Франция решила продемонстрировать дистанцию с командующим Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифой Хафтаром. Фрегат французских Военно-морских сил (ВМС) перехватил танкер, который следовал в порт Тобрук в Ливии для того, чтобы транспортировать нефть союзнику самопровозглашённого фельдмаршала — Объединённым Арабским Эмиратам (ОАЭ). Инцидент продолжил череду внешних признаков снижения поддержки Хафтара. Однако эксперты предупреждают: отношения главы ЛНА с партнёрами не так однозначны.


О задержании танкера Jal Laxmi под флагом Габона сообщило агентство Bloomberg со ссылкой на дипломатические источники. По этой информации, ещё 22 мая французский корабль Jean Bart, который в Средиземном море выполняет миссию Европейского союза под названием «Ирини» (IRINI) для контроля над выполнением оружейного эмбарго, вплотную подошёл к Jal Laxmi после получения данных о том, что корабль направляется в контролируемый ЛНА Тобрук для загрузки топлива. Груз предназначался компании, которая зарегистрирована в юрисдикции ОАЭ, уточняет Bloomberg. После этого танкер прекратил движение по направлению в ливийский порт, однако не покинул данный район.

В ооновских резолюциях указано, что базирующаяся в Триполи Национальная нефтяная корпорация (NOC) является единственным органом, уполномоченным экспортировать ливийскую нефть.

Эксперты считают действия французского фрегата попыткой официального Парижа создать видимость дистанции с Хафтаром, который получал поддержку властей Пятой республики. Это даже дало повод арабским обозревателям говорить о конфликте между Францией с одной стороны и Турцией с другой. Анкара, как известно, является безусловной сторонницей правительства национального согласия (ПНС), которое базируется в Триполи.

Танкер Jal LaxmiТанкер Jal Laxmimarinetraffic.com

Остановку судна Jal Laxmi ставят в один контекст с заявлением министра иностранных дел Франции Жан-Ивом Лё Дрианом, который накануне высказал мнение, что в бывшей Джамахирии повторяется сценарий сирийского вооружённого конфликта.

Что касается ситуации в Ливии, то я остаюсь пессимистичным, бои продолжаются, — отметил глава внешнеполитического ведомства, выступая на слушаниях в Сенате (верхней палате парламента) Франции. — Кризис усугубляется. Мы сейчас сталкиваемся с сирийским сценарием в Ливии.

Министр также подчеркнул важность соблюдения обязательств, которые были обозначены в документе, принятом по итогам январской конференции по Ливии в Берлине.

После того как ЛНА сдала ряд позиций на подступах к Триполи, разговоры о скором прекращении линий помощи Хафтару стали общим местом аналитических колонок. Повод дала и передислокация лояльных ЛНА сил. Так, на фоне перехода авиабазы Аль-Ватыйя под контроль ПНС турецкие СМИ тиражировали информацию о «переезде» наёмников частной военной компании (ЧВК) Вагнера из районов, откуда велось наступление на Триполи. Даже были предположения, что «солдаты удачи», деятельность которых турецкое руководство неоднократно увязывало с интересами Кремля, скоро покинут ливийский театр военных действий. Однако источники арабских экспертов говорят о том, что ЧВК не собирается уезжать из Ливии — речь идёт о банальной смене позиций, что подтверждает зафиксированное появление в восточной части бывшей Джамахирии самолётов российского производства. Скорее всего, убеждены аналитики, Москва применит в Ливии «сирийскую тактику» — возвращение к наступлению по истечении определённого срока, которое позволит убедить все стороны в том, что она сдала свои позиции и не собирается форсировать «ливийский» вопрос.

В этом случае действия французов также могут оказаться обычной уловкой. Важно лишь то, как на фоне гипотез об оптимизации помощи Хафтару поведут себя его противники. За последние недели ПНС при активной поддержке Турции продемонстрировало неплохой темп наступления, отбив у ЛНА стратегические пункты. Это не может не учитываться стратегами, стоящими за спиной самоназванного фельдмаршала.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен