«Если вы не ждали возвращения Роджера Федерера — вы не фанат тенниса», — написал кто-то в комментариях под одним из многочисленных постов в Интернете. И этот человек прав. Все: даже поклонники Джоковича и Надаля, даже сами теннисисты, которые в основной массе не привыкли смотреть игру по телевизору, — в среду её смотрели. Возвращение 20-кратного победителя «шлемов» после 405 дней отсутствия и двух операций на колене — это не то, что случается каждый день. Возможно, ничего подобного больше вообще никогда не будет. Каким получилось это возвращение? Сейчас расскажем.

Для начала — контекст. Роджер Федерер — один из величайших теннисистов в истории. Ещё недавно его безоговорочно считали номером один на все времена, но за последние два года к нему по количеству титулов вплотную приблизились Рафаэль Надаль и Новак Джокович, которые его на пять-шесть лет младше. Возможно, они его обойдут и даже оставят прилично позади, но Роджер остаётся самым популярным игроком в мире и с этим спорить невозможно. Достаточно просто послушать реакцию зрителей на трибунах в любой точке мира, куда бы он ни приезжал и с кем бы ни играл.

Федереру в августе этого года исполнится 40, что само по себе считается несовместимым с профессиональной игрой в теннис. То есть играть-то можно, но в топ-100 нет ни одного игрока старше 40 лет и их там не было практически никогда. До недавнего времени даже 30-летние теннисисты считались ветеранами, Пит Сампрас закончил в 31, Марат Сафин и Евгений Кафельников — в 29, причём в последние пару сезонов эти двое уже ничего не показывали и выглядели откровенными стариками.

А Федерер не просто решил вернуться в тур в 39 лет, он сделал это после сложной травмы и двух операций на колене. Это — полнейшее безумие для обычного человека со всех точек зрения. Но Роджер давно приучил всех, что он не совсем обычный. В 36 он в очередной раз был первой ракеткой мира, побив предыдущий рекорд всех времён на три с половиной года. Каким он предстанет сейчас — об этом гадали все, кто интересуется теннисом.

С соперником для первого матча за 14 месяцев ему не слишком повезло. Британец Дэн Эванс — спарринг-партнёр Роджера, они тренировались вместе в предыдущие несколько месяцев и знают игру друг друга лучше, чем кто-либо. Если у Роджера были какие-то слабости и недочёты после столь длительного перерыва, то Дэн о них был прекрасно осведомлён. Роджер фаворитом всё-таки считался, но неочевидным.

И встреча получилась равной. Всё решило несколько космических ударов, которые удались Роджеру в ключевые моменты. Что интересно, оба главных мяча — сетбол в первой партии и матчбол — швейцарец выиграл ударами слева. Эванс отчаянно нагружал бэкхенд Роджера, который давал сбои регулярно по ходу встречи, но в ключевые моменты он сработал. Федерер выиграл со счётом 7:6 (10:8), 3:6, 7:5 и заставил улыбнуться несколько миллионов человек.

Он был немного медленным, неважно принимал подачу, ошибался в ситуациях, в которых обычно стелил мячи по линиям, но для первого матча смотрелся более чем достойно. Два года назад он бы Эванса обыграл намного легче, но сейчас и это было за счастье.

Во втором матче, как казалось, Роджеру должно было быть полегче. Он привык к кортам и условиям в Дохе, набрался уверенности после первой победы, да и Николоз Басилашвили в последний год выступал из рук вон плохо, намного хуже Эванса. И в первом сете эти ожидания оправдывались: Роджер без проблем его забрал (6:3) и играл лучше, чем днём ранее. А дальше случилось то, в чём ещё предстоит разобраться.

Во втором сете Роджер вдруг начал сорить ошибками. Он перестал успевать за ударами Николоза и дал тому почувствовать себя очень комфортно. Грузин, который наверняка был близок к мыслям об аэропорте и самолёте на следующий турнир, вдруг ощутил себя на коне. Он увидел, что Роджер замедлился, и играть с ним, оказывается, можно. А когда такому классному игроку, как Басилашвили (16-я ракетка мира в недавнем прошлом) даёшь свободу, он ей точно воспользуется.

В решающей партии Роджер пытался вернуть преимущество, но было поздновато. Для этого нужно было включить следующую скорость, а её-то в 39 лет не нашлось. Как он сам объяснил, у него болели мышцы плеча, что стало неожиданностью. В целом, Роджер доволен тем, каким получилось его возвращение, могло быть намного хуже. Изначально он планировал сразу после Дохи сыграть в Дубае, но пока не решил, поедет туда, или нет.

Конечно, фанатам Федерера хочется верить в чудеса. Когда ты привык к тому, что они случаются, то надеешься, что это будет продолжаться дальше и дальше. «В 39 лет невозможно выигрывать большие титулы? Для 99,9% игроков невозможно, но не для него. Кто сказал, что если это было невозможно 10 лет назад, то это и сейчас так? Тем более с таким профессиональным подходом к делу, как у Федерера». Так могут рассуждать те, кто за него болеет.

Если постараться честно ответить на вопрос заголовка, конец сказочке или нет, то ответ будет тяжёлым. Возможно, мы больше никогда не увидим Федерера регулярно играющим на решающих стадиях. Но вполне можно представить его в одном или нескольких финалах за сезон — как раз на тех турнирах, ради которых он вернулся. Возможно, даже на Уимблдоне. Для этого очень много факторов должны сойтись воедино, но это реально.