Визит в Дамаск президента Судана большинство экспертов толкуют как новую страницу в истории сирийского конфликта и свидетельство готовности суннитских монархий Персидского залива взаимодействовать с Асадом. Российские информагентства прочат Сирии новые официальные контакты с лидерами, а также восстановление членства в Лиге арабских государств. Несмотря на реальные контакты региональных игроков с Дамаском, важно отделять сенсацию от дежурных новостей и зондаж почвы от реальной готовности внешних игроков вложиться в разоренную гражданской войной страну.


В Багдаде опровергли сообщения о скором визите избранного в октябре президента Берхема Салиха в Сирию, передает турецкое Anadolu Agency. Пресс-секретарь администрации главы государства Локман Фейли заявил, что утверждения СМИ о встрече Салиха с главой сирийского режима «в ближайшие дни» не соответствуют действительности. Общественность будет проинформирована заранее о зарубежных визитах президента, при этом на данный момент речи о подготовке к визиту в Сирию не идёт, добавил чиновник. Источник, близкий к президентской администрации, отметил, что в январе-феврале график Берхема Салиха не предусматривает посещения Сирии.

Ранее о скором визите главы Ирака впервые с 2011 года сообщили российские СМИ со ссылкой на иракский дипломатический источник. Информагентства подчеркивали, что сирийско-иракские контакты происходят постоянно: 18 декабря посол Сирии в Ираке обсудил с министром транспорта Абдаллой Луайби возможное открытие пограничного перехода в районе городов Аль-Букамаль (САР) и Аль-Каим (Ирак), а в октябре министр иностранных дел Ирака Ибрагим аль-Джаафари в Дамаске встретился с Башаром Асадом и главой МИД Сирии Валидом Муаллемом. 

Министр иностранных дел Ирака Ибрагим аль-ДжаафариМинистр иностранных дел Ирака Ибрагим аль-ДжаафариThierry Monass/Xinhua/Global Look Press

Кроме того, 16 декабря в Багдаде прошла очередная встреча по обмену разведданными между представителями оборонных ведомств Ирака, России, Сирии и Ирана. Там до сих пор продолжает функционировать официально открытый в 2015 году «Четырёхсторонний центр обмена информацией». О его деятельности и эффективности известно крайне мало, но, по всей видимости, в центре осуществляется не только обмен данными о террористах, но и ведётся координация действия в районе сирийского-иракского пограничья.

Также российские издания распространили информацию о том, что якобы президент Туниса Беджи Каид Эс-Себси планирует поднять вопрос восстановления членства САР в Лиге арабских государств во время январского экономического саммита в Бейруте и обсудить приглашение Асада на саммит ЛАГ в марте 2019 года. Связи ЛАГ с официальным Дамаском были приостановлены сразу после того, как тот избрал насилие главным инструментом «общения» с протестующими и оппозицией. Однако глава МИД Туниса опроверг сообщения российской прессы.

В октябре Башар Асад сказал малоизвестной кувейтской газете, что Сирия достигла «большого взаимопонимания» с арабскими государствами после многих лет враждебности. Возможно, что в Ираке и Тунисе действительно прорабатываются варианты официального сотрудничества на высшем уровне, а опровержения были стандартным ответом на не вовремя опубликованную информацию журналистами. Так, News.ru писал о контактах Дамаска с ОАЭ и работах в здании посольства Эмиратов в сирийской столице, а также о недавнем и неожиданном официальном визите в Сирию президента Судана Омара аль-Башира — он первым из арабских лидеров посетил Дамаск с момента начала кровопролитной войны, гражданский характер которой сирийский режим категорически отказывается признавать. Но не исключено, что появившиеся друг за другом сообщения — скоординированная информационная волна, направленная на создание впечатления, что международная изоляция постепенно заканчивается, региональные игроки готовы признать легитимность сирийского режима.

Так, приезд аль-Башира аналитики также трактуют по-разному. Одни считают это «только шагом» Хартума и напоминают о довольно противоречивой репутации президента Судана. Другие указывают на признаки дистанцирования Хартума от оси Саудовской Аравии и ОАЭ и трактуют последовавшее за поездкой заявление аль-Башира о поддержке йеменской кампании и расширении связей между ВС Судана и Саудовской Аравии как маневрирование. Третьи отмечают особую связь сирийского трека с отношениями Судана и России, которые имеют неофициальное измерение — СМИ давно сообщают о присутствии в этой стране бойцов ЧВК Вагнера, а исследователи обращают внимание на маршрут российских самолётов, который пролегает в Судан через сирийскую Латакию.

В экспертной среде довольно популярно мнение о том, что страны Персидского залива якобы поняли, что Иран военным путём из Сирии убрать невозможно и теперь самый рациональный путь — принять участие в реконструкции страны в обмен на усилия Дамаска сдерживать иранское влияние. Однако большой вопрос, насколько такое мнение соответствует действительности — ОАЭ последовательно расширяют амбиции в регионе Ближнего Востока и Африки и взаимодействуют в САР не только с Дамаском, но и с представителями курдской Федерации Северная Сирия, которые хотели бы сохранить остатки своей государственности. Кроме того, Тегеран за время войны сформировал многоэшелонированное присутствие в Сирии и глубоко проник в военно-политическую сирийскую элиту. В этом смысле Дамаск в ходе переговоров может давать любые обещания в ожидании инвестиций, однако в них ещё кто-то должен всерьёз поверить для полноформатного возобновления сотрудничества и финансирования.

Возможный визит президента Ирака в Сирию следует рассматривать в контексте подтверждения Багдадом приверженности союзническим отношениям с Дамаском. Сирия и Ирак наряду с Россией и Ираном — участники так называемой «малой» антитеррористической коалиции с координационным центром в Багдаде. Кроме того, многочисленные проиранские, но иракские группировки принимают участие в гражданской войне в Сирии, часть из них вошла в состав регулярных элитных соединений САА. При этом подразделения этих же группировок в Ираке входят в состав ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» и интегрировались в иракские силовые структуры. Таким образом силовые структуры обеих стран тесно переплетены между собой.

Также не исключено, что Ирак будет готов оказать определённую финансовую помощь в восстановлении Сирии. В нынешних условиях Багдад располагает куда большими возможностями на этом направлении, чем находящийся под санкциями Иран. Кроме того, президент Ирака, будучи курдом, наверняка заинтересован в решении курдского вопроса в Сирии. В целом визиты представителей иракского руководства выглядят куда менее сенсационно, чем посещение Дамаска суданским президентом — союзником КСА и ОАЭ.

Кирилл Семёнов

директор Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт Российского совета по международным делам

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен