэгвийн Амарбаясгалан заявил 5 декабря вечером, что в целом поддерживает требования манифестантов.

Согласен с требованием к парламенту решить проблему, — подчеркнул Амарбаясгалан. — В целом выявлены и обнародованы проблемы, связанные с организованной преступной деятельностью крупных групп, которые в последние годы стали предметом внимания общества. С 2017 года дело о 385 тысячах тонн угля с «Эрдэнэс Тавантолгой» расследуется Управлением по экономическим преступлениям. Около 15 должностных лиц находятся под следствием по этому делу.

Но при этом управделами правительства предостерег недовольных от слишком резких движений.

Власть примет требования протестующих и будет работать. С другой стороны, существует опасность использования публичных демонстраций и собраний в иных целях для создания массовых беспорядков. Любая проблема должна быть решена путем диалога и переговоров, поэтому правительство создало рабочую группу по этому вопросу, мы намерены встретиться с организаторами протестов, принять их требования и сотрудничать с ними, — заявил он.

Исчерпан ли инцидент? Скорее всего, на ближайшее время — да. Но это не означает, что они не повторятся. Это понимает и правительство страны, которое, напомним, заручилось согласием парламента на введение ЧП, если ситуация ухудшится. Это означает, что в следующий раз властям уже не понадобится экстренно собирать Хурал — решение о силовом разгоне может быть принято оперативно Совбезом и президентом страны Ухнаагийном Хурэлсухом.

Между тем оппозиционная Демократическая партия Монголии, вероятно, продолжит раскручивать ситуацию, пытаясь обеспечить себе поддержку на следующих выборах. И хотя до избрания нового президента еще пять лет (в Монголии глава государства может быть избран однократно на шестилетний срок), но, во-первых, это не так уж долго, а во-вторых, президент может быть смещен досрочно двумя третями голосов в парламенте, если его признают виновным в злоупотреблениях.

Тем временем в монгольских соцсетях звучат призывы завтра снова выходить на улицы и продолжать протесты до 10 декабря — Дня прав человека.

А уголь где? Манифестанты в Монголии обещают снова выйти на улицыФото: Туяна Зондуева/ТАСС

Протесты в Улан-Баторе 4 и 5 декабря возникли на фоне чудовищной инфляции (свыше 15%!) и обвинений правительства в коррупции, связанной с хищениями угля, поставляемого в Китай, — отмечает в своем Telegram-канале известный синолог, директор ИСАА МГУ Алексей Маслов.

По его словам, на фоне расследования злоупотреблений, проводимых правительством, оппозиционная блогосфера активно раздувает слухи, демонизирующие правительство страны.

Протесты вещь неприятная и в Монголии случаются регулярно — недавние были летом этого года. Но ничего экстраординарного. Зато — какие слухи! И весьма сильно могут ударить по совместным проектам с Китаем и Россией, — отмечает Маслов.

По всей видимости, речь все же не идет о простом недовольстве коррупцией, причины нынешних волнений более глубокие.

Протесты начались практически сразу после государственного визита президента Хурэлсуха в Китай, — рассказала NEWS.ru историк-востоковед, член Общества друзей Монголии Анастасия Цеденбал. — Поэтому эта начавшаяся борьба может быть как именно внутренняя, но может быть и поддерживаема некими третьими внешними сторонами. Монголия во внешней политике придерживается концепции «третьего соседа» — не концентрироваться на зависимости от двух гигантов-соседей, России и Китая, и искать новые направления партнёрства, в том числе с США и другими крупными мировыми игроками, — то есть развивать многовекторность внешней политики. С точки зрения монгольской государственности и экономической независимости это правильно, но надо понимать, что благодаря этому в стране так много политических центров силы и потому так регулярны их схватки.

При этом, считает Цеденбал, нынешние протесты, конечно, не стихийные.

А уголь где? Манифестанты в Монголии обещают снова выйти на улицыФото: Fadi Arouri/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Людей кто-то должен вывести на улицы, кто-то должен начать мутить воду. В соцсетях участники протестов заявляют сейчас, что митинги будут ежедневными. То есть мы уже видим формирование организованного характера протестов. Как по нотам. Задают и содержание, и форму, и темп, — говорит она.

Крупные коррупционные скандалы в Монголии не редкость. В последние годы в Монголии очень часто менялись премьер-министры, и эта смена как раз была связана в том числе с различными коррупционными обвинениями.

Дела заводились (или планировались) и против бывших президентов, — напоминает Цеденбал. — Кто-то, как Намбарын Энхбаяр, даже сидел в тюрьме. Политическая система такова, что есть несколько центров силы, много политически сильных игроков, нет единой авторитарной нити управления, поэтому регулярные скандалы и игры против друг друга — не редкость. Был скандал с покупкой монгольской стороной доли в совместном российско-монгольском предприятии «Эрдэнэт» восемь лет назад. Сначала предприятие перешло по странным схемам в частные руки, но затем государство его выкупило и владеет им до сих пор. Так что сам факт коррупции не удивляет. Впечатляет вскрывшийся масштаб. Предыдущие скандалы, связанные с коррупцией, таких массовых протестов не вызывали.