За окном уже 1 ноября, а опасавшиеся «суверенного Рунета» пользователи всё ещё спокойно общаются с друзьями в мессенджерах и соцсетях и свободно исследуют разные закоулки интернет-пространства. В связи со вступлением в силу нашумевшего закона News.ru объясняет, как он работает и почему россиянам не стоит беспокоиться о нём в ближайшем будущем.


Кто, как и зачем

Авторами закона выступили сенаторы Андрей Клишас и Людмила Бокова, а также депутат Госдумы Андрей Луговой. Все из них так или иначе знакомы многим российским пользователям. Клишас и Бокова в конце 2018 года подготовили законопроекты об оскорблении государства в Сети и фейковых новостях, а в июне 2019 года — об обязательной идентификации пользователей электронной почты. Но самым знаменитым из троицы считается Луговой: его закон о блокировке экстремистских сайтов не раз называли инструментом интернет-цензуры.

Основная цель закона о «суверенном Рунете» заключается в его защите от внешних угроз. Например, если кто-то захочет ограничить Интернет или вовсе оставить россиян без него, централизованное управление над Рунетом возьмёт на себя Роскомнадзор.

Операторы связи, в свою очередь, должны будут установить на своё оборудование специальные технические средства, полученные от государства на безвозмездной основе. Для чего они нужны? Чтобы блокировать все запрещённые в РФ интернет-ресурсы и фильтровать трафик, причём без участия операторов. При этом оборудование уже установлено у операторов связи в Екатеринбурге, но обеспечить им весь Уральский федеральный округ должны до конца текущего года.

Что насчёт трафика, то он должен будет проходить через точки обмена, расположенные на территории России и внесённые в специальный реестр. Если точка отсутствует в перечне, то её использование будет находиться под запретом. Более того, при несоблюдении установленных требований организаторам распространения информации (ОРИ, куда также входят социальные сети и мессенджеры) откажут в подключении к точкам обмена трафиком.

Сергей Булкин/News.ru

Ведением вышеупомянутого реестра и сбором всей необходимой информации о всей российской инфраструктуре связи будет заниматься Центр мониторинга и управления сетью связи общего пользования. Он будет входить в состав подведомственной Роскомнадзору радиочастотной службы, а также отвечать за управление сетями в критических ситуациях. К подобным случаям, по словам главы РКН Александра Жарова, может относится блокировка ОРИ. В частности, мессенджеров.

Очевидно, что в случаях неисполнения законодательства организатором распространения информации у государства появляется инструмент, чтобы принудить его к исполнению закона. Если ОРИ помогает общаться террористам — это же чрезвычайная ситуация, значит, мы должны принять все меры, чтобы они этими мессенджерами не пользовались, — считает Жаров.

Существенным, по мнению авторов закона, нововведением также станет создание национальной системы доменных имён (вступает в силу с 1 января 2021 года). Она станет дублирующей инфраструктурой, которая будет работать вместе с другими DNS (Domain Name System) и в случае внешней угрозы должна обеспечить доступ к российским сайтам. При этом она будет применяться всегда, а не только в экстренных ситуациях.

На те же грабли

Сегодня закон официально вступил в силу, но подготовка к его реализации всё ещё продолжается. Директор по стратегическим проектам Института исследований Интернета Ирина Левова в комментарии News.ru заявила, что перед принятием подобных законопроектов должны быть продуманы все нюансы, потому что в противном случае нас ждёт повторение ситуации с «пакетом Яровой».

На мой взгляд, такая ситуация будет складываться всегда. Когда сначала будут приниматься законы, а потом их будут продумывать. Когда речь идёт о системном проекте, который касается нормативной, технологической и организационной составляющей, разумно сперва подготовить системный проект, где будет всё реализовано и протестировано. Ситуации, когда сначала принимается закон, а при тестировании или подготовке нормативной документации выясняется, что он в каких-то частях нереализуем и требует поправок, приводят к таким ситуациям, как с «пакетом Яровой». И, как ожидают эксперты, будет с суверенным Интернетом. Потому что перестроить технологическую реальность — не дело одного дня. Этот закон некоторое время, вероятно, будет существовать только на бумаге, а может быть, и всегда.

Ирина Левова

директор по стратегическим проектам Института исследований Интернета

Ведущий аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Карен Казарян разделил точку зрения госпожи Левовой, заявив, что 1 ноября закон, безусловно, вступит в силу, но львиная доля его положений не заработает по той же самой причине, что и с «пакетом Яровой» — отсутствие сертифицированного оборудования и, более того, требований по его сертификации.

С 1 ноября заработают кое-какие новые полномочия Роскомнадзора по введению всевозможных новых реестров, точек обмена трафика и так далее. У нас официально начнётся создание центра при государственном радиочастотном центре, который должен будет синхронизировать работу и быть ответственным за устойчивое развитие Рунета. Но с учётом того, что на закон не выделено финансирование и скорее всего будет выделено только в следующем году, я думаю, что создание будет пока что только на бумаге.

Карен Казарян

ведущий аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК)

По мнению Казаряна, россияне ещё значительное количество времени (примерно год) не увидят, как закон работает в реальности. Он также подчеркнул, что перед внедрением и тестированием пользователи не должны столкнуться со сбоями в Интернете. На вопрос News.ru, как будут обстоять дела при запуске процесса, ведущий аналитик РАЭК заметил, что для внедрения чего-либо необходимо иметь требования, из которых будет следовать, насколько операторы связи могут игнорировать присутствие специального оборудования, если оно работает некорректно.

Поэтому сейчас на этот вопрос сложно ответить. Но вообще в целом такое оборудование не может не оказывать негативного влияния на качество связи. С другой стороны, операторам связи в законе оставлена определённая лазейка — если оборудование работает некорректно, они могут его отключать. Можно предположить, что оборудование не будет работать 99% времени, — сказал Карен Казарян.

Цена вопроса

В апреле 2019 года Клишас в рамках заседания комитета палаты по конституционному законодательству и государственному строительству подчеркнул, что в связи с повсеместной цифровизацией экономических процессов отключение Интернета может не только спровоцировать социальную напряжённость, но и привести к существенному экономическому ущербу. Один день отсутствия Сети в России, как отметил сенатор, обойдётся стране в сумму до 20 млрд рублей.

Сергей Булкин/News.ru

Прокомментировать такую оценку News.ru попросил доктора экономических наук, профессора и экономиста Никиту Кричевского. По его расчётам, день без Интернета обойдётся стране примерно в 14 млрд, но упомянутую Клишасом сумму нельзя назвать завышенной.

Чистый высокотехнологичный сектор занимает в экономике в пределах 5%. Если принять, что ВВП страны равен 100 триллионам (на самом деле несколько больше), то 5% от этой суммы — 5 триллионов. Дальше делим на 360 и получаем порядка 14 миллиардов. Я считаю, что подсчёты, представленные Андреем Клишасом, корректны. Потому что мы не учитываем объём информации, который передаётся по Интернету, скорость расчётов при помощи Интернета. Мы много чего не учитываем. Это даже относится не к высокотехнологичному сектору, а, например, к банковскому, производственному, аграрному сектору, а также финансовому, если речь идёт о биржевой торговле. ​

Никита Кричевский

доктор экономических наук, профессор и экономист

Кричевский при этом добавил, что на самом деле один день отсутствия Интернета может стоить России даже больше чем 20 млрд.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен