Стрелок, борец, поэт-пессенник, диджей и туркменский президент Гурбангулы Бердымухамедов на днях отметил 63-летие. С днём рождения его поздравил, помимо прочих, и российский лидер Владимир Путин, а вот оппозиция за рубежом приготовила другой «подарок», выйдя на акции протеста в Нью-Йорке, Вашингтоне и ещё нескольких городах. Пресса Туркменистана отмечает рост антиправительственных настроений и внутри страны. Однако, учитывая специфику режима, перспектив у его противников нет, считают эксперты.


Выстроив за 13 лет нахождения на посту президента жёсткую авторитарную систему, построенную на культе личности и силовом аппарате, Бердымухамедов свёл на нет протестную активность в республике. Несмотря на это, против «аркадага» (покровителя; один из множества неофициальных титулов главы государства) то и дело проходят митинги за рубежом. Зачастую они получают освещение даже в западных СМИ, которые включают Бердымухамедова в списки «худших диктаторов». Но в реальности эффект от выступлений стремится к нулю, а сами они весьма малочисленны, как, например, в мае в Турции или две недели назад на Кипре.

Не стали исключением из этой тенденции и приуроченные к 63-му дню рождения президента манифестации в США — в Нью-Йорке перед штаб-квартирой ООН и в Вашингтоне перед зданием посольства Туркменистана. Симптоматично, что, озвучив привычные требования об отставке Бердымухамедова, протестующие обратились и ко Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) с призывом изучить ситуацию по заболеваемости COVID-19 в республике, сообщает агентство «Фергана». Со стороны правозащитников уже долгое время звучат обвинения в том, что туркменские власти скрывают истинные данные об эпидемии, занимая «страусиную позицию», то есть просто запрещая даже упоминания о коронавирусе.

Независимые журналисты в Туркменистане говорят и о росте оппозиционных настроений, подпитываемых из-за рубежа, внутри страны. Учитывая, что местные силовики действуют на опережение (не раз сообщалось о «профилактических беседах правоохранителей с неблагонадёжными гражданами»), уличные акции невозможны, поэтому, отмечают СМИ, противники режима наращивают активность в Сети. Однако и в этом случае ждать серьёзной протестной волны не приходится: доступ к Интернету в республике жёстко ограничен властями, согласно недавнему докладу агентства Akamai Technologies, им пользуются лишь 20% населения страны.

Специфика режима такова, что зарубежная оппозиция не может оказать никакого ощутимого влияния на внутриполитические процессы, отметил в разговоре с NEWS.ru директор международных проектов Института национальной стратегии России Юрий Солозобов.

Это абсолютно закрытое государство, вся власть в котором сконцентрирована в руках одного человека. На его месте может быть кто угодно — если ему удастся контролировать силовиков. Политическое поле зачищено, и на большую глубину. Единственный сценарий, при котором возможна смена власти, — физический уход лидера, как это было в случае со смертью Сапармурата Ниязова, предшественника Бердымухамедова. Но и в таком случае нового руководителя изберут члены ближнего круга. Обычно выбор падает на относительно слабую фигуру. После кончины Ниязова был сильный Акмурад Реджепов, занимавший пост главы Службы безопасности президента, однако он исчез, и ставка была сделана на менее влиятельного Бердымухамедова. Тем не менее в «среднеазиатском политбюро» все люди, добравшиеся до власти, демонстрируют серьёзные навыки по её удержанию: «травоядных» там нет.

Юрий Солозобов

директор международных проектов Института национальной стратегии России

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен