Доклад «О положении страны» (State of the Union), с которым президент США Джо Байден выступил несколько часов назад перед полным составом конгресса, оказался по тональности практически неотличим от отчетных докладов, которые на съездах КПСС зачитывали генсеки. Вот только реакция на него ничем не напоминала «атмосферу полного единодушия», царившую на таких съездах.

Они шипели и хрюкали

Главная ежегодная речь президента США, своего рода отчетный доклад о проделанной работе, в этом году оказалась написана и прочитана в духе, который просто взывал к бурным аплодисментам, переходящим в овацию. Демократическая часть конгресса именно так себя и вела, стоя аплодируя президенту после каждой его фразы, которые, если говорить в целом, сводились к тому, что работа его администрации в 2022 году была выполнена на пять с плюсом.

Президент излучал такой химически чистый оптимизм, что ему могли позавидовать профессиональные психотерапевты и церковные проповедники.

Мы единственная страна в мире, которая выходит победителем из любых кризисов. За два года после президентских выборов мы создали 12 миллионов рабочих мест. Это больше, чем многие президенты создали за четыре года. Наша демократия остается непоколебимой, — перечислял он достижения своей администрации.

Байден не раз в течение своего выступления пытался выглядеть как объединитель нации, подчеркивая, что и демократы, и республиканцы имеют одинаковые подходы к ряду проблем.

У нас множество разногласий, но циники были неправы, утверждая, что мы не можем сотрудничать. Мы вместе защищаем Европу, делаем ее сильнее. Мы вместе принимаем законы, чтобы восстановить нашу инфраструктуру, помочь нашим ветеранам, защитить женщин от насилия. Я подписал более трехсот законов, предложенных республиканцами, — напомнил президент.

Однако исходящий от Байдена позитив вызывал у половины аудитории реакцию от иронических ухмылок до открытых выкриков протеста. Законодатели от республиканцев (GOP) соблюдали приличия лишь в первые полчаса, после чего повели себя как расшалившиеся школьники. Они шипели, хрюкали, издавали другие непотребные звуки, выпускали воздушные шарики — короче, всеми доступными в данном собрании способами демонстрировали президенту свое республиканское «фу».

Робкие призывы председателя палаты представителей Кевина Маккарти проявить хотя бы внешнее уважение к главе государства никакого влияния на веселье не оказывали — что мимоходом демонстрировало, каким «авторитетом» пользуется сам спикер нижней палаты конгресса у коллег. Джо Байден тоже не преминул ткнуть его в больное место, бросив мимоходом:

Я не хочу подрывать вашу репутацию, но давайте будем работать совместно. Мы уже достаточно наспорились раньше. Я не вижу, почему мы не можем работать совместно при нынешнем составе конгресса.

Марджори Тейлор ГринФото: EPA/TASSМарджори Тейлор Грин

Выбросили белый шарик

Хотя спичрайтеры Байдена пытались сделать его речь максимально объединяющей, приём на этот раз не сработал. Скрепы рассыпались в тот момент, когда президент упомянул, что именно представители GOP саботируют программы по социальной поддержке и медицинскому страхованию (известному как Obamacare по имени 44-го президента США).

Камера выхватила конгрессвумен Марджори Тейлор Грин, размахивающую внушительных размеров надувным белым шариком. Этим Грин явно намекала на «нерешительность» президента, якобы проявленную им на прошлой неделе, когда над Соединенными Штатами двое суток дерзко плыл такой же белый китайский аэростат. За эту «оплошность» республиканцы полощут Байдена уже целую неделю.

К чести Джо Байдена, он оказался готов к обструкции со стороны половины членов конгресса (такие ситуации и реакция на них были накануне его командой тщательно отрепетированы). Президент повернулся к бушующим «красным» и произнес: «Мне это нравится», после чего вернулся к чтению текста. Тем пришлось только гадать, согласился ли президент с критикой в свой адрес или он просто наслаждался самим процессом хоть какой-то «обратной связи» с недружественной частью слушателей.

Борьба ради борьбы, власть ради власти, конфликт ради конфликта ни к чему хорошему не приведут. Надо восстановить основу Америки — средний класс, объединить страну. Мы потеряли гордость, чувство собственного достоинства. Я баллотировался в президенты, чтобы в корне изменить эту ситуацию, чтобы инвестировать в тех людей, которые оказались за бортом в течение прошлых десятилетий, — произнес Байден, оставив аудитории самой догадаться, при чьем президентстве Америка потеряла своё достоинство.

Президент старательно подчеркивал, что он собирается в оставшийся срок в Белом доме «довести до конца всё начатое» (фраза «Нас выбрали, чтобы завершить эту работу» в его полуторачасовом докладе прозвучала 12 раз).

Экономику надо строить снизу вверх, а не сверху вниз. Потому что когда у среднего класса всё в порядке, то и у бедных есть социальные лифты, и у богатых дела идут хорошо. Мы за два минувших года провели огромную работу, чтобы вернуть американцам надежду и достоинство, — призвал к восстановлению социального мира Байден.

Фото: CNP/AdMedia/Global Look Press

Несправедливые налоги

Почему вообще республиканцы в штыки восприняли речь Байдена (убирая за скобки, что они захлопывали президента просто как представителя другой партии)?

При просмотре записи видно, что шум на половине GOP поднимался всякий раз, когда Байден начинал перечислять шаги своей администрации, уже сделанные или запланированные, направленные на поддержку среднего класса, который он назвал «основой Америки».

Президент в разные моменты своей речи упомянул такие меры «поштучно», от стратегических до самых точечных, как-то:

  • установление верхнего предела цен на инсулин и другие лекарства;
  • отказ от плоской системы налогообложения, когда «медсестра и миллиардер платят одинаковые налоги»;
  • контроль за тарифами за ЖКУ;
  • отмена платы за овердрафт по банковским картам;
  • пересмотр норм провоза багажа в самолетах и платы за дополнительные услуги авиакомпаний;
  • запрет сборов за бронирование гостиниц и театральных билетов и т.д.

В отдельные такие моменты республиканская половина конгресса была на грани кипения, вынуждая Байдена отрываться от текста и убеждать оппонентов, что он совсем не является замаскировавшимся коммунистом.

Нет-нет, я сторонник капитализма. Но крупные корпорации ведут себя нечестно, а наша налоговая система совершенно несправедлива. Я подписал закон, по которому большие компании и миллиардеры будут платить налоги в четыре раза выше. Давайте закончим эту работу, я этого добьюсь, — призвал он (аплодисменты слева, неодобрительные выкрики справа).

Республиканцы сразу по окончании доклада охарактеризовали этот рефрен как «дешевый популизм» и попытку подмазаться к среднему классу («основе Америки»), который, в отличие от демократов, совсем не пребывает в победной эйфории. Конгрессмены от GOP открыто ревнуют средний класс к демократам даже при том, что «медсестры» и другие «синие воротнички» — герои не их романа: буря на республиканской половине поднималась именно в те моменты, когда Байден говорил по налоги на богатых.

Республиканцы каждый раз начинали громко скандировать «Ложь! Ложь!». Лжет Байден, по мнению его оппонентов, в том, что выдает желаемое за действительное и утверждает, что налоги на сверхдоходы повышены, медицинское страхование запущено, рабочие места создаются, короче, администрация Байдена из кожи вон лезет, чтобы облегчить жизни «оказавшихся за бортом» американцев.

Обвинения республиканцев строятся не на пустом месте. Американские социологи отмечают парадоксальную тенденцию: несмотря на окончание пандемии, неплохие показатели занятости и в целом стабильную экономику, в настроениях граждан преобладают тревожные ожидания приближения чего-то непонятного, но катастрофического. Оппоненты Байдена как раз и обвиняют его в том, что от обуздания «произвола корпораций» лучше не стало никому: ни корпорациям, ни простым американцам.

Джо БайденФото: Ron Sachs - CNP/Consolidated News Photos/Global Look PressДжо Байден

Нормальные против сумасшедших

Критики указывают (здесь к ним не придерешься), что сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет — благие намерения и даже практические действия администрации Байдена до сих пор мало отразились на реальном благосостоянии граждан США. Понимая это, спичрайтеры президента включили в его речь оправдательные заявления о том, что любое политическое решение требует времени, чтобы его влияние стало ощущаться в реальной жизни граждан. Надо только немного подождать и «дать администрации возможность закончить эту работу».

Для смягчения раздражения республиканцев, которые, по расчетам, к этому моменту могли уже выйти из-под контроля, в речь «О положении страны» были вставлены пункты, против которых не могли бы возражать и самые ярые оппоненты: о необходимости сдерживать китайскую угрозу (против чего не могла бы возразить даже Грин с её шариком):

Как мы увидели на прошлой неделе, если Китай будет угрожать нашему суверенитету, мы будем защищать нашу страну. И мы это сделали, — заявил Байден, имея в виду ситуацию с китайским аэростатом, пролетевшим над территорией США от Тихого океана до Атлантического.

Но это, пожалуй, единственная тема, где демократы и республиканцы находят общий язык. Байден прилежно дочитал речь до конца и сошел с трибуны под аплодисменты «синей» половины зала и бурчание «красной».

Сразу после этого самая молодая член сената, 40-летняя губернатор Арканзаса (ранее работавшая в администрации Дональда Трампа) Сара Сандерс, описала республиканское видение происходящего в США одной фразой: «Америка больше не делится на правых и левых. Она делится на нормальных, кто озабочен реальными проблемами людей, и сумасшедших, ведущих свои культурные войны». К какой из этих групп республиканцы относят своих оппонентов, пояснять не требуется.