Стремительная эволюция настроений в Швеции и еще в большей степени в Финляндии в пользу вступления в НАТО произошла на фоне российской военной спецоперации на Украине. Еще полгода назад число сторонников НАТО-интеграции и там, и там не превышало 30%. Сегодня число поддерживающих членство в НАТО особенно выросло в Финляндии (более 70%). В Швеции чуть меньше, но все равно более половины жителей, а в случае вступления финнов в Альянс за компанию готовы отправиться почти 65% шведов. В обеих странах сейчас обсуждается время подачи официальной заявки, а главный вопрос о том, что документы должны быть поданы, уже практически решен.


И для Финляндии, и для Швеции присоединение к НАТО станет концом политики нейтралитета. Финляндия ее придерживалась после Второй мировой войны, когда ей на основе «линии Паасикиви — Кекконена» (по имени двух первых послевоенных президентов страны) удавалось поддерживать дружеские отношения с СССР даже в самые лютые годы холодной войны, выступая в ряде случаев главным окном для нашей страны на Запад. Для Швеции история нейтралитета длилась вообще более 200 лет.

Энергичное сближение с НАТО обеих стран началось уже после 2014 года. Тогда начались и совместные маневры, и активизировалось участие в ряде операций. Фактически и Финляндия, и Швеция уже являются союзниками НАТО, не имея пока формального статуса. Так, финские военные принимали участие в операциях НАТО на Балканах, в Афганистане и Ираке. С 2014 года страна присоединилась к программе совместной с НАТО отработки механизмов военного взаимодействия (Partnership Interoperability Initiative). Участниками этой же программы являются Австралия, Грузия, Иордания, Швеция и Украина. Финляндия и Швеция уже имеют с дюжину общих с НАТО программ, в том числе по отражению общих угроз (например, в киберпространстве).

Провинция Бамьян, АфганистанПровинция Бамьян, Афганистанisafmedia/flickr.com

Если говорить только о географических последствиях, то сейчас общая сухопутная граница России с НАТО составляет 1233 километра. После вступления в блок Финляндии, длина общей границы с которой у нас 1340 километров, протяженность границ России со странами НАТО более чем удвоится. До Петербурга от Финляндии всего 148 километров. Можно прикинуть подлетное время. С Швеций мы граничим только по Балтийскому морю (несколько сотен километров).

Два «новобранца», конечно, добавят военной мощи Альянсу. Вооруженные силы обеих стран считаются «крепкими середняками», можно даже назвать их «крепкими орешками».

Согласно ежегодному рейтингу Global Firepower, финские вооруженные силы в текущем году расположились на 58-м месте среди 142 армий мира. Швеция по аналогичному показателю занимает 25-е место.

Силы самообороны Финляндии составляют 21,5 тысячи военных под ружьём, в военное время может быть мобилизовано до 280 тысяч за 30 дней. Общее число резервистов — около 900 тысяч, при населении примерно 5,5 миллиона человек (в Швеции около 10 миллионов). Военный бюджет Финляндии уже сейчас составляет более 5 миллиардов евро, это почти 2% ВВП страны, по этому показателю Хельсинки уже сейчас выполняет натовский норматив. Военнослужащие нашего северного соседа считаются одними из самых мотивированных в мире — три четверти мужчин считают необходимым пройти (и уже прошли или проходят) военную службу, хотя в стране смешанная система военного набора — по призыву и по контракту. Срок службы составляет 6-12 месяцев. Швеция имеет аналогичную систему, вернув в 2017 году призыв, но оставив и контрактную систему.

Военный тренинг в Финляндии традиционно направлен на подготовку к отражению именно «русского вторжения» и вообще на подготовку к большой войне, а не на мелкие контртеррористические операции, как практиковалось в последние десятилетия во многих западных странах. Также практикуются трехнедельные курсы переподготовки (типа сборов), посвященные самым широким вопросам национальной безопасности. Финские вооруженные силы традиционно имеют сильные и хорошо оснащенные артиллерию (более 900 единиц против 268 у Швеции), бронетанковую технику (около 200 танков и более 1800 бронемашин против 120 танков и 2,7 тысячи бронемашин в Швеции) и авиацию (208 боевых самолетов, в том числе многоцелевые истребители F-35 против 240 у шведов). Кроме того, на Западе отмечают очень высокое качество финской военной разведки: все-таки многолетнее соседство в Россией и СССР даром не прошло.

