Властям России и США придётся адаптировать свою политику к возможному началу египетской военной интервенции в Ливию. Каир накануне подкрепил свои заявления о готовности задействовать свои вооружённые силы (ВС) использованием авиации в небе над бывшей Джамахирией. В этих условиях признанное правительство национального согласия (ПНС) и поддерживающая его Турция рассматривают египетские действия как старт полномасштабной конфронтации. Может оказаться, что на поле боя столкнутся два американских союзника.

В ночь на 22 июня на египетские заявления отреагировал Совет национальной безопасности (СНБ) Белого дома, призвав всех участников вооружённого конфликта в Ливии прекратить боевые действия и приступить к переговорам.

Соединённые Штаты решительно выступают против военной эскалации в Ливии — это касается каждой из сторон. Мы настоятельно призываем стороны взять на себя обязательство по прекращению огня и немедленно возобновить переговорный процесс, — заявили в СНБ.

В администрации президента Дональда Трампа подчёркивают, что в целях преодоления военного кризиса в бывшей Джамахирии нужно опираться на те договорённости, которые были достигнуты в ходе переговоров в формате «5+5» под эгидой ООН и на Берлинской конференции, а также на пункты так называемой каирской инициативы — египетского мирного плана, рассчитанного на сохранение статуса-кво «на земле».

Заявлению американцев предшествовало выступление президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси, который в минувшие выходные указал, что любое возможное прямое вмешательство его страны в ливийское досье «будет иметь легитимный статус, потому что ставит своей целью прекращение кровопролития и обеспечение безопасности границ». При этом президент Арабской Республики пообещал, что «египетские войска выдвинутся в Ливию, если об этом попросит её народ». На этом фоне поддерживаемая Египтом Ливийская национальная армия (ЛНА) Халифы Хафтара объявила о введении бесполётной зоны над Сиртом, который сейчас является основной мишенью сил ПНС. Как заявил официальный представитель ЛНА Ахмед аль-Мисмари, «любые цели, которые нарушат установленный армией запрет в этой зоне, будут сбиваться». Параллельно с этим появились данные о замеченных в небе над Ливией самолётах египетских ВВС.

Абдель Фаттах ас-СисиФото: Christian Spicker via imago-images.de/Global Look PressАбдель Фаттах ас-Сиси

Выступление ас-Сиси в Президентском совете ПНС назвали посягательством на суверенитет Ливии и интерпретировали его как подготовку к объявлению войны. Кабинет в Триполи не преминул напомнить, что ПНС «является единственным законным представителем ливийского государства и только оно имеет право определять форму и тип соглашений и союзов».

Поддержка Эмиратами и Саудовской Аравией действий Египта безусловна. С большой долей вероятности наступление получит деятельную помощь ведущих стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Однако Каир хочет сыграть по всем дипломатическим правилам. Уже 23 июня членам Лиги арабских государств (ЛАГ) на уровне глав МИД придётся собраться на экстренное онлайн-заседание по ситуации в Ливии. Совещание созывается по просьбе Египта. Изначально межарабская встреча должна была состояться 22 июня, однако была перенесена — формально — по техническим причинам: в понедельник, по запросу официального Каира, было запланировано заседание комитета по контролю за реализацией договоренностей Берлинской конференции по Ливии.

Тем не менее в центре внимания находится то, как отреагирует Вашингтон. Ситуация требует от США чёткой позиции: на этом театре боевых действий рискуют столкнуться два их важных союзника. Если Россия была публично более последовательна в своих заявлениях по Ливии, хотя с учётом вывода российских ЧВК из-под города Тархуна вопросы к сбалансированности позиции Москвы есть, то администрация президента США продемонстрировала полную несинхронность в последние недели. Это было особенно видно после объявления о каирской инициативе. Дональд Трамп выразил в телефонном разговоре с египетским коллегой поддержку плану урегулирования, его окружение позже попыталось смягчить однозначность этой позиции, заметив, что в каирской декларации есть только отдельные «полезные аспекты».

До настоящего момента американский взгляд на Ливию, как кажется, был детерминирован главным образом необходимостью «борьбы с российским влиянием». Теперь же Белому дому придётся поработать над более серьёзной тактической адаптацией к краткосрочным сдвигам «на земле». Риски конфронтационного сценария — это не то, что сейчас может контролировать администрация Трампа.