Вопрос об Украине и принадлежности Крыма всегда стоял особняком в российско-турецких отношениях. Анкара считает полуостров, в средневековье принадлежащий вассалам Османской империи, украинской территорией и нервно реагирует на политику Москвы по отношению к крымско-татарским активистам. В то же время Кремль в лице Реджепа Эрдогана может найти честного и принципиального посредника в переговорах с Петром Порошенко.

7 декабря президент Турции попросил у Кремля освободить арестованных украинских моряков. По словам Эрдогана, после инцидента в Керченском проливе он сначала переговорил с президентом России Владимиром Путиным, затем — с украинским коллегой Петром Порошенко и поднимал эту тему на саммите «Большой двадцатки» (G20) в Аргентине: «Просьбу по освобождению моряков я Путину передал. Будем смотреть на развитие событий, надеюсь, они её положительно встретят».

Это не первое обращение турецкого лидера с просьбой об освобождении задержанных. В октябре Эрдоган просил Москву выдать двух крымско-татарских активистов Ильми Умерова и Ахтема Чийгоу, обвиняемых в деятельности, направленной на нарушение территориальной целостности РФ.

Несмотря на экономические договорённости и военное сотрудничество с Россией в Сирии, Турция всегда занимала особую непреклонную позицию в российско-украинских отношениях — Анкара официально считает Крым украинской территорией. Кроме того, для Эрдогана принципиально важным является судьба мусульманских тюркоязычных народов, проживающих на территории полуострова и охваченных конфликтом в Донбассе — крымских татар и турок-месхетинцев. В турецкой прессе регулярно обсуждается эта тема с прицелом, что исторически Украина — территория, контролируемая тюркоязычными хазарами и половцами-кипчаками. Медиа играют на обострённых в турецком обществе пантюркистских настроениях, когда часть турок видит «братьев» во всех тюркоязычных народах — от китайских уйгур до балканских гагаузов. Тем более в Анкаре не желают закрывать глаза на интересы крымских татар, диаспора которых проживает в Турции со времён русско-турецких войн и имеет серьёзное влияние на политическую и религиозную жизнь страны.

Как Эрдоган мирит Путина и ПорошенкоФото: Can Merey/dpa/Global Look Press

Между тем, полагают эксперты, хорошие отношения между Москвой и Анкарой в силу геополитических причин важнее для Эрдогана религиозных и этнических вопросов. Неудивительно, что Турция занимает конструктивную позицию в отношении произошедшего в Керченском проливе и желает прекращения эскалации в регионе — углубление кризиса может подтолкнуть внешних игроков к вмешательству, отмечает News.ru эксперт Российского совета по международным делам Тимур Ахметов.

«Постоянное дежурство кораблей ВМС США в акватории Чёрного моря вызывает беспокойство и становится поводом для политических заявлений. Для Анкары важно стабилизировать общую ситуацию, а Россия, в свою очередь, может использовать Турцию как посредника в своих переговорах с Украиной. У Анкары и Москвы складывается самостоятельное направление сотрудничества по вопросу Крыма, мы это видели на примере освобождения активистов крымско-татарского национального движения. Обособленность сотрудничества означает, что существует своя логика отношений, на которые меньше влияют конъюнктурные настроения Запада», — считает он.

Приоритетные интересы Турции — спокойствие и мир в черноморском регионе, поэтому Анкара старается поддерживать одинаково динамично развивающиеся отношения как с Киевом, так и с Москвой, говорит политолог, профессор Университета экономики и технологий торговой палаты и биржи Турции Тогрул Исмаил.

«С одной стороны, Турция не присоединилась к антироссийским санкциям Запада, с другой — Анкара поддерживает территориальную целостность Украины и очень скрупулёзно относится к этому вопросу. России и Украине в любом случае предстоит искать компромиссы по спорным вопросам. Если Запад не может быть посредником в переговорах, поскольку изначально загнал себя в рамки жёсткой проукраинской позиции, то Анкара вполне годится на такую роль. Подчеркну, что Турция, несмотря на то, что является страной — членом НАТО, относится к ситуации совершенно по-другому. В частности, для Анкары важно, чтобы никакие другие государства, кроме стран — обладателей побережья, не присутствовали в акватории Чёрного моря», — добавляет эксперт.

Крымско-татарская диаспора имеет большое влияние в Турции, и в принципе у Анкары есть претензии по этому вопросу не только к Москве, но и к Киеву. Применительно к посреднической миссии это уравновешивает ситуацию, заключает Тогрул Исмаил.