Шведская армия насчитывает 24 тысячи человек, плюс еще почти 32 тысячи резервистов. На самом деле мобилизационный потенциал явно выше, просто он держится в секрете. Военный бюджет до самого последнего времени сильно отставал от натовских 2% ВВП, Так, в 2020 году составлял лишь 1,2% ВВП. Однако с тех пор были приняты решения резко увеличить военные расходы — разумеется, под предлогом «отражения русской агрессии». Шведы, как считается, традиционно сильны флотом, имея на вооружении более 200 военных кораблей (против 64 у финнов). Эта флотилия резко усилит натовскую морскую группировку на Балтике. Кроме того, шведы уверяют западные аналитики, хорошо натренированы на «охоту на подводные лодки», поскольку ловят «русские подлодки» близ своих берегов — как реальные, скажем, заблудившиеся или выполняющие еще какую-то миссию, так и выдуманные, это «старинная шведская народная забава».

Что даст НАТО вступление Швеции и ФинляндииKay Nietfeld/dpa/Global Look Press

Еще важнее то, что Швеция обладает развитым и весьма самостоятельным военно-промышленным комплексом (его самостоятельность была отчасти одной из важных преград на пути в НАТО из-за опасений подчиниться натовским регламентам и стандартам). Швеция — производитель одного из всего трех имеющихся в Европе типов истребителя поколения 4+ («Грифен»). Шведские концерны SAAB, Bofors, Ericsson выступают разработчиками и производителями самых разных видов вооружений, небольшая страна крепко держит высокие места на рынке экспортеров оружия в мире. Швеция сама производит подводные лодки с безвоздушными двигателями, ракеты широкого диапазона действия, корветы по технологии «стелс». Шведы любят хвататься, как во время военных учений в 2005 году их подлодка, созданная по такой технологии «невидимки» класса «Готланд» «потопила» (по результатам учений так решили) американский авианосец «Рональд Рейган». Наконец, в шведских прибрежных скалах еще в 50-80-х годах в пору холодной войны были построены глубинные убежища для флота и подлодок, которые теперь окажутся в распоряжении военно-морских сил НАТО. Важно и то, что военные моряки Швеции и Финляндии имеют опыт боевой подготовки в условиях Арктики, что немаловажно в случае «битвы за Арктику» и ее природные ресурсы в будущем.

Разумеется, вступление этих двух балтийских стран в Альянс вынудит нашу страну значительно укрепить российско-финскую границу и вообще акваторию Финского залива. Если ранее эта граница почти не охранялась в плане военной инфраструктуры, то теперь нас вынуждают разворачивать там силы ПВО и сухопутные войска. Также придется заводить дополнительно военные корабли, в том числе с ядерным оружием, в Балтийское море, чтобы компенсировать возникающий перевес флотов стран НАТО. С безъядерным статусом Балтики придется попрощаться всем прилегающим странам. Также нельзя исключать размещения в регионе дополнительно оперативно-тактических комплексов «Искандер», чтобы держать под прицелом шведские и финские военные объекты.

Вряд ли финны и шведы что-то выиграют от таких перспектив. Придется потратиться на дополнительные военные расходы. Швеции, с ее очень развитым и самостоятельным ВПК, придется поступиться этим качеством по части соответствия натовским стандартам и регламентам. В то же время с военной точки зрения прибыток в натовской силе будет некритичным. Почему? Чисто арифметически эти две армии, конечно, составят значимую прибавку к тем 40 тысячам военных, которые в настоящий момент находятся под прямым командованием НАТО на восточном фланге Альянса. 40 тысяч — это, кстати, в 10 раз больше, чем в начале года.

Однако на фоне нынешних драматических событий все это уже действительно некритично. Равно как и само формальное вступление еще двух стран в Альянс. Учитывая, скажем, еще и разрушающие санкции против России, к которым без каких-либо изъятий присоединились эти две пока еще вроде бы нейтральные страны. Ясно ведь, что полномасштабная война России с НАТО, если она не дай бог случится, будет происходить совсем в иных формах и с использованием уже совсем других видов вооружений, нежели тех, которые используются сейчас на Украине. А именно — ядерных. Военный конфликт России с НАТО с использованием обычного оружия будет лишь короткой прелюдией (хотя бы в силу неравенства сил) к войне ядерной. Так что, сколько там сейчас членов — 30 или 32, в этом случае, в сущности, будет уже почти всё равно.